Как создать виртуальный музей: опыт музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Как создать виртуальный музей. Опыт Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина
Как создать виртуальный музей. Опыт Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Как современные музеи создают панорамные обзоры, оцифрованные коллекции, мультимедийные композиции, электронные каталоги. 7 российских музеев, которые создали мощные музейные интернет-порталы. И почему не у каждого музея получается переходить в цифру.

Поделитесь этой статьей с друзьями

В мае месяце прошло главное музейное событие года «Ночь музеев»Владимир Определёнов, заместитель директора по информационным технологиям Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, встретился с журналистом Теплицы Марией Борисёнок. Они поговорили о том, как музеи используют технологии и почему так важно оцифровывать музейные коллекции, пока не поздно.

Владимир Определёнов Фото: Мария Борисёнок

Владимир Определёнов, заместитель директора Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина по информационным технологиям. Фото: Мария Борисёнок.

– Владимир, скажите, что сегодня можно назвать «виртуальным музеем»?

– Есть большая путаница в терминологии. Виртуальная реальность – это реальность, в которую мы эмоционально погружаемся за счет ощущений, звуков, видеоряда. Стоит признать, что виртуальных музеев с полным погружением еще не существует.

И нельзя говорить о том, что любая коллекция в электронном виде – это виртуальный музей.

Можно увидеть качественные панорамные обзоры, оцифрованные коллекции, мультимедийные композиции, электронные каталоги, но музей – это другое.

– А что тогда представляет собой виртуальный музей?

– Сейчас Министерство культуры выпустило методические рекомендации, чтобы разграничить все понятия. Тем более что эти вещи требуют финансирования.

Если мы будем говорить о виртуальном музее, то это некий аппаратно-программный комплекс, который обладает классическими признаками музея плюс вызывает эмоциональное погружение человека в среду.

Виртуальный музей – это не то, что можно выложить в Интернет и забыть. Вы не встретите музей, который не ведет активности. Поэтому «виртуальный музей» – это практически новый институт, который взаимодействует с посетителями по-новому.

Нужно понимать, что Интернет – это всего лишь витрина, через которую музей показывает то, что у него есть. Если виртуальный музей живет, постоянно обновляется, загружает аудиоэкскурсии, создает событийную онлайн-историю, то это можно назвать музеем.

Эрмитаж. Зал эпохи бронзы. Панорамный обзор.
Эрмитаж. Зал эпохи бронзы. Панорамный обзор. Фото с сайта музея.

– Расскажите, как происходила разработка сайта и процесс оцифровывания экспонатов вашего Пушкинского музея?

– Сейчас у Министерства культуры есть программа по развитию музейных интернет-порталов. Реализовано около 7 проектов, из них самые крупные – Государственный музей нового западного искусства, Государственный Русский музей (виртуальный филиал), Государственный Эрмитаж, Музей архитектуры имени Щусева и другие.

Мы рады, что у нас есть внятный исполнитель, который прислушивается к пожеланиям. Никакого «черного ящика» на выходе мы не получаем, а видим, как проходит работа.

– По каким критериям проходит отбор музеев для участия в государственных программах?

– В этих программах может выиграть любой музей, если у него есть понятный проект. К сожалению, мало кто способен конкретно сформулировать свой запрос.

Часть заявок, которые приходят, не выдерживают критики. Осмысленный проект – комплексный продукт, где расписано, на что конкретно пойдут деньги и для чего.

– Скажите, а вы поддерживаете региональные музеи? К вам обращаются за помощью при оцифровке произведений?

– У нас есть множество конференций, и мы всегда делимся опытом. Нет понятия музея как музея. Есть люди, которые работают в музеях, делают запросы и получают обратный отклик. Из-под палки ничего не может быть.

– Сейчас во многих музеях используется технология iBeacon. Расскажите, почему она так популярна среди музеев?

Технология iBeacon – это разработка Apple, представляет собой электронную метку, которая считывает местоположение пользователя в помещении и реагирует на Bluetooth соединение.

