Спектр контроля: cоциальная теория умных городов

smart cities
smart cities

Технологии превращают города в платформы для Интернета Вещей – физических объектов, соединенных друг с другом и связанных через Интернет. В ближайшем будущем магазины, галереи, кино и другие объекты города будут знать нас лучше, чем семья или друзья. Будет ли ограничена наша свобода, и какими возможностями для контроля будут обладать умные города – рассказываем в нашем материале.

Большие данные сегодня являются новой валютой и некоторые имеют гораздо лучшие условия доступа к ним, чем другие. Как для получения кредита в банке необходимо собрать и предоставить нужные документы, так же и в Интернете Вещей устройства получают и открывают все больше данных о своих пользователях.

Сегодня уже нет смысла воспринимать Интернет как что-то, куда можно войти только с помощью компьютера. Город сам может выступать в роли узла для информационно-коммуникационных технологий.

Хотели бы вы находить вещи в своем доме так же просто, как находите документы на своем компьютере? Теперь это стало возможным благодаря использованию RFID-наклеек с датчиками, показывающими местоположение. Вы потеряли ребенка в торговом центре? Теперь это перестает быть проблемой, когда вы можете знать его местоположение в любой момент времени.

Машина, дом и другие предметы вашего окружения теперь будут находиться в постоянной коммуникации друг с другом и другими устройствами. Умные технологии интегрируются в нашу повседневную жизнь, что может также предвещать потерю частной жизни.

Контроль толпы на демонстрациях с помощью дронов или технологии, блокирующие ваш автомобиль, в случае если вы не совершили платеж по кредиту, – является ли это демократической волей или рыночной рациональностью?

Что такое умный город

Во всем мире движение умных городов растет быстрыми темпами. По оценкам, мировой рынок интеллектуальных городских решений и дополнительных услуг составит $408 млрд к 2020 году. По оценкам компании Cisco, уже сейчас подключены к Сети порядка 25 млрд умных устройств.

Корпорации не просто заполняют рынок умных устройств – они его создают.

Цель умного города – вызывать положительные изменения с помощью технологий и инноваций, когда Интернет Вещей в городском масштабе означает использование умных устройств по всему городу, включая даже жителей.

Типичным примером уже сейчас являются потребительские товары, когда ваш холодильник связывается с интернет-магазином для покупки продуктов. Но, ограничивая наше внимание на потребительских устройствах, корпорации держат наше внимание на поверхностном уровне. 

Корпоративные союзы не образуются для того, чтобы продать нам умный холодильник, – большинство организаций хочет подключить нас на своих условиях и не сильно беспокоится о согласии граждан.

Умный город – это не только линейно масштабированная версия умного дома, где все наши персональные устройства и бытовые приборы подключены в Сеть. Это еще и инфраструктурные, и гражданские приложения, которые помогают решать общественно-важные задачи и составляют технико-политический порядок в обществе. Но не все умные города появляются одинаково. Можно выделить три основных пути.

Первый путь перехода к умному городу

К первому пути относятся существующие города, которые с помощью технологий модернизируются в умные. По разным оценкам, уже сейчас насчитывается сотни тысяч умных городов и жилых поселений по всему миру. В таких случаях часто умные города собираются по частям, когда новые объекты интегрируются в существующую конфигурацию городского управления и пространства.

Основной мотив изменений – сделать город региональным или глобальным центром для конкурентного экономического роста и привлекательным для инвестиций, а также способствовать социальному и культурному развитию. Преображение городов в умные обещает обеспечить руководителей средствами, необходимыми для достижения также и их предпринимательских целей.

Второй путь перехода к умному городу

Второй путь – это метод шоковой терапии, или смарт-шок, когда город подвергается быстрой и масштабной интеграции умных технологий на существующем ландшафте.

Пока не существует явных примеров перехода такого типа, но есть примеры, когда изменения проходили быстрее, чем типичная модернизация.

Интеллектуальный центр управления от IBM в Рио-де-Жанейро. Фото: urbanomnibus.net.
Интеллектуальный центр управления от IBM в Рио-де-Жанейро. Фото: urbanomnibus.net.

Лучшим из них может быть Интеллектуальный центр управления, построенный в 2010 году IBM для города Рио-де-Жанейро, который объединяет вместе потоки данных от тридцати государственных учреждений, включая данные о дорожном движении и общественном транспорте, муниципальных и коммунальных услугах, аварийных службах и погоде.

