Кто такой хакер?

Кто такой хакер?
Кто такой хакер?

Гений? Ван­дал? Вол­шеб­ник? Трикс­тер? Созда­тель? Вор? Жур­на­лист Сти­вен Леви задал вопрос «Кто такой хакер?» одно­му из пер­вых хаке­ров, про­фес­со­ру MIT, лиде­ру кибер­пан­ка, быв­ше­му хаке­ру и дру­гим людям, свя­зан­ным с этим пуга­ю­щим неко­то­рых сло­вом.

Поделитесь этой новостью с друзьями.

Джон Дрей­пер (англ. John Draper), извест­ный как Cap’n Crunch, один из пер­вых хаке­ров в исто­рии ком­пью­тер­но­го мира:
«Хакер – это чело­век, кото­рый может при­ду­мать, как обой­ти пре­пят­ствие, встав­шее у него на пути».
Стю­арт Бранд (англ. Stewart Brand), писа­тель, автор «The Whole Earth Catalog»:
«Для меня хакер – это любой лени­вый, умный инже­нер, кото­рый исполь­зу­ет изоб­ре­та­тель­ность для того, что­бы сде­лать что-то класс­ное».
Шер­ри Тер­кл (англ. Sherry Turkle), про­фес­сор MIT, писа­тель:
«Хакер – это сло­во, зна­че­ние кото­ро­го пол­но­стью зави­сит от кон­тек­ста. Когда я гово­рю о пер­вых хаке­рах в MIT, об осно­ва­те­лях Apple, о Бил­ле Гейт­се, люди пред­став­ля­ют себе визи­о­не­ров – тех, без кого у нас не было бы нашей циф­ро­вой куль­ту­ры в том виде, в кото­ром мы ее зна­ем. Но сто­ит толь­ко немно­го изме­нить кон­текст и люди уже слы­шат в этом сло­ве угро­зу без­опас­но­сти сво­их денег и лич­ной инфор­ма­ции».
Брюс Стер­линг (англ. Bruce Sterling), писа­тель, один из лиде­ров кибер­пан­ка:
«Трид­цать лет назад «хакер» был умный моло­дой парень, пыта­ю­щий­ся полу­чить доступ к доро­гим и слож­ным «ЭВМ». Тогда ком­пью­те­ры рабо­та­ли доволь­но пло­хо, но это было не страш­но – хаке­ры были рады про­сто полу­чить воз­мож­ность про­грам­ми­ро­вать. Жизнь была пол­ной. Совре­мен­ный хакер иной. Он не моло­дой, име­ет доступ к обшир­ным сетям ком­пью­те­ров и обла­да­ет ярко выра­жен­ной куль­тур­ной чув­стви­тель­но­стью. На его взгляд зако­ны, эти­ка, обще­ство, эко­но­ми­ка – это не что-то свя­тое, не над­ле­жа­щие спо­со­бы жить. Это про­сто код. И все может быть взло­ма­но. Те, кто пони­ма­ет это, пра­вы. Осталь­ные же вынуж­де­ны пола­гать­ся на инструк­ции, нор­мы, обще­ствен­ное мне­ние и дру­гие «косты­ли» и долж­ны быть бла­го­дар­ны хаке­рам за то, что они пока­зы­ва­ют огра­ни­че­ния в их миро­воз­зре­нии. Но нор­маль­ные люди – не хаке­ры и ред­ко быва­ют рады, когда их кор­рек­ти­ру­ют. Нор­маль­ные люди не про­яв­ля­ют боль­шо­го инте­ре­са к изу­че­нию тай­ных воз­мож­но­стей дея­тель­но­сти слож­ных систем. С нор­маль­ны­ми людь­ми все­гда было что-то не то. В 2014 мы виде­ли мно­го Black hats (англ. «Чер­ные шля­пы» – те, кто исполь­зу­ет свои зна­ния в корыст­ных целях или про­сто во зло) хаке­ров. Их чис­ло пора­жа­ет. Они соци­аль­но орга­ни­зо­ван­ны. Хаке­ры ста­ли боль­шим, про­цве­та­ю­щим, гло­ба­ли­зо­ван­ным кри­ми­наль­ным клас­сом. Но не то что бы хаке­ры все­гда были хоро­ши­ми, а теперь ста­ли пло­хи­ми. Нет. Про­сто хаке­ры все­гда были людь­ми, и если рань­ше у них было не так мно­го иску­ше­ний, то теперь они есть. Если быть чест­ны­ми, то офф­шор­ные оли­гар­хи зада­ли при­мер гло­баль­но­го пре­ступ­но­го пове­де­ния – «Чер­ные шля­пы» не при­ду­ма­ли его сами, но успеш­но пере­ня­ли его. Пона­до­би­лось доволь­но мно­го вре­ме­ни, что­бы перей­ти от радост­но­го энту­зи­аз­ма ран­них взло­мов к амо­раль­но­му ниги­лиз­му сего­дняш­них кибер-пре­ступ­ле­ний. В 2014 мы полу­чи­ли тех «хаке­ров», кото­рых заслу­жи­ли. Ситу­а­ция пло­хая, пото­му что сей­час такое вре­мя. Но одна­жды это будет 2034».
Тед Нель­сон (англ. Ted Nelson), социо­лог, пер­во­от­кры­ва­тель в обла­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, созда­тель Xanadu:
«Хакер – это сло­во, зна­че­ние кото­ро­го может быть как пози­тив­ным, так и нега­тив­ным. Мно­гие из тех, кто назы­ва­ет себя хаке­ра­ми, – бле­стя­щие про­грам­ми­сты с иде­а­ла­ми, дру­гие – бле­стя­щие про­грам­ми­сты с пло­хи­ми наме­ре­ни­я­ми. Обще­ствен­ность нико­гда не пой­мет».
Джен­ни­фер Гра­ник (англ. Jennifer Granick), Director of Civil Liberties for the Center for Internet and Society at Stanford Law School:
«Хаке­ров очень мно­го. Гла­ва Кибер­не­ти­че­ско­го коман­до­ва­ния США счи­та­ет, что кибер­не­ти­че­ский Перл-Хар­бор не за гора­ми. Един­ствен­ная при­чи­на, по кото­рой его еще не про­изо­шло – это уда­ча. Но одна­жды наша уда­ча закон­чит­ся. Вы може­те не заме­чать про­па­жи $445 мил­ли­ар­дов в год, но это то, насколь­ко мы были бы бога­че, если бы не хаке­ры, как гово­рит пра­ви­тель­ство. И пра­ви­тель­ство хочет нам помочь. Шаг пер­вый: сле­дить за всей сетью в поис­ках пло­хих пар­ней. В то же вре­мя гла­ва Аген­ства наци­о­наль­ной без­опас­но­сти (тот же самый офис, тот же самый чело­век) зани­ма­ет­ся шиф­ро­ва­ни­ем, взло­мом марш­ру­ти­за­то­ров и раз­ра­бот­кой пла­нов сете­вых атак. Он нани­ма­ет ана­ли­ти­ков, гово­ря им, что здесь они могут делать то, что было бы неле­галь­но где-либо еще. Герои «1984» Ору­эл­ла были бы здесь как дома. Марк Цукер­берг назы­ва­ет себя хаке­ром и вос­хва­ля­ет этот путь. Хаке­ры, кото­рых я встре­ча­ла в 1995, сей­час осно­ва­те­ли и дирек­то­ра мно­го­мил­ли­он­ный ком­па­ний. Коди­ро­ва­ние – это новое чте­ние, пись­мо и ариф­ме­ти­ка. Но хаке­ры про­дол­жа­ют рабо­тать в мире, огра­ни­чен­ном день­га­ми, расой, ген­де­ром, эко­но­ми­че­ской вла­стью и пра­ви­тель­ствен­ным кон­тро­лем. Как ска­зал Томас Джеф­фер­сон, «неболь­шой бунт вре­мя от вре­ме­ни – хоро­шее дело». Сей­час, веро­ят­но, хоро­шее вре­мя для неболь­шо­го бун­та. Хаке­ры опре­де­лен­но будут его частью».
Кевин Мит­ник (англ. Kevin Mitnick), быв­ший хакер, став­ший кон­суль­тан­том по ком­пью­тер­ной без­опас­но­сти:
«Чело­век, кото­рый любит изу­чать тех­но­ло­гии и нахо­дить свои спо­со­бы обхо­дить пре­пят­ствия, что­бы побе­дить систе­му».

