Почему онлайн-образование может быть катастрофой для студентов и большинства профессоров

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
О том, какие про­бле­мы онлайн-обра­зо­ва­ния суще­ству­ют и поче­му оно может ока­зать­ся ката­стро­фой как для сту­ден­тов, так и для пре­по­да­ва­те­лей, раз­мыш­ля­ет Джо­на­тан Риз, про­фес­сор исто­рии в Colorado State University–Pueblo.

Мы уже мно­го­крат­но осве­ща­ли тему онлайн-обра­зо­ва­ния, как пра­ви­ло, с точ­ки зре­ния его пре­иму­ществ. В ста­тье «The MOOC Racket» онлайн-обра­зо­ва­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся с кри­ти­че­ской пози­ции. Пред­став­ля­ем вам резю­ме ста­тьи.

MOOC – аббре­ви­а­ту­ра Massive Open Online Course – онлайн-кур­сы, очень похо­жие на обыч­ные, «тра­ди­ци­он­ные» уни­вер­си­тет­ские кур­сы, кро­ме одно­го момен­та – они рас­счи­та­ны на десят­ки тысяч людей одно­вре­мен­но.

«Как мож­но учить десят­ки тысяч людей чему-то одно­вре­мен­но?» – зада­ет­ся вопро­сом автор ста­тьи, Джо­на­тан Риз (). По его мне­нию – нель­зя. Риз счи­та­ет, что все, что мож­но делать через Интер­нет – это пере­да­вать инфор­ма­цию, но никак не обра­зо­вы­вать, посколь­ку обра­зо­ва­ние явля­ет­ся чем-то боль­шим, чем про­сто пере­да­ча дан­ных. Напри­мер, обу­че­ние сту­ден­тов тому, что делать с эти­ми дан­ны­ми, а так­же навы­кам, кото­рые поз­во­лят им самим узна­вать новую инфор­ма­цию.

Риз ука­зы­ва­ет так­же на про­бле­му в оцен­ке зна­ний сту­ден­тов онлайн-кур­сов в боль­шин­стве слу­ча­ев зна­ния оце­ни­ва­ют­ся с помо­щью тестов, кото­рые дают­ся после неболь­ших видео с лек­ци­я­ми. Риз пишет, что он и любой име­ю­щий хоть малей­шую заин­те­ре­со­ван­ность в обра­зо­ва­нии чело­век нико­гда не стал бы учить таким обра­зом.

Кро­ме того, автор выде­ля­ет про­бле­му «супер­про­фес­со­ров» – пре­по­да­ва­те­лей-звезд онлайн-кур­сов, суще­ство­ва­ние кото­рых может доро­го обой­тись боль­шин­ству обыч­ных сотруд­ни­ков уни­вер­си­те­та, посколь­ку ста­нет не оче­вид­ным, зачем, напри­мер, нани­мать на рабо­ту ново­го пре­по­да­ва­те­ля и вооб­ще дер­жать боль­шин­ство сотруд­ни­ков, если мож­но про­сто вклю­чать лек­ции луч­ших про­фес­со­ров.

Хотя, без­услов­но, роль пре­по­да­ва­те­лей в уни­вер­си­те­тах отли­ча­ет­ся от роли лек­то­ров онлайн-кур­сов. В то вре­мя, как пер­вые все­гда гото­вы помо­гать и отве­чать на вопро­сы сту­ден­тов, вто­рые «доступ­ны не более, чем Папа Рим­ский или Томас Пин­чон».

В завер­ше­нии сво­е­го кри­ти­че­ско­го раз­бо­ра Риз ука­зы­ва­ет на то, что про­цент тех, кто бро­са­ет онлайн-кур­сы, око­ло 90%, поэто­му «Coursera может давать доступ к обра­зо­ва­нию любо­му чело­ве­ку в мире, если у него есть Интер­нет, но не может давать ника­ких гаран­тий, что кто-нибудь чему-нибудь дей­стви­тель­но обу­чит­ся».

Несмот­ря на то, что все про­бле­мы, опи­сан­ные Ризом, дей­стви­тель­но в той или иной сте­пе­ни суще­ству­ют в онлайн-обра­зо­ва­нии – это про­бле­мы и тра­ди­ци­он­но­го обра­зо­ва­ния, каче­ство кото­ро­го не все­гда на высо­ком уровне, оцен­ка зна­ний в боль­шин­стве слу­ча­ев так­же осу­ществ­ля­ет­ся с помо­щью тестов и кото­рое точ­но так­же не может гаран­ти­ро­вать, что кто-нибудь чему-нибудь обу­чит­ся, даже если про­вел за пар­той десять лет. И, веро­ят­но, пока еще рано делать выво­ды о том, что онлайн-обра­зо­ва­ние может при­ве­сти к ката­стро­фе.