Этот центр также собирает и анализирует информацию от сотрудников и жителей города по телефону, через Интернет и радио.

Третий путь перехода к умному городу

Третий путь – это идеальная модель создания умного города с нуля, где раньше ничего не существовало. Хорошим примером может быть город Новый Сонгдо (New) в Южной Корее, который является городской лабораторией для реализации масштабных интеллектуальных систем.

При стоимости около $ 40 млрд корпоративные и государственные сторонники Сонгдо надеются сделать его первым полностью умным городом в мире.

Идеология умного города

Но какова же идеология умного города, и как будет работать искусственный интеллект? Будет ли система сама оптимизировать дорожное движение и адаптировать транспортный поток? Возможно ли, что умный город будет нарушать свои же правила?

Эти вопросы показательны с точки зрения привычных различий между человеком и искусственным интеллектом, и на данный момент не всегда ясно, как будет сбалансирована система и будет ли, например, блокировка автомобилей в случае неуплаты по их кредитам или эвакуация автомобилей с улицы в случае правонарушения.

Сторонники развития умных городов стараются преодолеть противоречия управления и решить вопрос отношений между государством и частными компаниями. На что именно будет необходимо обращать внимание властям, а на что – корпорациям? Вопрос о ресурсах остается открытым.

Так, датчики и камеры в ресторанах могут сосредоточиться на проблеме краж, а также на возможных случаях пищевого отравления и безопасности посетителей. Но будут ли датчики управлением движения в городе выключать громкие звуки мотоциклов и сигналы автомобилей в ночное время? Будет ли умная система иметь приоритет в предотвращении гибели пешеходов или просто будет стремиться оптимизировать транспортный поток?

Сосредоточившись на узких целях, таких как повышение эффективности транспортной системы города, нельзя упускать из виду возможные изменения в правоохранительной сфере с всепроникающей системой видеонаблюдения.

Также политика оцифровки пространства с помощью умных устройств не дает четкую картину о том, как будет регулироваться конфиденциальность как индивидуальное право на управление сбора информации о себе.

Социальная теория умных городов представляется тревожной. На карту поставлено намного больше, чем просто вопросы о частной жизни. Интернет Вещей – это не просто шанс наблюдать за людьми, но еще и закономерности воздействия и возможность заменить людей роботами, используя полученные от человека данные, которые можно будет просто загрузить в машину.

Умные города в обществе контроля

Для того чтобы понять, знаком ли нам человек, наше зрение воспринимает образ целостно, включая привычки, движение и параметры человека. Датчики же воспринимают людей, как набор критериев, где уже совсем не важно, что делает человек.

С использованием цифровых технологий пропадает индивидуальность процессов. Датчики получают влияние над физическими объектами – дверьми, заборами, автомобилями. Но при этом с датчиками нет коммуникации, которая является чертой человеческого взаимодействия.

С помощью умных устройств пользователи предоставляют о себе данные, которые потом попадают в базы данных для возможного использования в будущем – вне зависимости от того, хотят этого люди или нет.

Сегодня свобода характеризуется сложностью наших паролей, с помощью которых мы стремимся ограничить доступ к важной информации. Также становится очевидным, что однажды ваш пароль может быть отклонен, а аккаунт заблокирован системой – поэтому такого вида контроль над своей свободой представляется мнимым.

Различие между контролем и согласием является важным принципом в создании умных городов. Сбор и обработка данных через физическую структуру города может быть законной только тогда, когда граждане любым из доступных способов дадут на это свое согласие. Но когда такое согласие делается удаленно, его сила действия искажается.

В Интернете привычные Условия предоставления услуг и использования являются идеальным типом согласия, который можно назвать беспомощностью, так как при отказе вы не сможете пользоваться тем или иным сервисом или услугой.

Технологии умного города могут стать инструментом для непредсказуемых целей. Если мы о человеке можем сказать мастер на все руки, то говоря о городе в похожем контексте, технологии умного города смогут предлагать решения для разного рода проблем, где вопрос о правильности решения может остаться открытым.

