Технологии для и вместо демократии

Free Revolution zone Фото: khalid Albaih
Free Revolution zone Фото: khalid Albaih
Полю­са экзи­стен­ци­аль­ной рас­тяж­ки этих моих раз­мыш­ле­ний, в свое вре­мя очень мет­ко оха­рак­те­ри­зо­вал глав­ный редак­тор «Сно­ба» Нико­лай Усков. Он ска­зал: «Да, Интер­нет объ­еди­нил тыся­чи уче­ных, худож­ни­ков, гени­ев и людей доб­рой воли, но одно­вре­мен­но он объ­еди­нил мил­ли­о­ны без­да­рей и иди­о­тов. И пока не оче­вид­но, чья чаша весов пере­ве­сит».

Дис­кус­сии о сте­пе­ни вли­я­ния новых тех­но­ло­гий на обще­ствен­но-поли­ти­че­ский про­цесс насчи­ты­ва­ют десят­ки, если не сот­ни лет. Спо­соб­ство­ва­ли ли в про­шлом теле­граф Аль­бер­та Джейм­са Мей­е­ра и теле­фон Алек­сандра Грэхэ­ма Бел­ла граж­дан­ско­му уча­стию в раз­ра­бот­ке поли­ти­ки? Повли­я­ла ли паро­вая маши­на или любое дру­гое тех­ни­че­ское изоб­ре­те­ние на пра­ви­тель­ствен­ный про­цесс при­ня­тия реше­ний? Конеч­но, обще­ство изме­ня­ет­ся в ногу с про­грес­сом нау­ки и тех­но­ло­гии. Но спо­соб­ству­ет ли про­гресс соци­аль­но­му осво­бож­де­нию?

Про­ти­во­сто­я­ние меж­ду «голо­во­ре­за­ми, стре­ля­ю­щи­ми пуля­ми» и «про­те­сту­ю­щи­ми, выстре­ли­ва­ю­щи­ми сооб­ще­ни­я­ми в Twitter’е»

Одни иссле­до­ва­те­ли пола­га­ют, что нет ниче­го демо­кра­ти­че­ско­го в тех­но­ло­гии. Дру­гие воз­ла­га­ют боль­шие надеж­ды на Twitter-рево­лю­цию, как «один из наи­бо­лее орга­нич­ных инстру­мен­тов для демо­кра­тии, кото­рый когда-либо видел мир»[1]. Новый виток дис­кус­сий раз­го­рел­ся после акций про­те­ста иран­ской моло­де­жи в 2009 г., весь­ма напо­ми­нав­ших гло­баль­ную реклам­ную кам­па­нию Facebook. Wall Street Journal сооб­щил, что про­те­сты бы про­сто не слу­чи­лись без исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей. Газе­та New York Times объ­яви­ла о про­ти­во­сто­я­нии меж­ду «голо­во­ре­за­ми, стре­ля­ю­щи­ми пуля­ми» и «про­те­сту­ю­щи­ми, выстре­ли­ва­ю­щи­ми сооб­ще­ни­я­ми в Twitter’е». Одна­ко на каж­дый аргу­мент в поль­зу демо­кра­ти­че­ско­го эффек­та инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий может быть най­ден столь же силь­ный контр­ар­гу­мент в поль­зу их анти­де­мо­кра­ти­че­ских послед­ствий.

Есть серьез­ные осно­ва­ния пола­гать, что “демо­кра­ти­зи­ру­ю­щий” эффект Интер­не­та, суще­ствен­но пере­оце­ни­ва­ет­ся. Более того, такой мощ­ный инстру­мент, как инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии, в рав­ной сте­пе­ни может нане­сти ущерб демо­кра­ти­че­ским инсти­ту­там и про­цес­сам, вме­сто того, что­бы спо­соб­ство­вать их раз­ви­тию. Прой­дем­ся по несколь­ким клю­че­вым тези­сам или «мифам» осво­бо­ди­тель­ной экс­пан­сии интер­не­та.

