Социальные проблемы все еще существуют, потому что мы не решаем их все вместе?

Социальные проблемы все еще существуют, потому что мы не решаем их все вместе?
Социальные проблемы все еще существуют, потому что мы не решаем их все вместе?

Что, если такие социальные проблемы, как бедность или неравенство, все еще существуют, потому что недостаточно людей вовлечены в их решение? Давайте попытаемся разобраться, так ли это.

Поделитесь этой статьей с друзьями.

История математики знает интересный случай решения одной из задач, которая долгое время оставалась нерешенной. В 1903 году известный американский математик Фрэнк Нельсон Коул нашел делители числа Мерсенна 267 − 1, или M67, чего никто не мог сделать в течение 250 лет.

Во время своего доклада Коул подошел к доске и в полной тишине вычислил значение M67, получив 147 573 952 589 676 412 927. Затем он перешел на другую сторону доски и написал выражение 193 707 721 × 761 838 257 287. После этого он провел нужные вычисления вручную и, когда оба результата совпали, вернулся на свое место.

Позже Коул признался в том, что на нахождение этих делителей ему понадобилось «три года воскресений» – 156 дней, которые математик провел, занимаясь долгими вычислениями.

Эта история не только вызывает уважение и восхищение упорством Коула, она заставляет задуматься над вопросом: что, если бы Коулу помогли?

Теджу Равилочан, сооснователь Unreasonable Institute, организации, которая помогает социальным предпринимателям делать мир лучше, размышляет о том, что произошло бы, если у Коула было бы 10 студентов и они приходили бы к нему каждое воскресенье. Ответ достаточно очевиден: для решения задачи потребовалось бы в 10 раз меньше времени. А если бы помощников было 100? Тогда на решение ушло бы всего несколько дней.

Можно ли предположить, что все это верно и для более глобальных социальных задач?

«Что, если такие проблемы, как бедность или неравенство, существуют в нашем мире так долго, просто потому что недостаточно людей вовлечены в их решение?» – спрашивает Равилочан.

Для Равилочана этот вопрос риторический – он убежден в том, что мы тратим время, которое могли бы использовать для того, чтобы помочь другим.

В идеальном мире действительно еще 100 людей, задействованных в решении какой-либо социальной проблемы, значили бы скорейшее ее решение, но в мире реальном неизбежно возникают проблемы: где найти этих 100 людей? Как ими эффективно управлять? В конце концов, принесет ли их помощь больше добра, чем зла?

Для того чтобы помогать, не обязательно полностью менять жизнь, иногда это можно делать даже в пижаме. Краудфандинг, краудсорсинг и микроволонтерство сделали процесс помощи максимально простым (и часто очень интересным). Число волонтеров во всем мире растет, но, несмотря на это, их по-прежнему не хватает.

Согласно исследованию, главная разница между волонтерами и не волонтерами в том, как они проводят свое время, заключается в часах, которые они тратят на просмотр телевизора — люди, не занимающиеся волонтерством, смотрят телевизор больше. Практически у всех есть время быть волонтером, просто не все знают как, или не нашли то, что хотели бы и могли бы делать.

Может быть, волонтерство рекламируется недостаточно. Многие организации просят деньги на реализацию своей миссии, но мало кто предлагает людям возможность действительно что-то сделать. В своем выступлении на TED активист и профессиональный фандрайзер Дэн Паллотта объясняет, почему нет ничего плохого в том, чтобы относиться к некоммерческому сектору так же, как к коммерческому, и, например, вкладывать средства в продвижение социальных проектов и привлечение к ним людей.

«В 1990-х моя компания внедрила велосипедные прогулки на большие расстояния – кампанию по борьбе со СПИДом, и 100-километровые трехдневные прогулки – кампанию по борьбе с раком груди. За девять лет 182 тысячи невоспетых героев приняли участие в кампаниях, и они собрали в общей сложности 581 миллион долларов.

Это благое дело собрало больше денег за меньшее время, чем любое другое событие в истории. Люди жаждут использовать весь свой потенциал на осуществление благих дел. Но их нужно просить. Так много людей приняло участие в кампаниях, потому что мы покупали рекламные места на всю полосу в New York Times, Boston Globe, лучшее эфирное время на радио и телевидении. Как думаете, сколько бы людей мы привлекли, если бы просто разбрасывали рекламные листовки в прачечных?»

Здесь особенно важна роль некоммерческих организаций, которые, если хотят, чтобы волонтеры приходили и, что не менее важно, оставались, должны предлагать им какой-либо значимый опыт, использование и развитие их навыков, возможность создать реальные изменения – что-то в обмен на время и силы волонтеров, достаточное для того, чтобы они захотели приходить, возвращаться и помогать снова.

На некоммерческие организации ложится и другая задача – использовать имеющийся человеческий ресурс эффективно. Комплексность существующих социальных проблем предполагает то, что они могут быть решены коллективно, а не отдельно взятыми людьми, даже если их очень много. Это значит, что важной функцией НКО является организация и управление волонтерами, объяснение им задачи и координация их работы.

Отсутствие этого может привести к тому, что деятельность волонтеров не будет приносить столько пользы, сколько могла бы, а в некоторых случаях от нее будет больше вреда. Если бы между 100 студентами, решившими помочь Коулу в вычислениях, не распределили бы диапазон чисел, все могло закончиться тем, что они сделали бы одно и то же вычисление, что не очень помогло бы продвинуться в поиске решения.

Если людей, которые хотят помочь, не организовывать, то всегда есть вероятность, что их помощь окажется неэффективной, поэтому в данном случае прямая зависимость есть скорее между количеством волонтеров и сложностью организации их работы, чем количеством волонтеров и решенными с их помощью проблемами.

То, насколько деятельность волонтеров может быть вредна, стало очевидно недавно, когда в развитых странах появился новый тренд – волонтерский туризм. Казалось бы, от того, что все больше людей стали предпочитать волонтерство в других странах отпуску, проведенному на пляже, всем должно было стать лучше.

Но, как выяснилось, волонтерский туризм чаще вредит местным сообществам, чем приносит пользу, начиная с того, что для многих это становится способом почувствовать собственную значимость, а не помочь, заканчивая тем, что у волонтеров часто нет никаких специальных навыков, а одних только хороших намерений не всегда достаточно.

Поэтому 100 людей не всегда в 100 раз лучше одного. Даже если они хотят помочь. У Коула, вероятно, не было недостатка в ассистентах, просто по какой-то причине он решил сделать эту работу сам, так, во всяком случае, он мог бы быть уверен в результате.

Но существующие в нашем обществе проблемы глобальны, и они требуют участия многих людей. Решение таких проблем, как бедность или неравенство, невозможно осуществить в одиночку – это не чья-то задача, не задача выбранного президента или организаций, которые работают над этим, это задача каждого человека, и только такой подход может привести к значимым изменениям в существующей системе, воспроизводящей то, с чем мы пытаемся бороться.

Нет никаких других вариантов решения проблем такого масштаба, кроме вовлечения большего числа людей. Но, принимая во внимание все сложности, возникающие вместе с этим, мы, может быть, окажемся способны решить существующие социальные проблемы — и за меньшее количество воскресных дней.