Как я побывал на первой российской конференции провалов НКО и получил опыт, которого хватит на учебник

Как я побывал на первой российской конференции провалов НКО и получил опыт, которого хватит на учебник
Как я побывал на первой российской конференции провалов НКО и получил опыт, которого хватит на учебник

«Забе­гай, — отве­тил Алек­сей Сидо­рен­ко в ответ на моё удив­ле­ние, что NGO Fail Conf уже идёт, а я и не в кур­се». Взгляд Ильи Зве­ре­ва, акти­ви­ста и бло­ге­ра, на первую кон­фе­рен­цию про­ва­лов НКО.

Справка.

16 мая Теплица социальных технологий провела в Москве NGO Fail Conf – конференцию лучших провалов НКО, на которой участники поделились историями своих неудач, а также извлеченными уроками, позволившими сделать их организации эффективнее.

Успел на вторую половину.

Вошел, а там нуд­но обсуж­да­ют про­бле­мы како­го-то оче­вид­но не рабо­та­ю­ще­го сай­та бла­го­тво­ри­тель­ной орга­ни­за­ции. Ну, ок, погу­лял, поко­пал­ся в теле­фоне, раз­гля­ды­вал зал.

Боль­шая часть ауди­то­рии люди с явным опы­том рабо­ты в НКО. Я-то при­шел послу­шать офи­ги­тель­ные исто­рии, и в голо­ву не при­хо­ди­ло, что для кого-то это про­филь­ная кон­фе­рен­ция с объ­ек­тив­ной поль­зой и нетвор­кин­гом.

Наталья Коханова, проект ЭкоЛавки в Клину. Фото: Алексей Ница.
Ната­лья Коха­но­ва, про­ект Эко­Лав­ки в Кли­ну. Фото: Алек­сей Ница.

Пер­вый доклад ока­зал­ся самым стран­ным. Ната­лья Коха­но­ва нача­ла рас­сказ про шко­лу про­дви­ну­тых роди­те­лей, затем вне­зап­но пере­прыг­ну­ла к дет­ской груп­пе под Кли­ном, кото­рая соби­ра­ет чай, и Ната­лья его про­да­ет.

Рад за детей, но где НКО и где провал, если чайный бизнес процветает до сих пор?

Впро­чем, это еще не конец: тема сно­ва вне­зап­но сме­ни­лась, когда доклад­чи­ца встре­ти­ла аст­ро­ло­га и всту­пи­ла в какой-то аст­ро­ло­ги­че­ский инсти­тут. На пред­ло­же­нии посчи­тать успеш­ность орга­ни­за­ций по клю­че­вым датам доклад закон­чил­ся, оста­вив всех в недо­уме­нии.

Татья­на Кон­стан­ти­но­ва рас­ска­за­ла о сле­по­глу­хих людях слож­но пред­ста­вить, как так мож­но жить, но бла­го­да­ря Интер­не­ту, у них очень актив­ная соци­аль­ная жизнь. Одна из задач фон­да под­держ­ки пере­счи­тать всех сле­по­глу­хих в Рос­сии, и рас­сказ был про пре­одо­ле­ние их недо­ве­рия.

Диана Колесникова, лидер образовательного проекта Образ жизни. Фото: Алексей Ница.
Диа­на Колес­ни­ко­ва, лидер обра­зо­ва­тель­но­го про­ек­та Образ жиз­ни. Фото: Алек­сей Ница.

Пре­зен­та­ция Диа­ны Колес­ни­ко­вой была по-аме­ри­кан­ски зажи­га­тель­ной: каж­дая сме­на слай­да сопро­вож­да­лась сме­хом.

История соответствовала: Диана с группой как-то бросились помочь детским домам в Калязине (что, вроде, получилось) и еще в какой-то деревне с красивым, но не запоминающимся названием, про которую и рассказ.

Три меся­ца обо всем дого­ва­ри­ва­лись, все хоро­шо, но когда дело дошло до прак­ти­ки, полу­чи­ли отказ: мол, изви­ни­те, боль­ше не зво­ни­те. Слайд с при­чи­ной, кажет­ся, стал луч­шим слай­дом кон­фе­рен­ции.

Анастасия Гулявина, Impact Hub Moscow. Фото: Алексей Ница.
Ана­ста­сия Гуля­ви­на, Impact Hub Moscow. Фото: Алек­сей Ница.

Без пере­ры­ва меж­ду сек­ци­я­ми пере­шли к докла­ду Ана­ста­сии Гуля­ви­ной, руко­во­ди­те­ля Impact Hub Moscow, где про­хо­ди­ла кон­фе­рен­ция. Она рас­ска­за­ла про нескуч­но-печаль­ный TEDx NeskuchnySad, кото­рый в целом полу­чил­ся, но сопро­вож­дал­ся тра­ди­ци­он­ны­ми для люби­тель­ских кон­фе­рен­ций непри­ят­но­стя­ми.

Еле­на Его­ро­ва объ­яс­ни­ла, что делать с людь­ми, ото­рвав­ши­ми от себя какую-то сум­му на пожерт­во­ва­ние. В Рос­сии нет не то что при­выч­ки, но даже мас­со­во­го одоб­ре­ния бла­го­тво­ри­тель­но­сти, поэто­му людей нуж­но под­бад­ри­вать, жела­тель­но до того, как род­ные их спро­сят, како­го фига.

Волонтеры на улицах с этим не справлялись, наемные телефонистки провалили эмпатию, пришлось звонить каждому донору самой и неожиданно по полчаса обмениваться благодарностями.

