i-COMference: о краудфандинге в России. Вдохновляющие примеры и угрозы будущего

Фрагмент интерфейса сайта i-COMference
Фрагмент интерфейса сайта i-COMference
Кра­уд­фандин­гу (или груп­по­во­му финан­си­ро­ва­нию про­ек­тов в Интер­не­те) была посвя­ще­на отдель­ная сек­ция еже­год­ной кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной Интер­нет-тех­но­ло­ги­ям, «i-COMference». Об осо­бен­но­стях наци­о­наль­но­го кра­уд­фандин­га дис­ку­ти­ро­ва­ли пред­ста­ви­те­ли Яндекс-денег, Планеты.ру и сер­ви­са Kroogi. О самом инте­рес­ном рас­ска­зы­ва­ет ста­жер Теп­ли­цы Алек­сандр Тре­тья­ков.

Twym – денежные переводы онлайн ещё быстрее

Евге­ний Нико­ла­ев, руко­во­ди­тель мар­ке­тин­га Яндекс.Деньги, пре­зен­то­вал про­ект «Twym», в кото­ром соеди­ня­ют­ся функ­ции и пре­иму­ще­ства двух сер­ви­сов: Яндекс-день­ги (Яндекс money) и Twitter. Как рас­ска­зал Нико­ла­ев, бла­го­да­ря Twym мож­но отпра­вить денеж­ный пере­вод, про­сто послав «twit» (корот­кое сооб­ще­ние в сер­ви­се Twitter), или же «рет­вит­нув» (сде­лав повтор­ную копию чужо­го сооб­ще­ния). Для это­го необ­хо­ди­мо иметь коше­лёк на Яндек­се и поль­зо­ва­тель­ский про­филь в Twitter.

Евге­ний Нико­ла­ев отме­тил, что при­вле­че­ние финан­си­ро­ва­ния в соци­аль­ных сетях ста­но­вит­ся все более попу­ляр­ным, а потом необ­хо­ди­мы новые меха­низ­мы для упро­ще­ния

Сер­вис уже актив­но рабо­та­ет, с ним мож­но позна­ко­мить­ся перей­дя по ссыл­кам на офи­ци­аль­ный сайт при­ло­же­ния и сайт Twitter.

Кра­уд­фандинг для твор­че­ских про­ек­тов

Миро­слав Сар­ба­ев (управ­ля­ю­щий дирек­тор Kroogi) рас­ска­зал о опы­те аме­ри­кан­ской певи­цы Аман­ды Пал­мер, собрав­шей на свой аль­бом 1,2 млн. дол­ла­ров с помо­щью груп­по­во­го финан­си­ро­ва­ния.

В сво­ей речи на TED Аман­да рас­ска­зы­ва­ет, что соби­рая день­ги для сво­е­го про­ек­та, она вынуж­де­на была под­ра­ба­ты­вать мимом, изоб­ра­жая на пло­ща­ди ста­тую. Имен­но там, по сло­вам Пал­мер, она поня­ла насколь­ко важ­на связь с ауди­то­ри­ей, когда ты чув­ству­ешь и пони­ма­ешь сво­их поклон­ни­ков.

После­ду­ю­щее недо­по­ни­ма­ние с запи­сы­ва­ю­щи­ми сту­ди­я­ми выли­лось в то, что певи­ца сама рас­про­стра­ни­ла свой аль­бом через дру­зей в Facebook. И наи­боль­шим успе­хом ока­зал­ся сбор средств, на оче­ред­ной аль­бом, когда певи­ца собра­ла более 1 млн. дол­ла­ров.

Миро­слав Сар­ба­ев отме­тил, что есть боль­шая раз­ни­ца меж­ду фана­та­ми на запа­де и в Рос­сии, и мно­гие могут скеп­тич­но отне­стись к запад­но­му опы­ту, одна­ко срав­ни­тель­ный ана­лиз с успе­ха­ми укра­ин­ской груп­пой Fleur в обла­сти кра­уд­фандин­га, пока­зал, что на самом деле и оте­че­ствен­ная ауди­то­рия гото­ва ски­ды­вать­ся на твор­че­стве, пусть немно­го мень­ше чем на запа­де. Раз­ни­ца меж­ду сред­ним пла­те­жом запад­ных и рос­сий­ских музы­каль­ных фана­тов состав­ля­ет все­го $17.

