Как Интернет Вещей изменит наше отношение к политике

Как Интернет Вещей изменит все, к чему мы привыкли
Как Интернет Вещей изменит все, к чему мы привыкли

Как скажется развитие Интернета Вещей на политической ситуации в мире? Филипп Говард, профессор Вашингтонского и Центрально-Европейского университетов размышляет о том, какое будущее может нас ждать.

Поделитесь этой статьей с друзьями

Растущая популярность Интернета Вещей – сети связанных друг с другом объектов и данных, которые они генерируют, – в последнее время вызывает много дискуссий.

Но в то время как основной их темой становятся возможности для бизнеса, вопросы безопасности и потенциал сделать наши бытовые приборы и города умнее, есть еще один важный аспект, связанный с развитием Интернета Вещей – его влияние на политику.

Интернет Вещей способен не только изменить текущую политическую ситуацию, но и стать самым мощным политическим инструментом, когда-либо созданным нами, считает автор книги «Pax Technica: How the Internet of Things May Set Us Free or Lock Us Up» Филипп Говард.

Для демократии Интернет Вещей изменит то, как избиратели влияют на правительство, и то, как правительство затрагивает (и отслеживает) нашу жизнь.

В авторитарных режимах Интернет Вещей тоже найдет свое применение, и в обоих случаях, как для граждан, так и для лидеров, важно понимать, куда мы движемся, еще до того, как мы там окажемся.

Большие данные

Люди, разбирающиеся в том, как проходят современные политические кампании, знают, что большие данные уже изменяют способы политического анализа и коммуникации.

Опросы, регистрационные данные и информация с кредитных карточек позволяют руководителям избирательных кампаний эффективно таргетировать граждан. Кроме того, большие данные позволяют политическим стратегам проводить исследования и экспериментировать на идеологически «мягких» избирателях, чтобы узнать, каким способом лучше всего привлечь новых сторонников того или иного кандидата.

Цифровые записи о нашей жизни помогают не только лоббистам и менеджерам политических кампаний – государственные учреждения тоже используют их в своих целях. Например, налоговая служба использует программы, которые смотрят на подозрительные интернет-адреса и метаданные и обнаруживают, таким образом, мошенничество.

Уже сейчас мы оставляем множество цифровых следов, но следующий Интернет сделает большие данные действительно большими, считает Говард. И это будет иметь реальные политические последствия для нашей жизни.

Те массивы данных, которые станут результатом развития Интернета Вещей, дадут правительству и политикам неопровержимую информацию не только о наших взглядах, но и о том, как мы ведем себя в реальной жизни.

С политической точки зрения это серьезное изменение.

Долгое время политики пытались манипулировать гражданами с помощью риторики и политических уловок, но новые технологии меняют эти правила и делают диалог между гражданами и правительством менее важным, чем то множество данных, которое генерируют объекты вокруг нас.

Важно также понимать, что системы управления включают в себя не только правительство: они появляются в любой момент, когда наделенный властью актор устанавливает правила и ограничивает поведение людей. Например, во время протестов в Китае Uber запретил своим водителям ездить в те районы, где происходят столкновения: компания использовала GPS для определения положения сотрудника и расторгала договор с теми, кто нарушал правило.

Будущий Интернет

Что же нам следует сделать сейчас, чтобы создать возможность для политического участия в Интернете Вещей?

Во-первых, мы должны отслеживать, куда уходят все наши данные. Уже сейчас составить список всех сторонних компаний, аналитиков рынка и правительственных организаций, которые получают наши данные, будет непростой задачей.

Кроме того, у нас почти нет выбора и возможности влиять на то, где в конечном итоге окажутся наши данные. Стандарты, определяющие доступ к данным, в настоящее время устанавливаются за закрытыми дверями, и если эта тенденция будет продолжаться, то наша личная информация все чаще будет использоваться в неизвестных нам целях.

Говард предлагает способ предотвратить это, первым шагом должно стать требование, чтобы любое подключенное к сети устройство обнародовало список «бенефициаров», получающих выгоду из данных, которые генерирует это устройство.

Если умная лампочка, которую вы купили, может передавать данные через сеть другим организациям, она должна быть в состоянии также предоставить вам список организаций, которые получают и используют эти данные.

Во-вторых, нам следует убедиться, что Интернет Вещей имеет направления, дающие возможность для гражданского участия, а не только используется в политике и маркетинге. Если сейчас для общественной организации нормально иметь интернет-стратегию или стратегию работы в социальных медиа, то в скором времени ей может понадобиться стратегия Интернета Вещей.

Безусловно, мы как граждане и как потребители будем выигрывать от того, что о нас знают больше, – это позволит организациям создавать лучшие продукты и сервисы, удобные для нас. Но у нас всегда должен быть активный выбор относительного того, кто и как будет использовать наши данные.

Политика – это то, что происходит, когда один человек или организация пытаются представлять интересы другого человека или организации. В будущем большая часть этой репрезентативной работы будет осуществляться различными устройствами, считает Говард.

Если ваши устройства подключены к сети, то возможно отследить ваше потребление продуктов и сервисов и составить достаточно подробное представление о вас, вашем квартале и районе.

Это, в свою очередь, будет влиять на то, как бизнес и правительство будут взаимодействовать с вами и вашим сообществом еще долгое время после того, как вы купили подключенное к Интернету Вещей устройство, и независимо от того, голосовали вы или нет.