Мобильный Интернет: технология, которая решит проблему бедности и неравенства?

обильный Интернет: технология, которая решит проблему бедности и неравенства?
обильный Интернет: технология, которая решит проблему бедности и неравенства?

Может ли мобиль­ный Интер­нет стать тех­но­ло­ги­ей, кото­рая решит про­бле­му бед­но­сти и нера­вен­ства? Мно­гие тех­но­ло­ги­че­ские кор­по­ра­ции счи­та­ют, что да, мно­гие уче­ные счи­та­ют, что нет – во вся­ком слу­чае, не сам по себе.

Поделитесь этой статьей с друзьями.

Мно­гие тех­но­ло­ги­че­ски ком­па­нии и экс­пер­ты по раз­ви­тию видят в мобиль­ном Интер­не­те тех­но­ло­гию, спо­соб­ную сде­лать жизнь людей луч­ше: Марк Цукер­берг, осно­ва­тель сети Facebook, назы­ва­ет интер­нет-связь «осно­вой эко­но­ми­ки зна­ний» и запус­ка­ет филан­тро­пи­че­скую ини­ци­а­ти­ву Internet.org для обес­пе­че­ния досту­па к Интер­не­ту тем сло­ям насе­ле­ния, у кото­рых его нет; Google экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет с подоб­ны­ми ини­ци­а­ти­ва­ми и запус­ка­ет про­ект Loon для свя­зи людей в уда­лен­ных реги­о­нах и сель­ских обла­стях; Wikipedia Foundation сотруд­ни­ча­ет с опе­ра­то­ра­ми сото­вой свя­зи, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют сво­им або­нен­там бес­плат­ный доступ к Вики­пе­дии, для того что­бы «каж­дый чело­век на пла­не­те имел рав­ный доступ к зна­ни­ям».

World Bank счи­та­ет, что мобиль­ная связь спо­соб­на сни­зить уро­вень бед­но­сти и поло­жи­тель­но ска­зать­ся на эко­но­ми­ке в целом – за счет предо­став­ле­ния инди­ви­дам новых воз­мож­но­стей, кото­рых не суще­ство­ва­ло ранее.

Таким обра­зом, суще­ству­ет неко­то­рое общее убеж­де­ние в том, что доступ – это ключ к потен­ци­а­лу тех­но­ло­гий, и повсе­мест­ный доступ к мобиль­но­му Интер­не­ту ведет к росту зна­ний и улуч­ше­нию эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции во всем мире.

Но есть и дру­гое мне­ние, раз­де­ля­е­мое мно­ги­ми уче­ны­ми, – у тех­но­ло­гий есть тен­ден­ция уси­ли­вать суще­ству­ю­щее нера­вен­ство, поэто­му само по себе раз­ви­тие тех­но­ло­гий толь­ко сде­ла­ет более при­ви­ле­ги­ро­ван­ных инди­ви­дов, сооб­ще­ства и стра­ны еще более при­ви­ле­ги­ро­ван­ны­ми.

В сво­ей ста­тье «The Mobile Web: Amplifying, but Not Creating, Changemakers» Эмрис Шомей­кер, спе­ци­а­лист по ком­му­ни­ка­ци­ям в обла­сти меж­ду­на­род­но­го раз­ви­тия и соци­аль­ных изме­не­ний, объ­яс­ня­ет, поче­му доступ – это не глав­ное и на чем сле­ду­ет сфо­ку­си­ро­вать наши уси­лия, если мы дей­стви­тель­но хотим создать пози­тив­ные изме­не­ния в обще­стве.

Шомей­кер счи­та­ет, что вме­сто того, что­бы рас­смат­ри­вать мобиль­ные теле­фо­ны и Интер­нет в свя­зи с их потен­ци­а­лом для эко­но­ми­че­ско­го роста, тех­но­ло­гии сле­ду­ет рас­смат­ри­вать в свя­зи с их вли­я­ни­ем на куль­тур­ные уста­нов­ки и цен­но­сти. Имен­но куль­тур­ные уста­нов­ки и цен­но­сти опре­де­ля­ют реше­ния и выбор, совер­ша­е­мый инди­ви­да­ми, и, как след­ствие, фор­ми­ру­ют век­то­ры раз­ви­тия обще­ства.

