MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?

MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?
MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?

Про­шло три года с момен­та созда­ния самой попу­ляр­ной плат­фор­мы онлайн-обра­зо­ва­ния Coursera. Что про­изо­шло с MOOC за это вре­мя, и какие уро­ки мы можем выне­сти?

Поделитесь этой статьей со своими друзьями в социальных сетях

Онлайн-обра­зо­ва­ние появи­лось отно­си­тель­но дав­но – пер­вые видео­за­пи­си уни­вер­си­тет­ских лек­ций ста­ли появ­лять­ся в Интер­не­те еще в кон­це 1990-х годов, но имен­но мас­со­вые откры­тые онлайн-кур­сы, MOOC, при­влек­ли к себе все­об­щее вни­ма­ние в 2011 году.

Мно­гие уви­де­ли в MOOC рево­лю­ци­он­ную идею, спо­соб­ную изме­нить суще­ству­ю­щую обра­зо­ва­тель­ную систе­му – сде­лать обра­зо­ва­ние доступ­ным для всех и даже пол­но­стью заме­нить тра­ди­ци­он­ное уни­вер­си­тет­ское обра­зо­ва­ние в буду­щем.

Дей­стви­тель­но, силь­ные сто­ро­ны онлайн-обра­зо­ва­ния, вклю­ча­ю­щие в себя рав­ный доступ к инфор­ма­ции, низ­кие барье­ры полу­че­ния зна­ний, мобиль­ность, широ­кие воз­мож­но­сти выбо­ра тем и спе­ци­а­ли­за­ций и посто­ян­но обнов­ля­е­мый мате­ри­ал, выгля­де­ли доста­точ­но мно­го­обе­ща­ю­щи­ми.

Анант Агарвал, пре­зи­дент edX, даже назвал MOOC глав­ным изме­не­ни­ем в обра­зо­ва­нии со вре­мен изоб­ре­те­ния печат­но­го прес­са.

Но вос­торг и опти­мизм были не един­ствен­ной реак­ци­ей на появ­ле­ние MOOC. У онлайн-обра­зо­ва­ния немед­лен­но нашлись и про­тив­ни­ки, счи­та­ю­щие, что оно может ока­зать­ся ката­стро­фой как для сту­ден­тов, так и для пре­по­да­ва­те­лей.

Сре­ди глав­ных про­блем онлайн-обра­зо­ва­ния выде­ля­ли его каче­ство, несе­рьез­ное отно­ше­ние сту­ден­тов (онлайн-кур­сы бро­са­ют 90% из запи­сав­ших­ся), отсут­ствие про­ра­бо­тан­ной биз­нес-моде­ли и «под­рыв­ную инно­ва­цию», угро­жа­ю­щую ста­ту­су уни­вер­си­тет­ской про­фес­су­ры, – один курс, запи­сан­ный извест­ным про­фес­со­ром, может заме­нить прак­ти­че­ски любой ана­ло­гич­ный курс в любом уни­вер­си­те­те.

При этом неспра­вед­ли­во было бы счи­тать, что все выше­опи­сан­ные про­бле­мы появи­лись вме­сте с мас­со­вым онлайн-обра­зо­ва­ни­ем, – прак­ти­че­ски все из них явля­ют­ся харак­тер­ны­ми и для тра­ди­ци­он­но­го обра­зо­ва­ния. Все это раз­де­ли­ло мно­гих людей на два лаге­ря – сто­рон­ни­ков MOOC и их про­тив­ни­ков.

Но что же про­изо­шло с сами­ми онлайн-кур­са­ми? Что мож­но ска­зать о них спу­стя три года с момен­та созда­ния самой попу­ляр­ной обра­зо­ва­тель­ной плат­фор­мы Coursera?

Во-пер­вых, все это вре­мя MOOC про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся и ста­но­вить­ся попу­ляр­нее, так, напри­мер, Coursera недав­но отме­ти­ла появ­ле­ние сво­е­го деся­ти­мил­ли­он­но­го поль­зо­ва­те­ля.

Несмот­ря на это, Джеф­ф­ри Селин­го, редак­тор The Chronicle for Higher Education, счи­та­ет, что соглас­но Цик­лу зре­ло­сти тех­но­ло­гии (Hype Cycle) MOOC пере­шли от «Пика завы­шен­ных ожи­да­ний» в 2012 году к «Ниж­ней точ­ке разо­ча­ро­ва­ния».

Цикл зрелости технологии (Hype cycle). Изображение: Habrahabr
Цикл зре­ло­сти тех­но­ло­гии (Hype cycle). Изоб­ра­же­ние: Habrahabr.

Что же послужило главными причинами разочарования в онлайн-курсах?

Во-пер­вых, не под­твер­ди­лась пер­во­на­чаль­ная гипо­те­за о том, что MOOC демо­кра­ти­зи­ру­ют обра­зо­ва­ние. Основ­ны­ми сту­ден­та­ми онлайн-кур­сов ста­ли не жите­ли сель­ской мест­но­сти в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, а белые моло­дые аме­ри­кан­цы с бака­лавр­ским обра­зо­ва­ни­ем и рабо­той – эту ста­ти­сти­ку под­твер­жда­ют дан­ные как Coursera, так и edX.