Обрат­ная связь и лич­ный кон­такт самое важ­ное в любой уда­лен­ной дея­тель­но­сти, но почти все их про­ва­ли­ва­ют. По край­ней мере, фонд Еле­ны («Дет­ские дерев­ни SOS») отно­сит­ся к доно­рам как к людям, за одно это их сто­ит выбрать.

Алина Щеглова, социальный предприниматель, Великий Новгород. Фото: Алексей Ница.
Али­на Щег­ло­ва, соци­аль­ный пред­при­ни­ма­тель, Вели­кий Нов­го­род. Фото: Алек­сей Ница.

Даль­ше две пре­зен­та­ции через скайп, а любое исполь­зо­ва­ние Интер­не­та на кон­фе­рен­ци­ях ведет к про­ва­лам. Осо­бен­но на кон­фе­рен­ции про про­ва­лы. Про что гово­ри­ла Али­на, я так и не понял, но уви­дел обо­их ее детей, кото­рым было любо­пыт­но, с кем их мама раз­го­ва­ри­ва­ет.

Мар­га­ри­та отлич­но под­го­то­ви­лась к рас­ска­зу про ново­год­ние бла­го­тво­ри­тель­ные суве­ни­ры, даже нари­со­ва­ла от руки несколь­ко весе­лых слай­дов.

Но когда при­шла пора выво­дов, поче­му книж­ные мага­зи­ны в пред­но­во­год­ние выход­ные пусту­ют, обры­вы свя­зи пре­вра­ти­ли доклад в фарс. «Поче­му так полу­чи­лось? А-а-а… А… а-а…». Алек­сей пере­под­клю­ча­ет Мар­га­ри­ту: «Так вот, на точ­ки никто не при­шел, и суве­нир­ка оста­лась нерас­про­дан­ной. При­чи­ной это­му и-и… и… И-и-и…».

Еле­на Аль­шан­ская, моде­ра­тор и пер­вый доклад­чик послед­не­го бло­ка, была вели­ко­леп­на. Ее доклад, как и все докла­ды в этом бло­ке, был имен­но таким, ради кото­рых мы при­шли на эту кон­фе­рен­цию.

Мно­го занят­ных исто­рий про отдель­ные про­ва­лы, рас­сказ об изме­не­ни­ях в орга­ни­за­ции, что­бы про­ва­лы мини­ми­зи­ро­вать, и сове­ты дру­гим волон­тер­ским орга­ни­за­ци­ям по резуль­та­там.

Суть про­ста, и все НКО, кажет­ся, это зна­ют: за волон­те­ра­ми нужен глаз да глаз, пото­му что доб­ро при­чи­нить хочет каж­дый, но без тре­ни­ров­ки уме­ет мало кто.

Истории залипли в памяти, особенно про девушку, которая в группе волонтеров приехала развлекать больных детей, да так и простояла среди них в слезах.

Татья­на Туль­чин­ская руко­во­дит фон­дом, как ком­мер­че­ской орга­ни­за­ци­ей: тре­бу­ет поряд­ка и чет­ких про­цес­сов и сто­ро­нит­ся дру­же­ских свя­зей. Пото­му что сме­ше­ние лич­но­го и рабо­че­го почти все­гда выхо­дит боком.

Гото­вых сотруд­ни­ков НКО на рын­ке нет, поэто­му при­хо­дит­ся выби­рать по кос­вен­ным харак­те­ри­сти­кам и уме­ни­ям, и если не про­ка­ти­ло, то луч­ше рас­про­щать­ся, чем потом вое­вать.

Владимир Берхин, президент фонда «Предание». Фото: Алексей Ница.
Вла­ди­мир Берх­ин, пре­зи­дент фон­да «Пре­да­ние». Фото: Алек­сей Ница.

Ярким кон­тра­стом к этой раци­о­наль­но­сти был под­ход Вла­ди­ми­ра Берх­и­на: все со все­ми бра­тья и сест­ры, в рабо­ту друж­но с голо­вой, ника­ких пла­нов, ника­кой суб­ор­ди­на­ции (кро­ме про­грам­ми­стов: они в про­ек­те оплот ответ­ствен­но­сти).

Их глав­ный донор не выдер­жал рабо­че­го хао­са и сбе­жал, но фонд как-то справ­ля­ет­ся, посто­ян­но откры­ва­ют­ся новые направ­ле­ния, все зани­ма­ют­ся, чем им инте­рес­но, отче­тов мини­мум, каж­дый день кри­зис и дед­лайн, а если нет ста­но­вит­ся скуч­но.

В общем, та самая рус­ская модель управ­ле­ния. Посме­я­лись вво­лю.

Конференция про лучшие провалы НКО оказалась одной из интереснейших по теме НКО.

Неуди­ви­тель­но, что най­ти сидя­чее место было непро­сто. Про­бле­мы, о кото­рых гово­ри­ли, свой­ствен­ны не толь­ко бла­го­тво­ри­тель­ным, но всем орга­ни­за­ци­ям, и нович­кам в подоб­ных про­ек­тах слу­шать запи­си сто­ит обя­за­тель­но.

Пото­му что мно­гие докла­ды начи­на­ют­ся так: «конеч­но, мы собра­ли все обыч­ные шиш­ки и про­ва­ли­ли все, что мож­но было про­ва­лить, но сего­дня я рас­ска­жу не об этом…» надо же когда-то и на чужих ошиб­ках учить­ся.

В этом смыс­ле кон­фе­рен­ция про про­ва­лы отлич­ный учеб­ник.

Подпишись. Одна новость, которую нельзя пропустить. Раз в день на ваш месенджер