Развлекательная ценность мобильного Интернета

Одним из основ­ных аргу­мен­тов в поль­зу пози­ции Шомей­ке­ра явля­ет­ся то, что исполь­зо­ва­ние мобиль­но­го Интер­не­та в гораз­до боль­шей сте­пе­ни харак­те­ри­зу­ет­ся потреб­ле­ни­ем раз­вле­ка­тель­но­го кон­тен­та, чем эко­но­ми­че­ской про­дук­тив­но­стью.

Огра­ни­че­ния мобиль­но­го теле­фо­на – огра­ни­чен­ный объ­ем памя­ти и ско­рость – вли­я­ют на то, как исполь­зу­ет­ся мобиль­ное устрой­ство. Так, напри­мер, поль­зо­ва­те­ли смарт­фо­нов пишут более ред­кие и корот­кие элек­трон­ные пись­ма по срав­не­нию с поль­зо­ва­те­ля­ми ком­пью­те­ров.

Мобиль­ный Интер­нет тоже отли­ча­ет­ся от «обыч­но­го» Интернета:по одной из оце­нок, мень­ше, чем 10% Интер­не­та рабо­та­ет на неболь­ших экра­нах мобиль­ных устройств (а экра­ны боль­шин­ства теле­фо­нов в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах еще мень­ше).

Подоб­ные огра­ни­че­ния ведут к тому, что мобиль­ные теле­фо­ны гораз­до чаще исполь­зу­ют­ся для раз­вле­че­ния и досу­га, чем настоль­ные PC. Иссле­до­ва­ние, кото­рое про­ве­ла Opera, ком­па­ния, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щая бра­у­зе­ры для мобиль­ных теле­фо­нов, выяви­ла, что мобиль­ный Интер­нет исполь­зу­ет­ся глав­ным обра­зом для поис­ка и соци­аль­ных сетей, в несколь­ко мень­шей сте­пе­ни – для элек­трон­ной почты и раз­вле­ка­тель­но­го кон­тен­та.

При этом дан­ная ста­ти­сти­ка акту­аль­на не толь­ко для поль­зо­ва­те­лей в раз­ви­тых стра­нах, так, иссле­до­ва­ние Ним­ми Ран­га­сва­ми и Эдвар­да Катрел­ла пока­за­ло, что жите­ли индий­ских тру­щоб исполь­зу­ют ста­рые теле­фо­ны с под­держ­кой Java для того, что­бы искать сай­ты, где они бес­плат­но могут ска­чать игры, пес­ни и фото­гра­фии попу­ляр­ных звезд Бол­ли­ву­да.

Но если в исполь­зо­ва­нии мобиль­но­го Интер­не­та в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах доми­ни­ру­ет раз­вле­ка­тель­ная функ­ция, тогда тем, кто счи­та­ет, что доступ к Интер­не­ту сам по себе ведет к раз­ви­тию, сле­ду­ет объ­яс­нить, как раз­вле­ка­тель­ный кон­тент ведет к эко­но­ми­че­ско­му росту и соци­аль­но­му про­грес­су. Но к чему мобиль­ный Интер­нет точ­но может вести, это к изме­не­нию в уста­нов­ках людей, во вся­ком слу­чае, в куль­тур­ном кон­тек­сте.

Культура и технологии

Идея о том, что пони­ма­ние куль­ту­ры явля­ет­ся клю­че­вым в пони­ма­нии про­цес­са при­ня­тия реше­ний инди­ви­да­ми, ста­но­вит­ся все более попу­ляр­ной с ростом убеж­де­ния в том, что люди не явля­ют­ся исклю­чи­тель­но раци­о­наль­ны­ми и заин­те­ре­со­ван­ны­ми толь­ко в мак­си­ми­за­ции полез­но­сти.

Куль­тур­ные антро­по­ло­ги дав­но пишут о том, что куль­ту­ра – это фак­тор, фор­ми­ру­ю­щий дей­ствия, а в сво­ем послед­нем еже­год­ном отче­те и World Bank согла­ша­ет­ся с тем, что в сво­их дей­стви­ях люди руко­вод­ству­ют­ся ско­рее суще­ству­ю­щи­ми куль­тур­ны­ми моде­ля­ми, чем уни­вер­саль­ным раци­о­на­лиз­мом.