Фрагмент презентации
Фраг­мент пре­зен­та­ции Миро­сла­ва Сар­ба­е­ва

Сред­ства на свой аль­бом Флёр соби­ра­ла на пор­та­ле Kroogi, поэто­му Миро­слав смог при­ве­сти доволь­но точ­ные циф­ры.

Солист груп­пы «Animal ДжаZ» Алек­сандр Кра­со­виц­кий, отме­тил, что в Рос­сии не рабо­та­ет систе­ма, когда про­сят собрать день­ги за уже гото­вые про­дук­ты, одна­ко собрать день­ги в виде свое­об­раз­но­го акци­о­ни­ро­ва­ния вполне воз­мож­но. При этом стра­те­гия постро­е­ния ком­му­ни­ка­ции с поклон­ни­ка­ми у Animal ДжаZ несколь­ко отли­чет­ся от той, что при­ме­ня­ет Аман­да Пал­мер, но тем не менее прин­цип при­част­но­сти поклон­ни­ков к про­дук­ту их люби­мых испол­ни­те­лей ока­зы­ва­ет­ся клю­че­вым.

Подводные камни краудфандинга

Начи­ная кра­уд­фандин­го­вую кам­па­нию, поль­зо­ва­тель дол­жен пони­мать, что поми­мо слож­но­стей, свя­зан­ных с при­вле­че­ни­ем част­ных инве­сти­ций (или пожерт­во­ва­ний), в пер­спек­ти­ве он может столк­нуть­ся с юри­ди­че­ски­ми слож­но­стя­ми, воз­мож­ны­ми в свя­зи с исполь­зо­ва­ни­ем ново­го и еще не доста­точ­но отре­гу­ли­ро­ван­но­го меха­низ­ма.

Если день­ги, соби­ра­е­мые с помо­щью кра­уд­фандин­га, будут посту­пать из-за рубе­жа, фор­маль­но мож­но ока­зать­ся под дей­стви­ем Зако­на «об ино­стран­ных аген­тах»

О под­вод­ных кам­нях спе­ци­аль­но для «Теп­ли­цы соци­аль­ных тех­но­ло­гий» рас­ска­зал управ­ля­ю­щий парт­нёр офи­са «SALANS» в Санкт-Петер­бур­ге Вик­тор Нау­мов.

В.Н.: Дело в том, с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния очень слож­но уста­но­вить источ­ник полу­че­ния денег, собран­ных в Сети, что может послу­жить меха­низ­мом для отмы­ва­ния пре­ступ­ных дохо­дов, и как след­ствие – вызо­вет инте­рес пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, затруд­нив подоб­ный сбор в прин­ци­пе. Дру­гой про­бле­мой может ока­зать­ся Закон «об ино­стран­ных аген­тах»: если день­ги, соби­ра­е­мые с помо­щью кра­уд­фандин­га, будут посту­пать из-за рубе­жа, фор­маль­но мож­но ока­зать­ся под дей­стви­ем это­го акта.

- Каким обра­зом кра­уд­фандинг регу­ли­ру­ет­ся в дру­гих стра­нах, може­те при­ве­сти при­ме­ры?

В.Н.: Я не готов при­во­дить какие-то кон­крет­ные при­ме­ры, но то, что госу­дар­ства, раз­ви­тых стран мира обра­ща­ют вни­ма­ние на спе­ци­аль­ное регу­ли­ро­ва­ние элек­трон­ных пла­те­жей, и вво­дят огра­ни­че­ния – это факт. Будет ли кра­уд­фандинг в Рос­сии будет пред­ме­том вли­я­ния кон­тро­ли­ру­ю­щих орга­нов, сей­час ска­зать слож­но, посколь­ку пока это зарож­да­ю­ще­е­ся явле­ние.

Сей­час мы видим, что пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны обра­ща­ют более при­сталь­ное вни­ма­ние на клас­си­че­ские пла­тёж­ные систе­мы, недав­но ста­ли обра­щать вни­ма­ние на пла­тёж­ные авто­ма­ты, кото­рые сто­ят на любом углу. Об этом так­же гово­рят закон о наци­о­наль­ной пла­тёж­ной систе­ме, акты Феде­раль­ной служ­бы по финан­со­во­му мони­то­рин­гу.