Мэтт Мул­лен­вег (англ. Matt Mullenweg), CEO ком­па­нии Automattic:

«Хакер под­хо­дит ко все­му в мире с пози­ции того, для чего это может быть, а не для чего это есть, и пишет попе­рек лино­ван­ной бума­ги».

Энди Хер­ц­фельд (англ. Andy Hertzfeld), раз­ра­бот­чик Mac и Google:

«Хакер – это кто-то, кто любит делать вещи и оча­ро­ван слож­ны­ми систе­ма­ми, кото­рые ему нра­вит­ся созда­вать, рас­ши­рять и ломать».

Энд­рю Босу­орт (англ. Andrew Bosworth), тех­ни­че­ский дирек­тор Facebook:

«По сво­ей сути хакинг – это под­ход к реше­нию про­блем. Это опти­ми­стич­ное убеж­де­ние в том, что все, что было созда­но, вклю­чая само­го хаке­ра, может быть улуч­ше­но. Это скеп­ти­че­ское отно­ше­ние к ком­плекс­ным реше­ни­ям. Это вера в людей и, соот­вет­ствен­но, уве­рен­ность в том, что если мно­го людей рабо­та­ют в одном направ­ле­нии без како­го-либо успе­ха, то реше­ние про­бле­мы долж­но быть где-то в дру­гом направ­ле­нии.

Это вера в то, что хоро­шее реше­ние сего­дня – луч­ше, чем гени­аль­ное реше­ние зав­тра. Это вера в то, что чем быст­рее что-то сде­ла­но, тем быст­рее мож­но достичь совер­шен­но­го резуль­та­та (но это так­же и скеп­ти­цизм, что совер­шен­ный резуль­тат вооб­ще суще­ству­ет).

Это вера в неуда­чи и в то, что нуж­но откры­то делить­ся как успе­ха­ми, так и пора­же­ни­я­ми, что­бы дру­гие мог­ли опи­рать­ся на то, что уже было сде­ла­но. Решив одну про­бле­му, хакер не оста­нав­ли­ва­ет­ся, а пере­хо­дит к дру­гой про­бле­ме».

По мате­ри­а­лам: What is a Hacker?