Вто­рая про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что онлайн-кур­сы, созда­ю­щи­е­ся в веду­щих миро­вых уни­вер­си­те­тах, ори­ен­ти­ро­ва­ны на моти­ви­ро­ван­ных и талант­ли­вых сту­ден­тов. По мне­нию Себастья­на Тру­на, соос­но­ва­те­ля Udacity, тако­вы­ми явля­ют­ся толь­ко 5% всех сту­ден­тов. Осталь­ные же 95% испы­ты­ва­ют про­бле­мы с моти­ва­ци­ей, пони­ма­ни­ем мате­ри­а­ла и дис­ци­пли­ной и, как след­ствие, – труд­но­сти с про­хож­де­ни­ем онлайн-кур­са.

Это под­твер­дил недав­ний экс­пе­ри­мент – в одном слу­чае, когда уни­вер­си­тет­ский курс заме­нял­ся онлайн-кур­сом, его смог­ли прой­ти 25% сту­ден­тов, а в дру­гом – 50%. Дан­ные циф­ры намно­го ниже резуль­та­тов при про­хож­де­нии сту­ден­та­ми «тра­ди­ци­он­ных» кур­сов.

Еще одной обна­ру­жив­шей­ся про­бле­мой явля­ет­ся то, что не все­гда роль пре­по­да­ва­те­ля онлайн-кур­са доста­ет­ся про­фес­со­ру, кото­рый может спра­вить­ся с ней луч­ше все­го. Для онлайн-кур­са выби­ра­ют самых извест­ных про­фес­со­ров, но в то же вре­мя про­фес­сор из мало­из­вест­но­го кол­ле­джа может быть самым хариз­ма­тич­ным пре­по­да­ва­те­лем.

В целом же ори­ен­та­ция MOOC на самые пре­стиж­ные уни­вер­си­те­ты, при­вле­че­ние самых извест­ных про­фес­со­ров и т.д. лишь вос­про­из­водят суще­ству­ю­щую в обра­зо­ва­нии иерар­хию и, по мне­нию мно­гих, явля­ют­ся про­ти­во­ре­чи­ем изна­чаль­ной цели MOOC демо­кра­ти­зи­ро­вать обра­зо­ва­ние.

Сле­ду­ет отме­тить так­же то, что MOOC исполь­зу­ют­ся сту­ден­та­ми не совсем так, как пред­по­ла­га­лось. Для мно­гих это лишь полу­че­ние опре­де­лен­ных зна­ний – они запи­сы­ва­ют­ся на курс, слу­ша­ют несколь­ко инте­ре­су­ю­щих их лек­ций и нико­гда его не закан­чи­ва­ют. Ста­ти­сти­ка оста­ет­ся преж­ней – толь­ко 1 из 10 запи­сав­ших­ся на курс закан­чи­ва­ет его.

Таким обра­зом, MOOC высту­па­ют ско­рее как допол­ни­тель­ный обра­зо­ва­тель­ный инстру­мент, чем заме­на тра­ди­ци­он­но­му обра­зо­ва­нию. Но, может быть, это и есть их опти­маль­ная функ­ция, а идея о замене тра­ди­ци­он­но­го обра­зо­ва­ния была изна­чаль­но невер­на?

Даф­на Кол­лер, соос­но­ва­тель Coursera, напри­мер, нико­гда не под­дер­жи­ва­ла эту идею, и ста­ти­сти­ка пор­та­ла толь­ко под­твер­жда­ет то, что сту­ден­ты не основ­ная ауди­то­рия MOOC. Толь­ко 15% поль­зо­ва­те­лей Coursera – это люди сту­ден­че­ско­го воз­рас­та. Осталь­ные 85% – это люди более стар­ше­го воз­рас­та, кото­рые либо рас­ши­ря­ют свои гори­зон­ты, либо при­об­ре­та­ют необ­хо­ди­мые им в про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти навы­ки.

Все это ста­вит перед MOOC несколь­ко иные зада­чи – быть допол­ни­тель­ным обра­зо­ва­тель­ным ресур­сом, предо­став­ля­ю­щим воз­мож­ность полу­чить новые зна­ния и навы­ки, кото­рых не суще­ство­ва­ло, воз­мож­но, еще год назад.

В стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ю­щем­ся и меня­ю­щем­ся мире тра­ди­ци­он­ное обра­зо­ва­ние уже не может быть обра­зо­ва­ни­ем на всю жизнь, и имен­но MOOC могут стать реше­ни­ем этой про­бле­мы и перей­ти из ста­дии разо­ча­ро­ва­ния к ста­дии «Склон про­све­ще­ния» на пути к ста­дии «Пла­то про­из­во­ди­тель­но­сти».

Изоб­ра­же­ние: Argonne National Laboratory