Рань­ше эти вопро­сы вооб­ще нахо­ди­лись вне рамок чёт­ко­го регу­ли­ро­ва­ния. Так­же сей­час, воз­мож­но, будут осо­бое вни­ма­ние обра­щать на мобиль­ные пла­те­жи, это тоже отдель­ная сфе­ра регу­ли­ро­ва­ния. Фор­маль­но, под­черк­ну, угро­за воз­мож­на, факт её наступ­ле­ния – это явно не бли­жай­шее буду­щее.

За рубе­жом суще­ству­ет очень изощ­рён­ное зако­но­да­тель­ство, кото­рое посто­ян­но раз­ви­ва­ет­ся в отно­ше­нии борь­бы с лега­ли­за­ци­ей неза­кон­ных дохо­дов, воз­ни­ка­ют новые меха­низ­мы по кон­тро­лю за отчёт­но­стью, за про­вер­кой дея­тель­но­сти орга­ни­за­ций, плат­форм. Не толь­ко кра­уд­фандин­го­вых. Основ­ные век­то­ры – это дета­ли­за­ция регу­ли­ро­ва­ния, повы­ше­ние тех­но­ло­ги­че­ской гра­мот­но­сти пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, вза­и­мо­дей­ствие и в режи­ме само­ре­гу­ли­ро­ва­ния, и в режи­ме так­тич­но­го под­тал­ки­ва­ния со сто­ро­ны госу­дар­ства, тех орга­ни­за­ций, кото­рые зани­ма­ют­ся этим биз­не­сом, созда­ние неких ассо­ци­а­ций, с допол­ни­тель­ным само­кон­тро­лем.

– Как мож­но застра­хо­вать­ся от попа­да­ния под дей­ствие зако­на об ино­стран­ных аген­тах?

В.Н.: Фор­маль­но, тол­куя закон «Об ино­стран­ных аген­тах», при полу­че­нии денег из-за рубе­жа риск попасть под него есть. Вопрос реаль­но­сти это­го рис­ка – слож­ный. Но если это будут боль­шие пото­ки из зна­чи­тель­но­го коли­че­ства стран мира, то вни­ма­ния к себе не избе­жать…

Как избе­жать рис­ков – у меня нет отве­тов, закон не при­спо­соб­лен к тем реа­ли­ям, кото­рые ста­но­вят­ся всё более и более попу­ляр­ны­ми. Бух­гал­те­ры уже вос­при­ни­ма­ют элек­трон­ную отчёт­ность, и нало­го­вая смот­рит на это нор­маль­но, но мы име­ем нали­чие отра­бо­тан­ных отно­ше­ний, когда сто­ро­ны понят­ны, когда они иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны в рам­ках тех или иных дого­во­ров, иных отно­ше­ний. Здесь же, когда какие-то день­ги при­хо­дят из Интер­не­та, вме­сто име­ни пла­тель­щи­ка ука­зан непо­нят­ный псев­до­ним (ник­нейм) – конеч­но, это будет вызы­вать слож­но­сти вос­при­я­тия у нало­го­вых орга­нов.

Гипо­те­ти­че­ски, если госу­дар­ство, сде­ла­ет став­ку на раз­ви­тие этих меха­низ­мов, будет вос­при­ни­мать их в каче­стве под­держ­ки инно­ва­ций пре­одо­ле­ние этих барье­ров воз­мож­но. Име­ет смысл, навер­ное, вво­дить некие зако­но­да­тель­ные поро­ги, поступ­ле­ния ниже кото­рых не долж­ны вызы­вать допол­ни­тель­ных слож­но­стей по оформ­ле­нию, и вопро­сов от кон­тро­ли­ру­ю­щих орга­нов. Как, напри­мер, порог сдел­ки даре­ния в соот­вет­ствии с Граж­дан­ским кодек­сом – три тыся­чи руб­лей.

Я думаю, что сум­ма мень­ше мини­маль­но­го раз­ме­ра опла­ты тру­да – как раз та, вокруг кото­рой может стро­ить­ся обсуж­де­ние.