Новые детские игрушки, слушают вашего ребенка и отвечают ему. Какие секреты расскажут ваши дети

Hello Barbie. Изображение: AP Photo/Mark Lennihan
Hello Barbie. Изображение: AP Photo/Mark Lennihan

Новая вер­сия кук­лы Бар­би уме­ет раз­го­ва­ри­вать с детьми, для это­го она запи­сы­ва­ет все их раз­го­во­ры. Как дет­ская игруш­ка может угро­жать при­ват­но­сти, и поче­му зако­ны нуж­да­ют­ся в адап­та­ции?

На про­шед­шей недав­но в Нью-Йор­ке ярмар­ке игру­шек Mattel ком­па­ния, выпус­ка­ю­щая зна­ме­ни­тую кук­лу Бар­би, пред­ста­ви­ла новую вер­сию игруш­ки. Кук­ла, кото­рую зовут Hello Barbie, теперь уме­ет слу­шать то, что ей гово­рит ребе­нок, и отве­чать ему.

Hello Barbie записывает голос ребенка, оправляет аудиофайлы по wi-fi на компьютеры Mattel, где, основываясь на анализе записей, генерируется ответ. Барби способна учиться, запоминать, как зовут вашу собаку, и приспосабливаться к новым темам.

Новая игруш­ка может стать хитом сре­ди детей, при­вык­ших к новым тех­но­ло­ги­ям, iPad и при­ло­же­ни­ям, но широ­кая обще­ствен­ность уже бьет тре­во­гу, а кук­ла полу­чи­ла про­зви­ще «под­слу­ши­ва­ю­щая» Бар­би.

Действительно, дети представляют собой идеальное средство прослушки – каждый, кто проводит время с детьми или может вспомнить свое собственное детство, знает, что дети все время разговаривают с игрушками и доверяют им секреты, которые они никогда бы не рассказали другому человеку.

В чем-то сло­жив­ша­я­ся ситу­а­ция напо­ми­на­ет недав­ний скан­дал с умны­ми теле­ви­зо­ра­ми Samsung, кото­рые слу­ша­ли раз­го­во­ры поль­зо­ва­те­лей. Но игруш­ки ори­ен­ти­ро­ва­ны на детей, не спо­соб­ных даже при­ни­мать реше­ния отно­си­тель­но при­ват­но­сти той инфор­ма­ции, кото­рой они делят­ся.

Конеч­но, созда­те­ли Бар­би убеж­да­ют в том, что вся собран­ная инфор­ма­ция оста­нет­ся при­ват­ной и не будет исполь­зо­вать­ся в мар­ке­тин­го­вых, реклам­ных или каких-либо дру­гих целях, но насколь­ко поль­зо­ва­тель­ское согла­ше­ние, закон о при­ват­но­сти и обе­ща­ние Mattel могут быть гаран­ти­ей того, что это­го не про­изой­дет?

Это не первая подобная ситуация, и всем известно, что происходит, когда интересы сервиса расходятся с интересами его пользователей.

Напри­мер, Facebook, кото­рый поль­зо­ва­те­ли исполь­зу­ют для того, что­бы общать­ся с дру­зья­ми и семьей и делить­ся фото­гра­фи­я­ми и ссыл­ка­ми, про­да­ет поль­зо­ва­тель­скую инфор­ма­цию рекла­мо­да­те­лям.

Дру­гая серьез­ная про­бле­ма, кото­рую затра­ги­ва­ет появ­ле­ние Бар­би, заклю­ча­ет­ся в том, что боль­шин­ство зако­нов о при­ват­но­сти осно­вы­ва­ют­ся на том, что инди­ви­ды хоро­шо пони­ма­ют, как их дан­ные могут быть исполь­зо­ва­ны, и дей­ству­ют, исхо­дя из это­го пони­ма­ния.

Но чем боль­ше уче­ные иссле­ду­ют при­ват­ность и пове­де­ние чело­ве­ка в инфор­ма­ци­он­ную эпо­ху, тем боль­ше все выгля­дит так, что мы фун­да­мен­таль­но, ней­ро­био­ло­ги­че­ски не в состо­я­нии решать вопро­сы при­ват­но­сти так, как от нас ожи­да­ет закон.

Люди устроены сложнее, чем абстрактный индивид, описанный в законе, и часто принимают иррациональные решения.

Вме­сте с тем тех­но­ло­гии ста­но­вят­ся все более неотъ­ем­ле­мой частью нашей жиз­ни и все более лич­ной – фит­нес-тре­ке­ры, умные часы и дру­гие сен­сор­ные устрой­ства раз­мы­ва­ют гра­ни­цу меж­ду нами и наши­ми тех­но­ло­ги­я­ми, и зако­ны о при­ват­но­сти долж­ны учи­ты­вать эту гло­баль­ную пер­спек­ти­ву изме­не­ний в чело­ве­че­ском пове­де­нии.

Бар­би-шпи­он – это не еди­нич­ный слу­чай, а ско­рее пред­вест­ник буду­ще­го, к кото­ро­му мы стре­ми­тель­но при­бли­жа­ем­ся.