MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?

MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?
MOOC: что мы можем сказать об онлайн-образовании спустя три года?

Прошло три года с момента создания самой популярной платформы онлайн-образования Coursera. Что произошло с MOOC за это время, и какие уроки мы можем вынести?

Поделитесь этой статьей со своими друзьями в социальных сетях

Онлайн-образование появилось относительно давно – первые видеозаписи университетских лекций стали появляться в Интернете еще в конце 1990-х годов, но именно массовые открытые онлайн-курсы, MOOC, привлекли к себе всеобщее внимание в 2011 году.

Многие увидели в MOOC революционную идею, способную изменить существующую образовательную систему – сделать образование доступным для всех и даже полностью заменить традиционное университетское образование в будущем.

Действительно, сильные стороны онлайн-образования, включающие в себя равный доступ к информации, низкие барьеры получения знаний, мобильность, широкие возможности выбора тем и специализаций и постоянно обновляемый материал, выглядели достаточно многообещающими.

Анант Агарвал, президент edX, даже назвал MOOC главным изменением в образовании со времен изобретения печатного пресса.

Но восторг и оптимизм были не единственной реакцией на появление MOOC. У онлайн-образования немедленно нашлись и противники, считающие, что оно может оказаться катастрофой как для студентов, так и для преподавателей.

Среди главных проблем онлайн-образования выделяли его качество, несерьезное отношение студентов (онлайн-курсы бросают 90% из записавшихся), отсутствие проработанной бизнес-модели и «подрывную инновацию», угрожающую статусу университетской профессуры, – один курс, записанный известным профессором, может заменить практически любой аналогичный курс в любом университете.

При этом несправедливо было бы считать, что все вышеописанные проблемы появились вместе с массовым онлайн-образованием, – практически все из них являются характерными и для традиционного образования. Все это разделило многих людей на два лагеря – сторонников MOOC и их противников.

Но что же произошло с самими онлайн-курсами? Что можно сказать о них спустя три года с момента создания самой популярной образовательной платформы Coursera?

Во-первых, все это время MOOC продолжали развиваться и становиться популярнее, так, например, Coursera недавно отметила появление своего десятимиллионного пользователя.

Несмотря на это, Джеффри Селинго, редактор The Chronicle for Higher Education, считает, что согласно Циклу зрелости технологии (Hype Cycle) MOOC перешли от «Пика завышенных ожиданий» в 2012 году к «Нижней точке разочарования».

Цикл зрелости технологии (Hype cycle). Изображение: Habrahabr
Цикл зрелости технологии (Hype cycle). Изображение: Habrahabr.

Что же послужило главными причинами разочарования в онлайн-курсах?

Во-первых, не подтвердилась первоначальная гипотеза о том, что MOOC демократизируют образование. Основными студентами онлайн-курсов стали не жители сельской местности в развивающихся странах, а белые молодые американцы с бакалаврским образованием и работой – эту статистику подтверждают данные как Coursera, так и edX.

Вторая проблема заключается в том, что онлайн-курсы, создающиеся в ведущих мировых университетах, ориентированы на мотивированных и талантливых студентов. По мнению Себастьяна Труна, сооснователя Udacity, таковыми являются только 5% всех студентов. Остальные же 95% испытывают проблемы с мотивацией, пониманием материала и дисциплиной и, как следствие, – трудности с прохождением онлайн-курса.

Это подтвердил недавний эксперимент – в одном случае, когда университетский курс заменялся онлайн-курсом, его смогли пройти 25% студентов, а в другом – 50%. Данные цифры намного ниже результатов при прохождении студентами «традиционных» курсов.

Еще одной обнаружившейся проблемой является то, что не всегда роль преподавателя онлайн-курса достается профессору, который может справиться с ней лучше всего. Для онлайн-курса выбирают самых известных профессоров, но в то же время профессор из малоизвестного колледжа может быть самым харизматичным преподавателем.

В целом же ориентация MOOC на самые престижные университеты, привлечение самых известных профессоров и т.д. лишь воспроизводят существующую в образовании иерархию и, по мнению многих, являются противоречием изначальной цели MOOC демократизировать образование.

Следует отметить также то, что MOOC используются студентами не совсем так, как предполагалось. Для многих это лишь получение определенных знаний – они записываются на курс, слушают несколько интересующих их лекций и никогда его не заканчивают. Статистика остается прежней – только 1 из 10 записавшихся на курс заканчивает его.

Таким образом, MOOC выступают скорее как дополнительный образовательный инструмент, чем замена традиционному образованию. Но, может быть, это и есть их оптимальная функция, а идея о замене традиционного образования была изначально неверна?

Дафна Коллер, сооснователь Coursera, например, никогда не поддерживала эту идею, и статистика портала только подтверждает то, что студенты не основная аудитория MOOC. Только 15% пользователей Coursera – это люди студенческого возраста. Остальные 85% – это люди более старшего возраста, которые либо расширяют свои горизонты, либо приобретают необходимые им в профессиональной деятельности навыки.

Все это ставит перед MOOC несколько иные задачи – быть дополнительным образовательным ресурсом, предоставляющим возможность получить новые знания и навыки, которых не существовало, возможно, еще год назад.

В стремительно развивающемся и меняющемся мире традиционное образование уже не может быть образованием на всю жизнь, и именно MOOC могут стать решением этой проблемы и перейти из стадии разочарования к стадии «Склон просвещения» на пути к стадии «Плато производительности».

Изображение: Argonne National Laboratory