Слактивизм: как лайки и репосты могут решать социальные проблемы. Или всё-таки не могут?

Слактивизм: как лайки и репосты могут решать социальные проблемы. Или все-таки не могут?
Слактивизм: как лайки и репосты могут решать социальные проблемы. Или все-таки не могут?

Все чаще поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей делят­ся кам­па­ни­я­ми неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций и соци­аль­ных ини­ци­а­тив. Но могут ли репо­сты видео и лай­ки фото­гра­фий дей­стви­тель­но помочь в реше­нии про­блем и созда­нии соци­аль­но­го бла­га или это все­го лишь сим­во­ли­че­ское дей­ствие и слак­ти­визм?

Поделитесь этой статьей с друзьями

В русском языке не так давно появился новый термин «слактивизм» – транслитерация английского слова «slacktivism», образованного из слов «slacker» (бездельник) и «activism» (активизм).

В англо­языч­ных стра­нах сло­во суще­ству­ет уже два­дцать лет и исполь­зу­ет­ся для опи­са­ния дей­ствий, направ­лен­ных на под­дер­жа­ние соци­аль­ной кам­па­нии или орга­ни­за­ции, но име­ю­щих неболь­шой или пол­но­стью отсут­ству­ю­щий резуль­тат (кро­ме того, что слак­ти­вист чув­ству­ет себя хоро­шо от того, что при­нял уча­стие в созда­нии соци­аль­но­го бла­га).

Изна­чаль­но тер­мин имел пози­тив­ные кон­но­та­ции и отсы­лал ско­рее к малым делам на пер­со­наль­ном уровне (поса­дить дере­во вме­сто того, что­бы участ­во­вать в митин­ге), но со вре­ме­нем (и рас­про­стра­не­ни­ем Интер­не­та) сло­во при­об­ре­ло нега­тив­ный отте­нок.

Подписание интернет-петиций, лайки, репосты, статусы и изменение аватаров в социальных сетях – все это стало примером нового слактивизма, который заменяет реальные действия и на практике не приводит к изменениям, являющимся целью социальных кампаний.

Критика слактивизма

В сво­ей кни­ге «Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» иссле­до­ва­тель Евге­ний Моро­зов в каче­стве при­ме­ра слак­ти­виз­ма при­во­дит экс­пе­ри­мент дат­ско­го пси­хо­ло­га Андер­са Кол­динг-Йор­ген­се­на.

В 2009 году Андерс создал в Facebook груп­пу в защи­ту исто­ри­че­ско­го фон­та­на в цен­тре Копен­га­ге­на – соглас­но инфор­ма­ции, опуб­ли­ко­ван­ной в груп­пе, его соби­ра­лись сно­сить. Уже в пер­вый день к груп­пе при­со­еди­ни­лось 125 чело­век, а впо­след­ствии это чис­ло достиг­ло 27 000.

Вся история с фонтаном была выдумкой Андерса, но за время эксперимента никто из тысяч присоединившихся к защитной группе не предпринял никаких действий – даже не выяснил, является ли правдой опубликованная в группе информация.

Не уди­ви­тель­но, что подоб­ные наблю­де­ния под­пи­ты­ва­ют суще­ству­ю­щий в обще­стве скеп­ти­цизм отно­си­тель­но слак­ти­виз­ма. Кри­ти­ки слак­ти­виз­ма утвер­жда­ют, что он не толь­ко не эффек­ти­вен, но и при­но­сит вред, посколь­ку явля­ет­ся заме­ной реаль­ных дей­ствий – люди, поста­вив­шие лайк, счи­та­ют, что выпол­ни­ли свой долг и не стре­мят­ся к каким-либо дру­гим – про­ве­рен­ным – фор­мам уча­стия в соци­аль­ной кам­па­нии, кото­рую они под­дер­жи­ва­ют.

Защита слактивизма

Но есть и дру­гой лагерь – пока кри­ти­ки слак­ти­виз­ма пишут о том, что кам­па­нии в соци­аль­ных медиа сего­дня невоз­мож­но срав­ни­вать с «реаль­ны­ми» кам­па­ни­я­ми, защит­ни­ки слак­ти­виз­ма утвер­жда­ют, что гло­баль­ные изме­не­ния все-таки могут быть с хэш­те­гом и могут про­изой­ти с помо­щью Twitter или YouTube.

Если мы говорим об активизме как о чем-то, что повышает осведомленность людей о проблеме, привлекает к социальной кампании внимание широкой общественности и меняет мнение людей, то слактивизм – это именно то, что позволяет делать все перечисленное в больших масштабах.

Но ведет ли слак­ти­визм к каким-либо зна­чи­мым дей­стви­ям и резуль­та­там?

Кэт Джонс в сво­ем иссле­до­ва­нии «Slacktivism and the social benefits of social video: Sharing a video to ‘help’ a cause» попы­тал­ся най­ти ответ на этот вопрос.