Интер­нет у нас в селе есть, а вот Бере­зов­ки в Интер­не­те нет, поэто­му и нам там делать нече­го

в Интер­не­те доми­ни­ру­ет отно­си­тель­но высо­ко­об­ра­зо­ван­ная и моло­дая тех­но­кра­ти­че­ская эли­та

Тезис о глобальности глобальной паутины

Тезис о гло­баль­но­сти гло­баль­ной пау­ти­ны, имен­но как мас­со­во­го явле­ния, доступ­но­го всем в рав­ной сте­пе­ни. Этот так назы­ва­е­мый “циф­ро­вой раз­рыв или нера­вен­ство” оче­ви­ден сего­дня как меж­ду раз­лич­ны­ми стра­на­ми (80% сего­дняш­них поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та живут в Евро­пе, США и Кана­де), так и меж­ду раз­лич­ны­ми сло­я­ми обще­ства. Раз­лич­ные иссле­до­ва­ния под­чер­ки­ва­ют, что в Интер­не­те доми­ни­ру­ет отно­си­тель­но высо­ко­об­ра­зо­ван­ная и моло­дая тех­но­кра­ти­че­ская эли­та, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве горо­жане. Как мне ска­зал один пожи­лой акти­вист из села Бере­зов­ка Перм­ско­го края: «Интер­нет у нас в селе есть, а вот Бере­зов­ки в Интер­не­те нет, поэто­му и нам там делать нече­го». И эта асим­мет­рия созда­ет серьез­ные дис­ба­лан­сы, когда поли­ти­ки начи­на­ют при­ни­мать реше­ния на осно­ве лай­ков сво­их френ­дов. Целые соци­аль­ные груп­пы, ока­зы­ва­ют­ся вне поля види­мо­сти. Лозунг «Вы нас даже не пред­став­ля­е­те», ста­но­вит­ся осо­бен­но акту­аль­ным для исклю­чен­ных из Интер­не­та.

Интер­нет вряд ли пре­вра­тит неза­ин­те­ре­со­ван­ных, неин­фор­ми­ро­ван­ных, без­раз­лич­ных обы­ва­те­лей в иску­шен­ных, осве­дом­лен­ных и актив­ных кибер­граж­дан

Тезис о росте политической активности благодаря доступности технологий

Мол, поче­му рань­ше люди пас­сив­ные были, пото­му что у них тех­но­ло­гий не было, а сей­час они все ста­нут поли­ти­кой зани­мать­ся. Одна­ко как пишут иссле­до­ва­те­ли Кевин Хилл и Джон Хьюз: Интер­нет не меня­ет людей, он про­сто поз­во­ля­ет им делать то же самое по-дру­го­му… Вопре­ки уто­пи­че­ским пред­став­ле­ни­ям Интер­нет вряд ли пре­вра­тит неза­ин­те­ре­со­ван­ных, неин­фор­ми­ро­ван­ных, без­раз­лич­ных обы­ва­те­лей в иску­шен­ных, осве­дом­лен­ных и актив­ных кибер­граж­дан… Когда гово­рят об актив­но­сти в интер­не­те, о ней поче­му-то все­гда гово­рят без­лич­но. Актив­ность вооб­ще. При этом по раз­ным иссле­до­ва­ни­ям, эта актив­ность все­гда кон­крет­на и выстра­и­ва­ет­ся по фор­му­ле 90:9:1. 1% – созда­ет, 9% – ком­мен­ти­ру­ют и соучаст­ву­ют; 90% – мол­ча исполь­зу­ет. Более того, мно­гие уче­ные пола­га­ют, что раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий может спо­соб­ство­вать росту поли­ти­че­ской пас­сив­но­сти. Важ­но под­черк­нуть, что «демо­кра­тия в сети» (напри­мер, обсуж­де­ние поли­ти­че­ских про­блем в Интер­не­те) не озна­ча­ет демо­кра­тии в реаль­ном мире. Воз­ник­ло целое новое поко­ле­ние «слэк­ти­ви­стов», убеж­ден­ных в том, что «клик по Facebook-пети­ции при­рав­ни­ва­ет­ся к поли­ти­че­ско­му дей­ствию», поэто­му они «рас­тра­чи­ва­ют свою энер­гию на тыся­чи отвле­ка­ю­щих вни­ма­ние мело­чей», каж­дая из кото­рых пред­на­зна­че­на для мгно­вен­но­го потреб­ле­ния и одно­ра­зо­во­го исполь­зо­ва­ния; здесь, конеч­но же, нет рав­ных Интер­не­ту – масте­ру по про­из­вод­ству и еже­днев­ной ути­ли­за­ции инфор­ма­ции.

