Девочка, которая кодирует: клубы обучения программированию и изменения в системе образования

Nikita Rau
Nikita Rau
Про­грам­ми­ро­ва­ние все­гда было ско­рее муж­ским заня­ти­ем. Редак­тор Fast Company Джил­ли­ан Гуд­ман (Jillian Goodman) рас­ска­зы­ва­ет о 18-лет­ней Ники­те Рау (Nikita Rau) и дру­гих моло­дых жен­щи­нах и о том, как они меня­ют сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию.

Ники­та Рау учит­ся в шко­ле Bronx High School of Science в Нью-Йор­ке. Сего­дня вто­рой поне­дель­ник ново­го учеб­но­го года – день, когда уче­ни­ки запи­сы­ва­ют­ся в раз­ные круж­ки и клу­бы. Поэто­му в руках у Рау бро­шю­ры XX Hackers, клу­ба по про­грам­ми­ро­ва­нию, кото­рый она орга­ни­зо­ва­ла в про­шлом году. Клуб создан по при­ме­ру Girls Who Code – лет­ней про­грам­мы, бла­го­да­ря кото­рой Рау и заин­те­ре­со­ва­лась про­грам­ми­ро­ва­ни­ем.

Неко­то­рые школь­ни­ки смот­рят на бро­шю­ры и ухо­дят, но, к тому момен­ту, когда под­хо­дит Джил­ли­ан, XX Hackers собрал уже несколь­ко стра­ниц с запи­сав­ши­ми­ся участ­ни­ка­ми – это око­ло 100 чело­век. Неиз­вест­но, сколь­ко из них при­дет не первую встре­чу, а сколь­ко оста­нет­ся зани­мать­ся, но в дан­ный момент Рау доволь­на резуль­та­том.

Рау 18 лет и она очень актив­на – поми­мо допол­ни­тель­ных учеб­ных заня­тий она игра­ет в гольф в школь­ной коман­де, игра­ет на вио­лон­че­ли в школь­ном оркест­ре и фото­гра­фи­ру­ет для школь­но­го аль­бо­ма. В общем, пред­став­ля­ет собой что-то про­ти­во­по­лож­ное сте­рео­тип­но­му пред­став­ле­нию о про­грам­ми­стах, как о стран­ных необ­щи­тель­ных людях, кото­рые зани­ма­ют­ся исклю­чи­тель­но тем, что пишут код дни и ночи напро­лет.

Но до уча­стия в Girls Who Code Рау и не дума­ла о том, что­бы стать про­грам­ми­стом. Более того, из 20 деву­шек, кото­рые участ­во­ва­ли в про­грам­ме Girls Who Code в про­шлом году, толь­ко две до это­го изу­ча­ли инфор­ма­ти­ку и стал­ки­ва­лись с про­грам­ми­ро­ва­ни­ем в шко­ле.

Рынок про­фес­сий, свя­зан­ных с про­грам­ми­ро­ва­ни­ем, в США стре­ми­тель­но рас­тет – к 2020 году ожи­да­ет­ся око­ло 1,4 мил­ли­о­на откры­тых вакан­сий. При этом, уни­вер­си­те­ты выпус­ка­ют таких спе­ци­а­ли­стов, а жен­щин сре­ди них зна­чи­тель­но мень­ше, чем муж­чин.

Во вре­мя встре­чи с Джил­ли­ан Реш­ма Сау­жа­ни (Reshma Saujani), осно­ва­тель­ни­ца Girls Who Code, поде­ли­лась при­чи­ной, по кото­рой она созда­ла подоб­ную ини­ци­а­ти­ву.

Я думаю, все нача­лось с мое­го осо­зна­ния того, каки­ми будут вос­тре­бо­ван­ные про­фес­сии буду­ще­го. Я хоте­ла понять, поче­му жен­щи­ны не идут учить­ся и рабо­тать в этих обла­стях?

Реш­ма Сау­жа­ни

В 2010 году, когда к Сау­жа­ни при­шла идея созда­ния Girls Who Code, из 429 000 про­грам­ми­стов, рабо­та­ю­щих в США, толь­ко 96 000 были жен­щи­на­ми. К 2012 году ситу­а­ция не ста­ла луч­ше и Сау­жа­ни запу­сти­ла Girls Who Code. Посколь­ку недо­ста­ток ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных про­грам­ми­стов и инже­не­ров явля­ет­ся общей про­бле­мой, а Сау­жа­ни пообе­ща­ла обу­чить новых, к ини­ци­а­ти­ве в каче­стве спон­со­ров быст­ро при­со­еди­ни­лись такие ком­па­нии, как Google, eBay и Twitter.

В пер­вый год было при­ня­то 20 дево­чек, вклю­чая Рау. На про­тя­же­нии 8 недель лета они про­во­ди­ли по 8 часов в день 5 дней в неде­лю в офи­се AppNexus, учась язы­кам про­грам­ми­ро­ва­ния и слу­шая лек­ции. При этом, неко­то­рые из дево­чек не очень хоро­шо гово­ри­ли по-англий­ски, а одна до нача­ла про­грам­мы не зна­ла, как исполь­зо­вать ком­пью­тер­ную мышь.