Слактивизм и социальные видео

В сво­ем иссле­до­ва­нии Джонс решил рас­смот­реть соци­аль­ные видео, те, кото­рые рас­про­стра­ня­ют­ся за счет соци­аль­ных медиа, и то, насколь­ко репост таких видео может при­ве­сти к каким-либо даль­ней­шим дей­стви­ям.

Бла­го­да­ря соци­аль­ным видео мож­но рас­про­стра­нять инфор­ма­цию очень быст­ро и охва­ты­вать боль­шое коли­че­ство людей. Рекла­ма уже дав­но исполь­зу­ет этот меди­ум эффек­тив­но и созда­ет видео, кото­рые ста­но­вят­ся вирус­ны­ми и полу­ча­ют сот­ни тысяч репо­стов, и «если рекла­ма может с помо­щью соци­аль­ных видео про­да­вать про­дук­ты, то неком­мер­че­ские орга­ни­за­ции могут таким же обра­зом про­да­вать соци­аль­ные дей­ствия и поли­ти­че­ские убеж­де­ния».

В 2014 году мы мог­ли убе­дить­ся, что это дей­стви­тель­но рабо­та­ет, такие соци­аль­ные кам­па­нии, как Ice Bucket Challenge (вы навер­ня­ка виде­ли видео, участ­ни­ки кото­рых обли­ва­ют­ся вед­ром ледя­ной воды), #nomakeupselfies и #bringbackourgirls вызва­ли боль­шой обще­ствен­ный резо­нанс, запол­нив на дол­гое вре­мя соци­аль­ные сети видео и фото­гра­фи­я­ми, при­зван­ны­ми при­влечь вни­ма­ние к соци­аль­ным про­бле­мам, кото­рые стре­мит­ся решить дан­ная кам­па­ния.

Но вопрос остается тем же: помогает ли распространение видео в решении проблемы? Или, как сформулировал исследовательский вопрос Джонс: снижает ли распространение видео вероятность того, что пользователь в дальнейшем будет вовлечен в какие-либо другие формы помощи?

Исследование Джонса

В иссле­до­ва­нии были исполь­зо­ва­ны вто­рич­ные дан­ные опро­са ком­па­нии Unruly, зани­ма­ю­щей­ся соци­аль­ны­ми видео. Опрос­ник вклю­чал в себя вопро­сы о том, как и поче­му поль­зо­ва­те­ли делят­ся видео, напри­мер, насколь­ко вер­но утвер­жде­ние «это что-то хоро­шее, и я хочу помочь», и насколь­ко высо­ко они оце­ни­ва­ют свое наме­ре­ние узнать о видео боль­ше.

Наме­ре­ние поль­зо­ва­те­лей «узнать боль­ше» о видео, кото­рым они делят­ся, ста­ло осно­вой для пред­по­ло­же­ния, что эти поль­зо­ва­те­ли будут вовле­че­ны не толь­ко в сим­во­ли­че­ское, но и в зна­чи­мое дей­ствие (посколь­ку допол­ни­тель­ная инфор­ма­ция в любом слу­чае необ­хо­ди­ма в ситу­а­ции, когда чело­век хочет помочь).

Одной из гипотез Джонса стала гипотеза о том, что чем более склонны пользователи поделиться тем видео, которое они посмотрели, тем менее склонны они узнать больше (и, соответственно, предпринять какие-либо дальнейшие действия).

Ана­лиз дан­ных пока­зал, что высо­кая сте­пень наме­ре­ния поде­лить­ся видео, что­бы помочь соци­аль­ной кам­па­нии, поло­жи­тель­но кор­ре­ли­ру­ет с жела­ни­ем поль­зо­ва­те­ля узнать боль­ше.

Тепловая карта показывает проценты пользователей в зависимости от их оценки своих намерений сделать репост видео и узнать больше. Небольшие вертикальные паттерны являются артифактом набора данных. Изображение: firstmonday.org
Теп­ло­вая кар­та пока­зы­ва­ет про­цен­ты поль­зо­ва­те­лей в зави­си­мо­сти от их оцен­ки сво­их наме­ре­ний сде­лать репост видео и узнать боль­ше. Неболь­шие вер­ти­каль­ные пат­тер­ны явля­ют­ся арте­фак­том набо­ра дан­ных. Изоб­ра­же­ние: firstmonday.org

Таким обра­зом, была при­ня­та аль­тер­на­тив­ная гипо­те­за:

Чем более пользователь склонен поделиться видео, чтобы помочь социальной кампании, тем более он склонен узнать больше. 

