Технологии для и вместо демократии

Free Revolution zone Фото: khalid Albaih
Free Revolution zone Фото: khalid Albaih
Полюса экзистенциальной растяжки этих моих размышлений, в свое время очень метко  охарактеризовал главный  редактор «Сноба» Николай Усков. Он сказал: «Да, Интернет объединил тысячи ученых, художников, гениев и людей доброй воли, но одновременно он объединил миллионы бездарей и идиотов. И пока не очевидно, чья чаша весов перевесит».

Дискуссии о степени влияния новых технологий на общественно-политический процесс насчитывают десятки, если не сотни лет. Способствовали ли в прошлом телеграф Альберта Джеймса Мейера и телефон Александра Грэхэма Белла гражданскому участию в разработке политики? Повлияла ли паровая машина или любое другое техническое изобретение на правительственный процесс принятия решений? Конечно, общество изменяется в ногу с прогрессом науки и технологии. Но способствует ли прогресс социальному освобождению?

Противостояние между «головорезами, стреляющими пулями» и «протестующими, выстреливающими сообщениями в Twitter’е»

Одни исследователи полагают, что нет ничего демократического в технологии. Другие возлагают большие надежды на Twitter-революцию, как «один из наиболее органичных инструментов для демократии, который когда-либо видел мир»[1]. Новый виток дискуссий разгорелся после акций протеста иранской молодежи в 2009 г., весьма напоминавших глобальную рекламную кампанию Facebook. Wall Street Journal сообщил, что протесты бы просто не случились без использования социальных сетей. Газета New York Times объявила о противостоянии между «головорезами, стреляющими пулями» и «протестующими, выстреливающими сообщениями в Twitter’е». Однако на каждый аргумент в пользу демократического эффекта информационных технологий может быть найден столь же сильный контраргумент в пользу их антидемократических последствий.

Есть серьезные основания полагать, что “демократизирующий” эффект Интернета, существенно переоценивается. Более того, такой мощный инструмент, как информационные технологии, в равной степени может нанести ущерб демократическим институтам и процессам, вместо того, чтобы способствовать их развитию. Пройдемся по нескольким ключевым тезисам или «мифам» освободительной экспансии интернета.

Интернет у нас в селе есть, а вот Березовки в Интернете нет, поэтому и нам там делать нечего

 

в Интернете доминирует относительно высокообразованная и молодая технократическая элита

Тезис о глобальности глобальной паутины

Тезис о глобальности глобальной паутины, именно как массового явления, доступного всем в равной степени. Этот так называемый “цифровой разрыв или неравенство” очевиден сегодня как между различными странами (80% сегодняшних пользователей Интернета живут в Европе, США и Канаде), так и между различными слоями общества. Различные исследования подчеркивают, что в Интернете доминирует относительно высокообразованная и молодая технократическая элита, в подавляющем большинстве горожане. Как мне сказал один пожилой активист из села Березовка Пермского края: «Интернет у нас в селе есть, а вот Березовки в Интернете нет, поэтому и нам там делать нечего». И эта асимметрия создает серьезные дисбалансы, когда политики начинают принимать решения на основе лайков своих френдов. Целые социальные группы, оказываются вне поля видимости. Лозунг «Вы нас даже не представляете», становится особенно актуальным для исключенных из Интернета.

Интернет вряд ли превратит незаинтересованных, неинформированных, безразличных обывателей в искушенных, осведомленных и активных киберграждан

Тезис о росте политической активности благодаря доступности технологий

Мол, почему раньше люди пассивные были, потому что у них технологий не было, а сейчас они все станут политикой заниматься. Однако как пишут исследователи Кевин Хилл и Джон Хьюз: Интернет не меняет людей, он просто позволяет им делать то же самое по-другому… Вопреки утопическим представлениям Интернет вряд ли превратит незаинтересованных, неинформированных, безразличных обывателей в искушенных, осведомленных и активных киберграждан… Когда говорят об активности в интернете, о ней почему-то всегда говорят безлично. Активность вообще. При этом по разным исследованиям, эта активность всегда конкретна и выстраивается по формуле 90:9:1. 1% — создает, 9% — комментируют и соучаствуют; 90% — молча использует. Более того, многие ученые полагают, что развитие информационных технологий может способствовать росту политической пассивности. Важно подчеркнуть, что «демократия в сети» (например, обсуждение политических проблем в Интернете) не означает демократии в реальном мире. Возникло целое новое поколение «слэктивистов», убежденных в том, что «клик по Facebook-петиции приравнивается к политическому действию», поэтому они «растрачивают свою энергию на тысячи отвлекающих внимание мелочей», каждая из которых предназначена для мгновенного потребления и одноразового использования; здесь, конечно же, нет равных Интернету – мастеру по производству и ежедневной утилизации информации.