Но при­ня­тие идеи о том, что куль­ту­ра пред­став­ля­ет собой источ­ник смыс­ла и стра­те­гию дей­ствий, озна­ча­ет отказ от идеи о том, что тех­но­ло­гии могут про­сто при­вне­сти новые идеи извне, раз­ру­шить этим суще­ству­ю­щие тра­ди­ци­он­ные куль­тур­ные моде­ли и создать новые.

Таким обра­зом, кон­цеп­ция, в кото­рой тех­но­ло­гия высту­па­ет в боль­шей сте­пе­ни как уси­ли­тель суще­ству­ю­щих норм, чем источ­ник их раз­ру­ше­ния, под­ра­зу­ме­ва­ет дру­гой взгляд на инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и их вли­я­ние на куль­ту­ру и раз­ви­тие.

«Не писто­ле­ты уби­ва­ют людей, а люди»

В целом идея о том, что тех­но­ло­гии лишь уси­ли­ва­ют суще­ству­ю­щие чело­ве­че­ские наме­ре­ния, а не созда­ют новые, явля­ет­ся доста­точ­но ста­рой и даже полу­чи­ла свое отра­же­ние в деви­зе Наци­о­наль­ной стрел­ко­вой ассо­ци­а­ции США – «Не писто­ле­ты уби­ва­ют людей, а люди».

Несмот­ря на это, в науч­ной лите­ра­ту­ре тема не полу­чи­ла настоль­ко широ­ко­го рас­про­стра­не­ния. Одним из немно­гих уче­ных, зани­ма­ю­щих­ся дан­ной темой, явля­ет­ся Кен­та­ро Тоя­ма, кото­рый пишет о том, что тех­но­ло­гии сами по себе не изме­ня­ют струк­ту­ру вла­сти, а Интер­нет не демо­кра­ти­зи­ру­ет доступ к инфор­ма­ции.

В под­держ­ку сво­е­го тези­са Тоя­ма ссы­ла­ет­ся на рабо­ты дру­гих уче­ных, в част­но­сти, Филип­па Агре, кото­рый утвер­ждал, что «Интер­нет не меня­ет ниче­го сам по себе, но может уси­лить суще­ству­ю­щие силы, а они уже, в свою оче­редь, могут создать изме­не­ния».

Иссле­до­ва­ния медиа так­же под­твер­жда­ют, что боль­ше все­го инфор­ма­ции потреб­ля­ют поль­зо­ва­те­ли с более высо­ким соци­аль­но-эко­но­ми­че­ским ста­ту­сом, что ведет к еще боль­ше­му рас­сло­е­нию в уровне зна­ний, а не к его равен­ству.

Это имен­но та про­бле­ма, с кото­рой столк­ну­лось онлайн-обра­зо­ва­ние, ока­за­лось, что основ­ны­ми сту­ден­та­ми онлайн-кур­сов ста­ли не жите­ли сель­ской мест­но­сти в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, как пред­по­ла­га­лось, а белые моло­дые аме­ри­кан­цы с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем и рабо­той, что никак не ведет к демо­кра­ти­за­ции обра­зо­ва­ния, явля­ю­щей­ся одной из основ­ных целей онлайн-обра­зо­ва­ния.

Соот­вет­ствен­но, мож­но сде­лать вывод о том, что доступ не ведет к равен­ству, и тех­но­ло­гии лишь уси­ли­ва­ют суще­ству­ю­щие в обще­стве тен­ден­ции, кото­рые могут быть как пози­тив­ны­ми, так и нега­тив­ны­ми.

Усиление существующих тенденций

Прин­цип уси­ле­ния напря­мую затра­ги­ва­ет вли­я­ние мобиль­но­го Интер­не­та на куль­тур­ные уста­нов­ки и цен­но­сти. Так, напри­мер, медиа име­ют тен­ден­цию вос­про­из­во­дить суще­ству­ю­щие поли­ти­че­ские и соци­аль­ные нор­мы – стре­мясь при­влечь как мож­но боль­ше поль­зо­ва­те­лей, медиа пока­зы­ва­ют им кон­тент, кото­рый соот­вет­ству­ет их убеж­де­ни­ям и пред­ска­зу­е­мо дол­жен им понра­вить­ся.