Над­зор посред­ством соци­аль­ных сетей достиг могу­чей эффек­тив­но­сти бла­го­да­ря сотруд­ни­че­ству наблю­да­те­лей и наблю­да­е­мых

Тезис об анонимности Сети

Соглас­но дан­ным Аль-Джа­зи­ры, в Теге­ране в 2009 году дей­ство­ва­ло не более 60 актив­ных Twitter-акка­ун­тов. И спец­служ­бы Ира­на актив­но мони­то­ри­ли Facebook, что­бы выяв­лять более-менее замет­ных дис­си­ден­тов.

Мил­ли­о­ны поль­зо­ва­те­лей сопер­ни­ча­ют друг с дру­гом в рас­кры­тии аспек­тов сво­ей лич­но­сти
Соци­аль­ные сети предо­став­ля­ют собой деше­вый и быст­рый спо­соб иден­ти­фи­ка­ции име­ю­щих­ся и потен­ци­аль­ных ина­ко­мыс­ля­щих. Как отме­ча­ет Дэвид Лай­он[2], над­зор посред­ством соци­аль­ных сетей достиг столь могу­чей эффек­тив­но­сти бла­го­да­ря сотруд­ни­че­ству наблю­да­те­лей и наблю­да­е­мых. Мы живем в испо­ве­даль­ном обще­стве, воз­во­дя­щем пуб­лич­ное само­раз­об­ла­че­ние в ряд основ­ных и наи­бо­лее доступ­ных прак­тик. Мил­ли­о­ны поль­зо­ва­те­лей сопер­ни­ча­ют друг с дру­гом в рас­кры­тии и выстав­ле­нии на все­об­щее обо­зре­ние аспек­тов сво­ей лич­но­сти, соци­аль­ных свя­зей, мыс­лей, чувств, дей­ствий. Соци­аль­ные сети – это огром­ная уда­ча, срод­ни манне небес­ной для любо­го дик­та­то­ра и его раз­вед­ки[3].

Тезис о горизонтальном равенстве Сети

«Гори­зон­таль­ная» струк­ту­ра, в кото­рой каж­дый явля­ет­ся одно­вре­мен­но про­из­во­ди­те­лем и потре­би­те­лем инфор­ма­ции и любой участ­ник может свя­зы­вать­ся с любым дру­гим, рас­смат­ри­ва­ет­ся мно­ги­ми как про­ти­во­по­лож­ность тра­ди­ци­он­ной «вер­ти­каль­ной» струк­ту­ре власт­ных иерар­хий. Так­же счи­та­ет­ся, что это предо­ста­вит рав­ные воз­мож­но­сти отдель­ным людям и неболь­шим груп­пам для рас­про­стра­не­ния их идей. Одна­ко это не все­гда так. Поме­стить что-либо в Интер­нет, несо­мнен­но, чрез­вы­чай­но деше­во. Но нуж­но иметь в виду, что малые неза­ви­си­мые ини­ци­а­ти­вы не могут сорев­но­вать­ся с боль­ши­ми кор­по­ра­ци­я­ми в том, что каса­ет­ся каче­ства и кана­лов рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции. В том же Китае суще­ству­ет, по сути, насто­я­щая армия блогге­ров на пра­ви­тель­ствен­ном содер­жа­нии (кото­рую назы­ва­ют «пар­ти­ей пяти­де­ся­ти цен­тов», пото­му что им пла­тят 50 цен­тов за каж­дую запись в бло­ге). В Рос­сии осо­бен­но в реги­о­нах, типич­на кар­ти­на, когда есть 5–6 круп­ных пор­та­лов, фак­ти­че­ски дер­жа­щих инфор­ма­ци­он­ное поле и мно­же­ство местеч­ко­вых маловли­я­тель­ных ресур­сов. Добавь­те послед­ние ини­ци­а­ти­вы госу­дар­ства по бло­ки­ро­ва­нию сай­тов под бла­го­вид­ны­ми пред­ло­га­ми вро­де борь­бы с пор­но­гра­фи­ей и экс­тре­миз­мом и про равен­ство в сети мож­но забыть.