Надзор посредством социальных сетей достиг могучей эффективности благодаря сотрудничеству наблюдателей и наблюдаемых

Тезис об анонимности Сети

Согласно данным Аль-Джазиры, в Тегеране в 2009 году действовало не более 60 активных Twitter-аккаунтов. И спецслужбы  Ирана активно мониторили Facebook, чтобы выявлять более-менее заметных диссидентов.

Миллионы пользователей соперничают друг с другом в раскрытии аспектов своей личности
Социальные сети предоставляют собой дешевый и быстрый способ идентификации имеющихся и потенциальных инакомыслящих. Как отмечает Дэвид Лайон[2], надзор посредством социальных сетей достиг столь могучей эффективности благодаря сотрудничеству наблюдателей и  наблюдаемых. Мы живем в исповедальном обществе, возводящем публичное саморазоблачение в ряд основных и наиболее доступных практик. Миллионы пользователей соперничают друг с другом в раскрытии и выставлении на всеобщее обозрение аспектов своей личности, социальных связей, мыслей, чувств, действий. Социальные сети – это огромная удача, сродни манне небесной для любого диктатора и его разведки[3].

Тезис о горизонтальном равенстве Сети

«Горизонтальная» структура, в которой каждый является одновременно производителем и потребителем информации и любой участник может связываться с любым другим, рассматривается многими как противоположность традиционной «вертикальной» структуре властных иерархий. Также считается, что это предоставит равные возможности отдельным людям и небольшим группам для распространения их идей. Однако это не всегда так. Поместить что-либо в Интернет, несомненно, чрезвычайно дешево. Но нужно иметь в виду, что малые независимые инициативы не могут соревноваться с большими корпорациями в том, что касается качества и каналов распространения информации. В том же Китае существует, по сути, настоящая армия блоггеров на правительственном содержании (которую называют «партией пятидесяти центов», потому что им платят 50 центов за каждую запись в блоге). В России особенно в регионах, типична картина, когда есть 5-6 крупных порталов, фактически держащих информационное поле и множество местечковых маловлиятельных ресурсов. Добавьте последние инициативы государства по блокированию сайтов под благовидными предлогами вроде борьбы с порнографией и экстремизмом и про равенство в сети можно забыть.

Общественное мнение должно быть “отфильтровано” представительным органом, чтобы гарантировать, что учтены потребности меньшинств

Тезис о прямой электронной демократии

Есть точка зрения, что благодаря интернету можно заменить представительную демократию на прямую, когда сами граждане смогут принимать решения непосредственно.  Такой оптимизм, однако, не столь обоснован, как это может казаться. Наиболее серьезным аргументом против, является идея, подчеркивавшаяся много раз авторами Конституции США, что общественное мнение должно быть “отфильтровано” представительным органом, чтобы гарантировать, что учтены потребности меньшинств. Практика показывает, что людьми зачастую управляют эмоции, популизм демагогов, частные интересы и т.д. Наконец большинство людей будет стремиться избежать этой тяжелой работы по принятию решений, серьезному взвешиванию аргументов «за и против». Из-за нехватки времени решения будут приниматься без серьезного обсуждения и без представления различных точек зрения. И потом кто будет формулировать вопросы и их порядок, кто должен подсчитывать результаты, как избежать их фальсификации?[4]

Технология не способна «распространить демократию и права человека» для (или вместо) вас
Все вышесказанное не означает, что мы обречены, быть свидетелями упадка демократии в результате развития современных информационных и коммуникационных технологий. Нужно признать, однако, что прогресс сделал демократическое равновесие более неустойчивым. Технология не способна «распространить демократию и права человека» для (или вместо) вас. Скорее верно обратное: убеждения и ценности приводят людей в интернет, где они ищут и находят подтверждение своим жизненным установкам, благо в интернете есть колоссальный выбор источников информации и инструментов социальной коммуникации. Никто не выполнит нашу работу за нас. И технологии – это всего лишь новые возможности или инструменты, которые могут быть использованы с разными целями. Выбор как всегда за нами.


[1] Речь о статье Эда Пикингтона в газете «The Guardian» — «Evgeny Morozov: How democracy slipped through the net» («Евгений Морозов: как демократии удалось выскользнуть из сети» от 13-го января 2011 г., посвященной книге Евгения Морозова — «The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» («Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы»).

[2] Дэвид Лайон — профессор социологии в канадском университете Queens’, занимающийся проблематикой надзора за гражданами.

[3] Зигмунт Бауман Способны ли Facebook и Twitter помочь распространению демократии и прав человека? // ссылка

[4] Андрей Михеев Интернет и демократия: как новые информационные технологии влияют на политический процесс. // ссылка 

Фото: Free Revolution zone Фото: khalid Albaih