Такое медий­ное уси­ле­ние суще­ству­ю­щих веро­ва­ний, норм и цен­но­стей остав­ля­ет мень­ше про­стран­ства для дис­кус­сий и раз­ных мне­ний, и нет ника­ких осно­ва­ний пола­гать, что это невер­но для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, где уси­ле­ние суще­ству­ю­щих уста­но­вок и пове­ден­че­ских моде­лей будет спо­соб­ство­вать закреп­ле­нию нера­вен­ства, пре­пят­ству­ю­ще­го раз­ви­тию.

Это имен­но то, что может слу­чить­ся, если фоку­си­ро­вать­ся толь­ко на уве­ли­че­нии досту­па к мобиль­но­му Интер­не­ту.

Стратегия развития

Какие же стра­те­гии могут помочь исполь­зо­вать мобиль­ный Интер­нет для дости­же­ния суще­ству­ю­щих целей по раз­ви­тию обще­ства и уси­ле­нию опре­де­лен­ных куль­тур­ных норм?

Шомей­кер счи­та­ет, что важ­но понять то, что ката­ли­за­то­ром изме­не­ний явля­ют­ся не тех­но­ло­гии или экс­пер­ты, а локаль­ное зна­ние и сооб­ще­ство. Целью орга­ни­за­ций, зани­ма­ю­щих­ся раз­ви­ти­ем, дол­жен стать поиск и помощь людям и орга­ни­за­ци­ям, кото­рые уже рабо­та­ют над созда­ни­ем пози­тив­ных изме­не­ний.

Таким обра­зом, фокус дол­жен сме­стить­ся от тех­но­ло­гий как внеш­них сил, спо­соб­ных решить про­бле­му бед­но­сти и нера­вен­ства, к уси­ле­нию воз­мож­но­стей уже суще­ству­ю­щих аген­тов за счет исполь­зо­ва­ния тех­но­ло­гий. Необ­хо­ди­мо вовле­кать в про­цесс изме­не­ний тех, на кого они ори­ен­ти­ро­ва­ны, и сама при­ро­да мобиль­но­го Интер­не­та как нель­зя луч­ше спо­соб­ству­ет это­му, пред­став­ляя инди­ви­дам воз­мож­ность участ­во­вать и доби­вать­ся пере­мен.

Одним из успеш­ных при­ме­ров при­ме­не­ния подоб­но­го под­хо­да явля­ет­ся про­ект Apps for Good, осно­ван­ный в 1995 году как часть тех­но­ло­ги­че­ской про­грам­мы помо­щи моло­дым людям в бра­зиль­ских фаве­лах. Участ­ни­ки про­грам­мы учи­лись решать соци­аль­ные про­бле­мы при помо­щи таких тех­но­ло­гий, как при­ло­же­ние Stop and Search, поз­во­ля­ю­щее сооб­щать о задер­жа­ни­ях и обыс­ках поли­ци­ей. К 2014 году более 20 тысяч людей при­ня­ли уча­стие в про­грам­ме.

Сре­ди дру­гих успеш­ных при­ме­ров орга­ни­за­ций, рабо­та­ю­щих над уси­ле­ни­ем воз­мож­но­стей аген­тов изме­не­ний исполь­зо­вать новые тех­но­ло­гии, такие, как Witness, орга­ни­за­ция, кото­рая учит людей при­ме­нять видео и тех­но­ло­гии в борь­бе за пра­ва чело­ве­ка, и Tactical Tech, орга­ни­за­ция, кото­рая помо­га­ет исполь­зо­вать инфор­ма­цию и тех­но­ло­гии в акти­виз­ме.

Из дея­тель­но­сти этих орга­ни­за­ций мож­но извлечь один общий урок – успех зави­сит от помо­щи тем, кто уже рабо­та­ет над созда­ни­ем пози­тив­ных изме­не­ний в обще­стве. Инстру­мен­ты сами по себе, без обу­че­ния тому, как с ними обра­щать­ся, как пра­ви­ло, оста­ют­ся неис­поль­зо­ван­ны­ми.

Тех­но­ло­гии сами по себе не решат про­бле­мы бед­но­сти и нера­вен­ства, ско­рее, наобо­рот. Необ­хо­ди­мо не толь­ко обес­пе­чи­вать доступ к тех­но­ло­ги­ям и Интер­не­ту, но и созда­вать воз­мож­но­сти для того, что­бы изме­не­ния мог­ли про­изой­ти.

Изоб­ра­же­ние: Project Loon