Обще­ствен­ное мне­ние долж­но быть “отфиль­тро­ва­но” пред­ста­ви­тель­ным орга­ном, что­бы гаран­ти­ро­вать, что учте­ны потреб­но­сти мень­шинств

Тезис о прямой электронной демократии

Есть точ­ка зре­ния, что бла­го­да­ря интер­не­ту мож­но заме­нить пред­ста­ви­тель­ную демо­кра­тию на пря­мую, когда сами граж­дане смо­гут при­ни­мать реше­ния непо­сред­ствен­но. Такой опти­мизм, одна­ко, не столь обос­но­ван, как это может казать­ся. Наи­бо­лее серьез­ным аргу­мен­том про­тив, явля­ет­ся идея, под­чер­ки­вав­ша­я­ся мно­го раз авто­ра­ми Кон­сти­ту­ции США, что обще­ствен­ное мне­ние долж­но быть “отфиль­тро­ва­но” пред­ста­ви­тель­ным орга­ном, что­бы гаран­ти­ро­вать, что учте­ны потреб­но­сти мень­шинств. Прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что людь­ми зача­стую управ­ля­ют эмо­ции, попу­лизм дема­го­гов, част­ные инте­ре­сы и т.д. Нако­нец боль­шин­ство людей будет стре­мить­ся избе­жать этой тяже­лой рабо­ты по при­ня­тию реше­ний, серьез­но­му взве­ши­ва­нию аргу­мен­тов «за и про­тив». Из-за нехват­ки вре­ме­ни реше­ния будут при­ни­мать­ся без серьез­но­го обсуж­де­ния и без пред­став­ле­ния раз­лич­ных точек зре­ния. И потом кто будет фор­му­ли­ро­вать вопро­сы и их поря­док, кто дол­жен под­счи­ты­вать резуль­та­ты, как избе­жать их фаль­си­фи­ка­ции?[4]

Тех­но­ло­гия не спо­соб­на «рас­про­стра­нить демо­кра­тию и пра­ва чело­ве­ка» для (или вме­сто) вас
Все выше­ска­зан­ное не озна­ча­ет, что мы обре­че­ны, быть сви­де­те­ля­ми упад­ка демо­кра­тии в резуль­та­те раз­ви­тия совре­мен­ных инфор­ма­ци­он­ных и ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий. Нуж­но при­знать, одна­ко, что про­гресс сде­лал демо­кра­ти­че­ское рав­но­ве­сие более неустой­чи­вым. Тех­но­ло­гия не спо­соб­на «рас­про­стра­нить демо­кра­тию и пра­ва чело­ве­ка» для (или вме­сто) вас. Ско­рее вер­но обрат­ное: убеж­де­ния и цен­но­сти при­во­дят людей в интер­нет, где они ищут и нахо­дят под­твер­жде­ние сво­им жиз­нен­ным уста­нов­кам, бла­го в интер­не­те есть колос­саль­ный выбор источ­ни­ков инфор­ма­ции и инстру­мен­тов соци­аль­ной ком­му­ни­ка­ции. Никто не выпол­нит нашу рабо­ту за нас. И тех­но­ло­гии – это все­го лишь новые воз­мож­но­сти или инстру­мен­ты, кото­рые могут быть исполь­зо­ва­ны с раз­ны­ми целя­ми. Выбор как все­гда за нами.

[1] Речь о ста­тье Эда Пикинг­то­на в газе­те «The Guardian» – «Evgeny Morozov: How democracy slipped through the net» («Евге­ний Моро­зов: как демо­кра­тии уда­лось выскольз­нуть из сети» от 13-го янва­ря 2011 г., посвя­щен­ной кни­ге Евге­ния Моро­зо­ва — «The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» («Сете­вой обман: тем­ная сто­ро­на интер­нет-сво­бо­ды»).

[2] Дэвид Лай­он – про­фес­сор социо­ло­гии в канад­ском уни­вер­си­те­те Queens”, зани­ма­ю­щий­ся про­бле­ма­ти­кой над­зо­ра за граж­да­на­ми.

[3] Зиг­мунт Бау­ман Спо­соб­ны ли Facebook и Twitter помочь рас­про­стра­не­нию демо­кра­тии и прав чело­ве­ка? // ссыл­ка

[4] Андрей Михе­ев Интер­нет и демо­кра­тия: как новые инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии вли­я­ют на поли­ти­че­ский про­цесс. // ссыл­ка 

Фото: Free Revolution zone Фото: khalid Albaih