Каким должен быть Интернет. Данные исследования киберпространства

Что экстремально важно знать при создании и продвижении норм, регулирующих киберпространство
Что экстремально важно знать при создании и продвижении норм, регулирующих киберпространство

Каким дол­жен быть Интер­нет, и как про­дви­гать нор­мы, регу­ли­ру­ю­щие кибер­про­стран­ство? Ген­ри Фар­релл, доцент кафед­ры поли­то­ло­гии и миро­вой поли­ти­ки в Уни­вер­си­те­те Джор­джа Вашинг­то­на, опуб­ли­ко­вал отчет о сло­жив­шей­ся ситу­а­ции с нор­ма­ми в кибер­про­стран­стве и реко­мен­да­ции по их про­дви­же­нию.

Поделитесь этим мнением с друзьями.

В доку­мен­те International Strategy for Cyberspace, опуб­ли­ко­ван­ном еще в 2011 году, США опре­де­ли­ли нор­мы кибер­про­стран­ства – откры­тость Интер­не­та, без­опас­ность, сво­бо­да сло­ва и мини­маль­ный госу­дар­ствен­ный над­зор.

Несмот­ря на отсут­ствие боль­шо­го успе­ха в уста­нов­ле­нии норм, направ­лен­ных про­тив ком­мер­че­ско­го шпи­о­на­жа в кибер­про­стран­стве, уда­лось достичь при­зна­ния воз­мож­но­сти при­ме­не­ния меж­ду­на­род­но­го пра­ва к дея­тель­но­сти в кибер­про­стран­стве и того, что защи­та прав чело­ве­ка долж­на осу­ществ­лять­ся так­же и в Интер­не­те.

Но кампания по созданию и продвижению норм в Интернете была в значительной степени дискредитирована летом 2013 года, когда Эдвард Сноуден раскрыл секретную информацию Агентства национальной безопасности, касающуюся тотальной слежки американских спецслужб за коммуникациями граждан при помощи информационных сетей и сетей связи.

В данной ситуации для содействия принятию заявленных норм правительство США должно сделать следующее:

  • рефор­ми­ро­вать раз­ве­ды­ва­тель­ную дея­тель­ность таким обра­зом, что­бы она была более согла­со­ва­на с нор­ма­ми откры­то­сти Интер­не­та, кото­рые США пыта­ет­ся уста­но­вить;
  • предъ­яв­лять более убе­ди­тель­ные дока­за­тель­ства, обви­няя кого-либо в несо­блю­де­нии норм в кибер­про­стран­стве;
  • поощ­рять дру­гие стра­ны и граж­дан­ское обще­ство в том, что­бы они бра­ли на себя веду­щую роль в созда­нии и про­дви­же­нии норм, даже когда это про­ти­во­ре­чит инте­ре­сам США.

Почему нормы?

Может пока­зать­ся стран­ным, что Агент­ство наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и офи­ци­аль­ные лица Пен­та­го­на пред­ла­га­ют при­ме­нять такие мяг­кие инстру­мен­ты, как нор­мы, а не высту­па­ют сто­рон­ни­ка­ми стро­гих воен­ных пра­вил, регу­ли­ру­ю­щих кибер­про­стран­ство, но есть при­чи­ны, по кото­рым нор­мы явля­ют­ся луч­шим из вари­ан­тов.

Во-пер­вых, США уяз­ви­мы для кибе­р­атак и эту про­бле­му труд­но решить, исполь­зуя обыч­ные инстру­мен­ты воен­но­го управ­ле­ния.

Во-вто­рых, труд­но гаран­ти­ро­вать пол­ную защи­ту слож­ных инфор­ма­ци­он­ных систем, посколь­ку они могут иметь тех­ни­че­ские недо­стат­ки.

В-тре­тьих, слож­но обес­пе­чить без­опас­ность в мире, где не все­гда воз­мож­но опре­де­лить напа­да­ю­щих и даже то, когда ата­ка про­изо­шла. Нако­нец, соблю­де­ние стро­гих пра­вил слож­но обес­пе­чить, осо­бен­но в кибер­про­стран­стве, где ору­жи­ем явля­ет­ся про­грамм­ное обес­пе­че­ние, а не раке­ты.

При этом нор­мы, несмот­ря на их мяг­кость, так­же могут иметь важ­ные послед­ствия. Так, напри­мер, нор­мы в отно­ше­нии при­ме­не­ния ядер­но­го ору­жия, уста­но­вив­ши­е­ся с 1950-х годов, сде­ла­ли исполь­зо­ва­ние тако­го ору­жия прак­ти­че­ски немыс­ли­мым в обыч­ных обсто­я­тель­ствах.

Нор­мы дей­ствий в кибер­про­стран­стве так­же со вре­ме­нем могут сде­лать неко­то­рые виды кибе­р­атак нор­ма­тив­но неумест­ны­ми. Они могут послу­жить при­ме­ром для дру­гих стран и спо­соб­ство­вать обще­му пони­ма­нию идей без­опас­но­сти и сов­мест­ной рабо­те там, где инте­ре­сы пере­се­ка­ют­ся.

Сложности в продвижении норм

Про­дви­же­ние норм, как пра­ви­ло, слож­ный про­цесс даже в луч­ших обсто­я­тель­ствах. Кро­ме того, обсто­я­тель­ства США слож­но назвать бла­го­при­ят­ны­ми – в дан­ный момент суще­ству­ют три зна­чи­тель­ные про­бле­мы.