Кухня Мэйвис

В каче­стве при­ме­ра Джонс при­во­дит видео «Kitchen of Cheer» – трех­ми­нут­ное видео рас­ска­зы­ва­ет исто­рию Мэй­вис, учи­тель­ни­цы из Син­га­пу­ра, кото­рая орга­ни­зо­ва­ла в Кам­бод­же неболь­шую бес­плат­ную сто­ло­вую для голо­да­ю­щих детей.

Целью видео, создан­но­го син­га­пур­ской ини­ци­а­ти­вой Our Better World, было при­влечь пожерт­во­ва­ния и волон­те­ров для того, что­бы помочь Мэй­вис накор­мить боль­ше детей, а так­же вдох­но­вить зри­те­лей на созда­ние пози­тив­ных соци­аль­ных изме­не­ний в их сооб­ще­ствах.

За вре­мя кам­па­нии видео посмот­ре­ли боль­ше 40 000 чело­век – из них почти 20 тысяч при­шлись на ауди­то­рию из США, а 6 700 – на Син­га­пур.

Количество просмотров видео "Kitchen of Cheer" во время кампании и после. Изображение: firstmonday.org
Коли­че­ство про­смот­ров видео «Kitchen of Cheer» во вре­мя кам­па­нии и после. Изоб­ра­же­ние: firstmonday.org

До запус­ка видео пожерт­во­ва­ния, кото­рые полу­ча­ла Мэй­вис, огра­ни­чи­ва­лись ее соци­аль­ным кру­гом. После запус­ка видео Мэй­вис ста­ли при­хо­дить пожерт­во­ва­ния со все­го мира, кото­рые в резуль­та­те соста­ви­ли $16 000, $6 000 из кото­рых были из США.

Учи­ты­вая то, что до запус­ка видео Мэй­вис не полу­ча­ла пожерт­во­ва­ний из США, мож­но пред­по­ло­жить, что эти $6 000 при­шли от тех 20 000 поль­зо­ва­те­лей из США, кото­рые посмот­ре­ли видео.

Полу­чен­ные пожерт­во­ва­ния поз­во­ли­ли кор­мить на 50 детей в неде­лю боль­ше и уве­ли­чить раз­ме­ры кух­ни. Мэй­вис так­же полу­чи­ла и дру­гие фор­мы помо­щи – волон­тер­скую под­держ­ку, пожерт­во­ва­ния вещей и т.д.

Пожертвования, которые получила кухня Мэйвис после запуска видео. Изображение: firstmonday.org
Пожерт­во­ва­ния, кото­рые полу­чи­ла кух­ня Мэй­вис после запус­ка видео. Изоб­ра­же­ние: firstmonday.org

Эти дан­ные поз­во­ля­ют пред­по­ло­жить, что соци­аль­ные видео дей­стви­тель­но могут вести к реаль­ным дей­стви­ям (напри­мер, пожерт­во­ва­ни­ям) и про­грес­су в отно­ше­нии стра­те­ги­че­ских целей соци­аль­ной кам­па­нии.

Слактивизм?

Посколь­ку в медиа в дан­ный момент мож­но наблю­дать тен­ден­цию к исполь­зо­ва­нию сло­ва слак­ти­визм в нега­тив­ном зна­че­нии (как онлайн-акти­визм, не име­ю­щий ника­ко­го соци­аль­но­го или поли­ти­че­ско­го вли­я­ния, по опре­де­ле­нию Моро­зо­ва), то иссле­до­ва­ние Джон­са явля­ет­ся дока­за­тель­ством того, что слак­ти­визм – это не обя­за­тель­но «ноль резуль­та­та» (либо дока­за­тель­ством того, что репост видео – это не слак­ти­визм).

Действительно, чем сильнее мотивация пользователя поделиться видео, тем сильнее его мотивация узнать больше о кампании в дальнейшем.

Здесь сле­ду­ет заме­тить, что, конеч­но, моти­ва­ция узнать боль­ше не обя­за­тель­но ведет к после­ду­ю­щим дей­стви­ям, но тем не менее, как мы видим на при­ме­ре «Kitchen of Cheer», про­смотр и репо­сты видео могут при­во­дить к зна­чи­мой под­держ­ке даже отно­си­тель­но не извест­ной соци­аль­ной кам­па­нии.

Если же сло­во слак­ти­визм вызы­ва­ет у нас толь­ко нега­тив­ные ассо­ци­а­ции, то, веро­ят­но, сле­ду­ет при­ду­мать для репо­стов в соци­аль­ных сетях новый тер­мин, пото­му что то, к чему они ведут, это все-таки не «ноль резуль­та­та».

Эти дей­ствия «повы­ша­ют осве­дом­лен­ность», созда­ют «изме­не­ния» и «чув­ство удо­вле­тво­ре­ния у чело­ве­ка, вовле­чен­но­го в актив­ность» (что, может быть, и не эффек­тив­но для реше­ния гло­баль­ных про­блем, но, в кон­це кон­цов, не так пло­хо само по себе).