Девочка, которая кодирует: клубы обучения программированию и изменения в системе образования

Nikita Rau
Nikita Rau
Программирование всегда было скорее мужским занятием. Редактор Fast Company Джиллиан Гудман (Jillian Goodman) рассказывает о 18-летней Никите Рау (Nikita Rau) и других молодых женщинах и о том, как они меняют сложившуюся ситуацию.

Никита Рау учится в школе Bronx High School of Science в Нью-Йорке. Сегодня второй понедельник нового учебного года — день, когда ученики записываются в разные кружки и клубы. Поэтому в руках у Рау брошюры XX Hackers, клуба по программированию, который она организовала в прошлом году. Клуб создан по примеру Girls Who Code — летней программы, благодаря которой Рау и заинтересовалась программированием.

Некоторые школьники смотрят на брошюры и уходят, но, к тому моменту, когда подходит Джиллиан, XX Hackers собрал уже несколько страниц с записавшимися участниками — это около 100 человек. Неизвестно, сколько из них придет не первую встречу, а сколько останется заниматься, но в данный момент Рау довольна результатом.

Рау 18 лет и она очень активна — помимо дополнительных учебных занятий она играет в гольф в школьной команде, играет на виолончели в школьном оркестре и фотографирует для школьного альбома. В общем, представляет собой что-то противоположное стереотипному представлению о программистах, как о странных необщительных людях, которые занимаются исключительно тем, что пишут код дни и ночи напролет.

Но до участия в Girls Who Code Рау и не думала о том, чтобы стать программистом. Более того, из 20 девушек, которые участвовали в программе Girls Who Code в прошлом году, только две до этого изучали информатику и сталкивались с программированием в школе.

Рынок профессий, связанных с программированием, в США стремительно растет — к 2020 году ожидается около 1,4 миллиона открытых вакансий. При этом, университеты выпускают таких специалистов, а женщин среди них значительно меньше, чем мужчин.

Во время встречи с Джиллиан Решма Саужани (Reshma Saujani), основательница Girls Who Code, поделилась причиной, по которой она создала подобную инициативу.

Я думаю, все началось с моего осознания того, какими будут востребованные профессии будущего. Я хотела понять, почему женщины не идут учиться и работать в этих областях?

Решма Саужани

В 2010 году, когда к Саужани пришла идея создания Girls Who Code, из 429 000 программистов, работающих в США, только 96 000 были женщинами. К 2012 году ситуация не стала лучше и Саужани запустила Girls Who Code. Поскольку недостаток квалифицированных программистов и инженеров является общей проблемой, а Саужани пообещала обучить новых, к инициативе в качестве спонсоров быстро присоединились такие компании, как Google, eBay и Twitter.

В первый год было принято 20 девочек, включая Рау. На протяжении 8 недель лета они проводили по 8 часов в день 5 дней в неделю в офисе AppNexus, учась языкам программирования и слушая лекции. При этом, некоторые из девочек не очень хорошо говорили по-английски, а одна до начала программы не знала, как использовать компьютерную мышь.

Nikita Rau
Nikita Rau

Источник проблемы в том, что иногда даже лучшие школы в Нью-Йорке не предлагают компьютерных курсов. За прошедший год Girls Who Code включила в свою программу пять городов (Нью-Йорк, Сан-Франциско, Детройт, Сан-Хосе и Дейвис, Калифорния). В следующим году планируется присоединить еще 10 или 15 городов, а в планах Саужани вывести инициативу на общенациональный уровень — открыть Girls Who Code в каждой школе.

Еще Саужани пытается решить проблему — как заинтересовать девочек в программировании?

У женщин есть склонность не выбирать работу просто из-за денег. В результате мы имеем неравенство в зарплатах. Мы должны помочь девочкам сконцентрироваться на тех профессиях, которые одновременном помогут им изменить мир и заработать деньги.

Решма Саужани

Для Джиллиан все это звучит как описание юридического факультета: то, что ты делаешь, когда не знаешь, что делать. Она спрашивает у Саужани, так ли это, и та соглашается.

Компьютерные науки — это современное юридическое образование. Мы должны воспринимать это именно так: набор навыков, который нужен, чтобы делать все, что угодно.

Решма Саужани

В один из дней Джиллиан спросила у Рау, заинтересованы ли ее одноклассники в программировании так же, как она. Рау ответила, что ученики в ее школе интересуются самыми разными вещами, но в последнее время все больше ее одноклассников проявляют интерес к программированию — во многом благодаря видео на YouTube, в котором известные люди рассказывают о программировании и о том, какую важную роль оно сыграло в их жизни.

Основная идея данного видео, собравшего множество просмотров, не в том, что каждый должен научиться программировать, а в том, что каждый может это сделать.

Но образовательная политика в США подразумевает обратное: в 36 штатах информатика является факультативом, она никак не учитывается в итоговой аттестации, поэтому школьники не выбирают ее. В тех 14-ти штатах, где информатика учитывается, классы на 50% больше, чем в остальных штатах.

Несмотря на то, что в настоящее время ведется активная работа по привлечению детей в компьютерные классы и появлению таких классов в школах, инерцию достаточно трудно преодолеть.

У нас есть более 100 тысяч школ, в которых не учат информатике. Сделать так, чтобы во всех этих школах появились компьютерные классы — сложная задача.

Хади Партови, создатель Code.org

Существует еще одна трудность — она заключается в том, что то, как преподается информатика в школах, обычно не вызывает у  школьников много энтузиазма. Типичный курс состоит из теории и практики, но за этим стоит мало практического смысла и решения конкретных задач.

В настоящий момент College Board совместно с National Science Foundation разрабатывает новую программу курса информатики. Это, безусловно, сразу не решит всех проблем — нехватку квалифицированных учителей, нехватку ресурсов в бедных школах или неравные образовательные стандарты в разных штатах, — но это уже начало.

Фото: Lauren Lancaster