Nikita Rau
Nikita Rau

Источ­ник про­бле­мы в том, что ино­гда даже луч­шие шко­лы в Нью-Йор­ке не пред­ла­га­ют ком­пью­тер­ных кур­сов. За про­шед­ший год Girls Who Code вклю­чи­ла в свою про­грам­му пять горо­дов (Нью-Йорк, Сан-Фран­цис­ко, Дет­ройт, Сан-Хосе и Дей­вис, Кали­фор­ния). В сле­ду­ю­щим году пла­ни­ру­ет­ся при­со­еди­нить еще 10 или 15 горо­дов, а в пла­нах Сау­жа­ни выве­сти ини­ци­а­ти­ву на обще­на­ци­о­наль­ный уро­вень – открыть Girls Who Code в каж­дой шко­ле.

Еще Сау­жа­ни пыта­ет­ся решить про­бле­му – как заин­те­ре­со­вать дево­чек в про­грам­ми­ро­ва­нии?

У жен­щин есть склон­ность не выби­рать рабо­ту про­сто из-за денег. В резуль­та­те мы име­ем нера­вен­ство в зар­пла­тах. Мы долж­ны помочь девоч­кам скон­цен­три­ро­вать­ся на тех про­фес­си­ях, кото­рые одно­вре­мен­ном помо­гут им изме­нить мир и зара­бо­тать день­ги.

Реш­ма Сау­жа­ни

Для Джил­ли­ан все это зву­чит как опи­са­ние юри­ди­че­ско­го факуль­те­та: то, что ты дела­ешь, когда не зна­ешь, что делать. Она спра­ши­ва­ет у Сау­жа­ни, так ли это, и та согла­ша­ет­ся.

Ком­пью­тер­ные нау­ки – это совре­мен­ное юри­ди­че­ское обра­зо­ва­ние. Мы долж­ны вос­при­ни­мать это имен­но так: набор навы­ков, кото­рый нужен, что­бы делать все, что угод­но.

Реш­ма Сау­жа­ни

В один из дней Джил­ли­ан спро­си­ла у Рау, заин­те­ре­со­ва­ны ли ее одно­класс­ни­ки в про­грам­ми­ро­ва­нии так же, как она. Рау отве­ти­ла, что уче­ни­ки в ее шко­ле инте­ре­су­ют­ся самы­ми раз­ны­ми веща­ми, но в послед­нее вре­мя все боль­ше ее одно­класс­ни­ков про­яв­ля­ют инте­рес к про­грам­ми­ро­ва­нию – во мно­гом бла­го­да­ря видео на YouTube, в кото­ром извест­ные люди рас­ска­зы­ва­ют о про­грам­ми­ро­ва­нии и о том, какую важ­ную роль оно сыг­ра­ло в их жиз­ни.

Основ­ная идея дан­но­го видео, собрав­ше­го мно­же­ство про­смот­ров, не в том, что каж­дый дол­жен научить­ся про­грам­ми­ро­вать, а в том, что каж­дый может это сде­лать.

Но обра­зо­ва­тель­ная поли­ти­ка в США под­ра­зу­ме­ва­ет обрат­ное: в 36 шта­тах инфор­ма­ти­ка явля­ет­ся факуль­та­ти­вом, она никак не учи­ты­ва­ет­ся в ито­го­вой атте­ста­ции, поэто­му школь­ни­ки не выби­ра­ют ее. В тех 14-ти шта­тах, где инфор­ма­ти­ка учи­ты­ва­ет­ся, клас­сы на 50% боль­ше, чем в осталь­ных шта­тах.

Несмот­ря на то, что в насто­я­щее вре­мя ведет­ся актив­ная рабо­та по при­вле­че­нию детей в ком­пью­тер­ные клас­сы и появ­ле­нию таких клас­сов в шко­лах, инер­цию доста­точ­но труд­но пре­одо­леть.

У нас есть более 100 тысяч школ, в кото­рых не учат инфор­ма­ти­ке. Сде­лать так, что­бы во всех этих шко­лах появи­лись ком­пью­тер­ные клас­сы – слож­ная зада­ча.

Хади Пар­то­ви, созда­тель Code.org

Суще­ству­ет еще одна труд­ность – она заклю­ча­ет­ся в том, что то, как пре­по­да­ет­ся инфор­ма­ти­ка в шко­лах, обыч­но не вызы­ва­ет у школь­ни­ков мно­го энту­зи­аз­ма. Типич­ный курс состо­ит из тео­рии и прак­ти­ки, но за этим сто­ит мало прак­ти­че­ско­го смыс­ла и реше­ния кон­крет­ных задач.

В насто­я­щий момент College Board сов­мест­но с National Science Foundation раз­ра­ба­ты­ва­ет новую про­грам­му кур­са инфор­ма­ти­ки. Это, без­услов­но, сра­зу не решит всех про­блем – нехват­ку ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных учи­те­лей, нехват­ку ресур­сов в бед­ных шко­лах или нерав­ные обра­зо­ва­тель­ные стан­дар­ты в раз­ных шта­тах, – но это уже нача­ло.

Фото: Lauren Lancaster