Сила биометрического наблюдения

Городские технологии наблюдения реализуются в рамках  массовых систем и дают возможность для контроля. В случае с видеонаблюдением эффект масштаба становится очень заметным – как только система построена, появляется смысл покрыть все большую территорию. В умных городах такие системы работают незаметно для жителей, но присутствуют всегда, неустанно наблюдая.

Если говорить о биометрических системах распознавания, то одни акцентируются на физических чертах человека, например, отпечатках пальцев, сетчатки глаза или ДНК. Другие – на поведенческих факторах: голосе, подписи, походке, способе нажатия клавиш на клавиатуре.

С помощью датчиков извлекается нужная информация и с помощью алгоритмов преобразовывается в некий шаблон, который сохраняется в базе данных и используется для сравнения с поступающими данными в будущем.

Потенциальная роль биометрических датчиков в информационной экономике огромна, так как с помощью них становится возможным накапливать информацию в профиле человека и использовать в своих целях.

Уже сегодня некоторые магазины используют программы для распознавания лиц, чтобы предупредить клерков и продавцов о появлении, например, знаменитости. Чем больше магазин знает о своих покупателях, тем больше возможностей есть для контроля, ценовой дискриминации и даже шантажа.

Другой яркий пример – это желание страховых компаний знать и мониторить биометрические данные, поступающие с вашего фитнес-браслета.

Технологические системы устанавливаются в городах для достижения связанности, эффективности и безопасности. В то же время они поглощают культурные ценности и оказывают невидимое действие.

Даже тогда, когда мы даем согласие на использование данных, у нас еще остаются варианты вести свою жизнь без смартфонов, уехать из густонаселенных городов. Но вряд ли эти способы можно считать реальным выбором для подавляющего большинства граждан.

Жесткая власть полицейских технологий

С другой стороны, есть технологии управления и борьбы с толпой. Интеллектуальная технология города может сделать управление протестами физически менее сильным, но еще более точным и эффективным в качестве сдерживающего фактора против коллективных действий.

Умный город благодаря технологиям сможет сдерживать толпу с помощью транспортных и полицейских систем. Например, контролировать митингующих с помощью дронов и технологии распознавания лиц в реальном времени или изменять  движение транспорта на примере Нью-Йоркского метро, когда поезда шли в обход тех станций, где собирались протестующие.

Тенденции технологического контроля полицией есть и в обычных городах, но умные города открывают двери для новых способов, когда благодаря датчикам и алгоритмам возможности контроля усилятся.

Киборг урбанизации и размытые границы

Умный город – это люди, здания и устройства – запутанные сборки плоти, бетона и информации. Современный город с точки зрения городского жителя должен лучше понимать его как городского киборга – «киборга урбанизации»: того, кто не является частью города, но живет в рамках города.

Так, городскую инфраструктуру можно рассматривать, как взаимосвязанную систему жизнеобеспечения.

Инфраструктура обеспечивает потребности человека: водопровод, климат-контроль, продукты, транспорт, места социализации. Стихийные бедствия очень хорошо показывают, насколько хрупки эти системы и как мы от них зависим.

Люди становятся городскими киборгами, и интерфейсы взаимодействия с системой становятся более сложными, но в то же время более естественными для пользователя.

Житель города должен решить, следует ли ему бороться за инвестиции, оспаривать существующие силовые структуры или просто плыть по течению, соглашаясь с решениями тех, кто создает обстоятельства, которые другие просто терпят. При этом наша жизнь все больше и больше переходит в дополненную реальность, которая тесно переплетается с информацией.

Возвращая контроль

Вопрос о том, какой город мы хотим, должен задаваться неразрывно с вопросами о том, какой мы хотим вид социальных связей, какие отношения к природе, какой образ жизни, технологи и ценности. Право на город гораздо важнее, чем право на индивидуальную свободу и доступ к городским ресурсам.

Умный город – это не просто решение таких вопросов, как обеспечение прожиточного минимума и комфортной жизни. Скорее, это важный аспект человеческой свободы, где корпоративные и государственные субъекты оттачивают все более изощренные средства мониторинга, контроля и манипуляции.

В то время как корпорации получают коммерческую ценность от больших данных, генерируемых умными устройствами, должны быть условия для справедливого распределения выгод. В противном случае человек как индивид будет просто умножать силу других, обеспечивая все больший поток данных, поступающих в Сеть.

По материалам: The spectrum of control: A social theory of the smart city by Jathan Sadowski and Frank Pasquale