Пер­вая заклю­ча­ет­ся в том, что про­дви­же­ние норм лег­че осу­ществ­лять, когда есть общие цен­но­сти, под­дер­жи­ва­ю­щие эти нор­мы. Но пока в кибер­про­стран­стве есть раз­ные – и ради­каль­но несов­ме­сти­мые – цен­но­сти. Про­ти­во­ре­ча­щие друг дру­гу инте­ре­сы демо­кра­ти­че­ско­го и авто­ри­тар­но­го режи­ма и раз­ные взгля­ды на откры­тость Интер­не­та дела­ют эффек­тив­ный гло­баль­ный дого­вор невоз­мож­ным.

Вто­рая про­бле­ма – это то, что нор­мы при­ни­ма­ют луч­ше, если тем, кто их при­ни­ма­ет, не кажет­ся, что сто­рон­ник норм дей­ству­ет недоб­ро­со­вест­но. Без­услов­но, мно­гие стра­ны исполь­зу­ют Сно­уде­на как при­кры­тие для оппо­зи­ции США, но для мно­гих дру­гих дове­рие к про­дви­га­е­мым нор­мам было подо­рва­но этим несо­от­вет­стви­ем меж­ду рито­ри­кой и дей­стви­я­ми США.

В све­те откры­тий Сно­уде­на мно­гие утвер­ди­лись в убеж­де­нии, что США выго­ден откры­тый Интер­нет и что эти цен­но­сти суще­ству­ют толь­ко до тех пор, пока соот­вет­ству­ют эко­но­ми­че­ским, поли­ти­че­ским и воен­ным целям стра­ны.

Тре­тья про­бле­ма воз­ни­ка­ет в резуль­та­те того, что стра­ны не явля­ют­ся един­ствен­ным важ­ным фак­то­ром, опре­де­ля­ю­щим нор­мы в кибер­про­стран­стве. Боль­шие ком­мер­че­ские ком­па­нии, акти­ви­сты и экс­пер­ты игра­ют зна­чи­тель­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии поли­ти­ки Интер­не­та.

Пра­ви­тель­ству США уда­ва­лось рабо­тать в мол­ча­ли­вом, хотя и не все­гда про­стом, сою­зе с биз­не­сом, кото­рый пред­по­чи­та­ет мини­маль­ное вме­ша­тель­ство пра­ви­тель­ства, и акти­ви­ста­ми, кото­рые хоте­ли бы огра­ни­чить госу­дар­ствен­ное наблю­де­ние и кото­рые дове­ря­ют пра­ви­тель­ству США не более чем пра­ви­тель­ству дру­гих стран. Откры­тие же Сно­уде­на силь­но пошат­ну­ло этот неглас­ный аль­янс.

Рекомендации

Если США серьез­но настро­е­ны на про­дви­же­ние норм вза­и­мо­дей­ствия в кибер­про­стран­стве, сле­ду­ет про­из­ве­сти неко­то­рые слож­ные рефор­мы.

Во-пер­вых, АНБ, ЦРУ и Кибер­не­ти­че­ское коман­до­ва­ние США долж­ны изме­нить свое пред­став­ле­ние о законе и соблю­де­нии норм – если АНБ хочет помочь раз­ра­бо­тать стро­гие нор­мы, то оно долж­но огра­ни­чить свою соб­ствен­ную сво­бо­ду и не осу­ществ­лять дей­ствий, про­ти­во­ре­ча­щих тем нор­мам, кото­рые США пыта­ют­ся уста­но­вить.

Во-вто­рых, если пра­ви­тель­ство США хочет исполь­зо­вать так­ти­ку пуб­лич­ных обви­не­ний, необ­хо­ди­мо под­дер­жи­вать эти обви­не­ния дока­за­тель­ства­ми. При этом после исто­рии со Сно­уде­ном инфор­ма­ция, полу­чен­ная от США, у мно­гих не вызы­ва­ет дове­рия.

Одним из спо­со­бов реше­ния это­го может быть созда­ние пане­ли неза­ви­си­мых экс­пер­тов из гло­баль­но­го тех­ни­че­ско­го сооб­ще­ства, кото­рые рас­смат­ри­ва­ли бы дока­за­тель­ства обе­их сто­рон.

В-тре­тьих, США долж­ны поз­во­лить неко­то­рым из парт­не­ров взять на себя ини­ци­а­ти­ву по раз­ра­бот­ке норм. Новые нор­мы не будут вос­при­ни­мать­ся леги­тим­ны­ми, если они выгля­дят исклю­чи­тель­но как про­ек­ция инте­ре­сов США.

По этой при­чине США долж­ны систе­ма­ти­че­ски участ­во­вать в диа­ло­гах с таки­ми груп­па­ми и орга­ни­за­ци­я­ми, зани­ма­ю­щи­ми­ся созда­ни­ем норм, как Global Network Initiative, Electronic Frontier Foundation (EFF), Center for Democracy and Technology и Microsoft для того, что­бы сфор­ми­ро­вать неко­то­рые общие цен­но­сти.

Сле­до­ва­ние этим реко­мен­да­ци­ям будет тре­бо­вать от пра­ви­тель­ства США изме­не­ния мно­гих аспек­тов под­хо­да к без­опас­но­сти в кибер­про­стран­стве, поис­ка воз­мож­но­стей рабо­тать с фак­то­ра­ми, когда обе­им сто­ро­нам не хва­та­ет дове­рия, а так­же созда­ния диа­ло­га о нор­мах и при­вле­че­ния к нему биз­не­са и граж­дан­ских акти­ви­стов.

Если США смо­гут осу­ще­ствить эти шаги, то тогда ста­нет воз­мож­ным появ­ле­ние осно­ва­ния для созда­ния и про­дви­же­ния норм, регу­ли­ру­ю­щих кибер­про­стран­ство.

Ска­чать пуб­ли­ка­цию в PDF.

Изоб­ра­же­ние: Declaration of Independence of Cyberspace Wordle