Эта метка определяет, где вы, и посылает на ваш телефон информацию об экспонатах рядом с вами.

Музей может поставить 50 меток, но если речь о 3500 метках, то это уже другой масштаб и затраты. Эта технология популярна, но она не заменит аудиогиды, потому что часто человек идет в музей, не зная, что есть такая возможность получения информации через смартфон.

– Когда создаются проекты музеев, мобильных приложений, то какой портрет пользователя вы себе составляете?

– В принципе, искусствовед может взять книгу, каталог и найти там все, что ему нужно. Он способен самостоятельно разобраться в вопросе, поэтому его не нужно привлекать к искусству.

Технологии и виртуальные музеи – это больше для популяризации знаний. Нам нужен эмоциональный отклик человека от посещения сайта, чтобы человек пришел в музей.

– Какие возможности есть у виртуальных музеев с оцифрованными залами и экспозициями?

– Смотрите, если я включу скайп и буду читать лекцию по залу, то я могу провести полноценную экскурсию. Но если заниматься этим серьезно, то это станет полноценным проектом, который нужно продумывать.

Получение панорамных снимков зала решают еще один важный вопрос – вопрос фиксации пространства.

Выставки проходят каждые 3 месяца. Есть уникальные проекты, которые больше никогда не повторятся. Над ними работают крупные архитекторы, множество людей. Это сложный интеллектуальный продукт, который не сохраняется.

Поэтому если мы будем фиксировать залы, то я могу смотреть, как выглядел зал год назад, 3 года. Так появляется глубина пространства.

Виртуальная экскурсия по залу ГМИИ им.АС.Пушкина
Виртуальная экскурсия по залу ГМИИ им.АС.Пушкина

– Сколько человек у вас занимается оцифровыванием произведений, и как происходит этот процесс?

– У нас есть непрерывная оцифровка, которая осуществляется силами четырех сотрудников. Есть внешние контракты, когда мы проводим конкурсы на оцифровку экспонатов. В этом случае у компаний есть качественная аппаратура, и процесс цифровой обработки у них происходит быстрее.

Вообще, постановка света для съемок занимает некоторое время, но немного.

В день можно снять 300 гравюр, но дальше нужно время, чтобы их обработать и осмыслить. Практически нет случаев, когда сырой файл сразу становится готовым.

Эдгар Дега. Танцовщицы на репетиции 1875 - 1877. ГМИИ им А.С.Пушкина
Эдгар Дега. Танцовщицы на репетиции
1875 — 1877. ГМИИ им А.С.Пушкина

– Насколько обязательна для музеев деятельность по оцифровыванию предметов?

Есть рекомендации от Министерства культуры о переводе предметов в электронный вид. Ведь здесь важен именно вопрос сохранения образов.

Проблема скандальных музейных краж в том, что если у тебя нет картинки, то ты ничего не можешь предъявить в Интерпол. По описанию сложно сказать, та эта вещь или нет.

– Какие предметы сейчас требуют наибольшего внимания по сохранению?

– Исчезает все, что касается холстов, графических листов и даже фотографий 30-летней давности, потому что негативы разрушаются.

Это из-за того, что производство пленки стало массовым, ее качество значительно пострадало. Фотографии начала XIX века сохраняются намного лучше.

Вопрос оцифровки – это вопрос сохранения образа, который мы можем передать дальше потомкам.

И не стоит забывать, что есть много нематериальных объектов: песни, звуки, которые мы можем потерять, если не начнем фиксировать.

– Посоветуйте читателям сайты музеев, которые вы регулярно просматриваете.

– Я не могу сказать, что что-то просматриваю ежедневно, но, конечно, захожу на сайт музея «Тейт Британия», музея Метрополитен (Нью-Йорк), музея МоМА (Museum of Modern Art, MoMA, Нью-Йорк).

Вкус формируется за счет вашей «визуальной насмотренности», поэтому уделяйте этому внимание.

Подробнее о деятельности ГМИИ им. А.С. Пушкина читайте в материале  «Теплицы» «Политика интернет-коммуникаций и создания информационных ресурсов крупного музея».