Город 2.0: Кому нужны городские приложения?

Город 2.0: Кому нужны городские приложения?
Город 2.0: Кому нужны городские приложения?

Алексей Сидоренко, руководитель Теплицы социальных технологий, на встрече в институте «Стрелка» рассказал, кому нужны городские приложения, для чего их создают, и какие приложения умирают вскоре после запуска.

Выступление прошло в рамках открытой дискуссии «Город 2.0: Кому нужны городские приложения?», организованной институтом «Стрелка» совместно с Теплицей социальных технологий.

Поделитесь этой статьей с коллегами и друзьями

 

27 августа на встрече в Москве наряду с Алексеем Сидоренко выступали авторы городских приложений: Дмитрий Барышников (NextGIS), Руслан Шекуров (DonorSearch.org), Стив Каддинс (Красивый Петербург) и Степан Митаки (myCity.io). Ниже мы выбрали главные идеи из вступительного выступления.

1. Что такое городские приложения?

Если гражданские приложения – это платформы и сервисы для общественных изменений, то городские приложения – это платформы и сервисы для изменений в городе.

Городские приложения можно понимать по-разному. С одной стороны – это продолжение технологического прогресса и приложение его к жизни в городе. С другой стороны – это продолжение эволюции общественных движений. Для нас в Теплице это, скорее, второе.

С точки зрения управления городские приложения – это «темное искусство», требующее как глубоких технологических познаний, так и понимания функционирования онлайн-сообществ, но также и особенного воображения, которое видит мир через призму масштабирования глобального масштаба.

Без этого воображения ни одна т.н. «прорывная» технология не будет отличаться по тому, как она используется людьми, от традиционной (вспоминается пример, когда на заре Интернета некоторые люди распечатывали на принтере страницы сайтов, воспринимая сайты как электронную версию традиционных газет).

2. Почему мы называем городские приложения частью «Города 2.0»?

В 2004 году Тим О’Рейли провозгласил эру «Веб 2.0» (первое упоминание известно еще с 1999 года), обусловленную появлением интерактивных сервисов, позволявших пользователям загружать свое собственное содержание.

К этому парадигматическому сдвигу привело сразу несколько факторов – эволюция как основных браузерных технологий (и, в частности, языка JavaScript), так и развития серверных мощностей, позволявших все новое содержание хранить. Ключевым словом «Веб 2.0» стало участие (participation) пользователей.

Кому нужны городские приложения?
Связь веб-технологий и технологий участия. Фрагмент презентации Алексея Сидоренко.

И не просто участие, а участие массовое. И так же, как «Веб 2.0», постепенно стал появляться и «Город 2.0», где участие также стало ключевым, ранее невиданным в подобном объеме (прежде всего, в странах с длительными традициями командно-административного управления, как, например, в России) феноменом.

Тип интеракции между пользователями и окружающими их средами, характерный для парадигмы «Веб 2.0» с различными скоростями распространился практически на все области деятельности человека, в том числе и на российскую гражданскую активность.

3. Прото-технологии участия

В Москве одним из первых проявлений массового участия граждан в жизни города, ставшего возможным с помощью новых технологий, было «Общество синих ведерок». Сообщество, появилось в апреле 2010 года после аварии с участием топ-менеджера одной из крупных нефтяных компаний.

«Общество синих ведерок»
«Общество синих ведерок», фотография lesless (CC-BY-SA).

Идея была проста – сообществом проводились акции, где каждый из участников устанавливал синее ведерко на крышу, напоминавшее мигалку, – фотографии и информация о новых акциях распространялись в Живом Журнале. В результате кампании, число мигалок сократилось с 1023 до 569.

Но создатели не остановились на достигнутом: в течение 5 лет сообщество не только не исчезло, а стало центром различных городских инициатив – сейчас сообщество занимает 51-е место в рейтинге сообществ ЖЖ, в Твиттере у сообщества больше 12 тыс. подписчиков, а во ВКонтакте – 5,6 тысячи последователей.

«Общество синих ведерок» представляло собой первый этап развития технологий участия и влияния на город, призванный отражать интересы именно горожан.

4. Первые платформы, первые массовые изменения

Следует проследить эволюцию и распространение технологий участия в мире. В этом процессе не последнюю роль сыграли два явления, перекочевавших из чисто технологического пространства в пространство общественное: 1) открытый код (Open Source) и 2) масштабирование

4.1. Сила открытого кода

В феврале 2007 года в Великобритании запускается FixMyStreet, одно из первых городских приложений, механизм которого предельно прост – можно отметить неисправность на дороге и проинформировать местный муниципалитет. С момента запуска с помощью FixMyStreet удалось решить более 250 тысяч проблем. Сама платформа распространяется при использовании открытого кода, и установить ее можно каждому. На данный момент известны инсталляции платформы в 7 странах.

По этому пути пошел проект РосЯма, созданный в начале 2010 года. С помощью платформы было «закрыто» больше 20 тысяч дорожных ям на дорогах России. Создатели РосЯмы выложили приложение в открытый код, в результате чего подобные сервисы запустились в Украине, Беларуси и Казахстане.

Воспользовавшись кодом РосЯмы, Теплица социальных технологий, совместно с РООИ «Перспектива» запустила проект «РосДоступ», который аналогичным образом позволяет людям с инвалидностью отмечать недостатки инклюзивной инфраструктуры в городе.

«РосДоступ»

4.2. Централизованное масштабирование

Open Source-стратегия, впрочем, является не единственной и не всегда самой успешной. В 2008 году в Нью-Хейвен, штат Коннектикут, запускается сайт SeeClickFix.com. За последние семь лет сайт установил сотрудничество со 170 городскими администрациями, число пользователей на всех сайтах составило 350 тысяч, а 670 тысяч проблем было решено из более 1,2 миллиона отчетов. Бизнес-модель компании заключается в предоставлении сервисов для городских администраций по краудсорсинговому выявлению проблем. SeeClickFix успешно развивается.

Примечательной «фичей» SeeClickFix является начисление «гражданских очков» практически за любые действия на платформе. За 10 тысяч очков пользователи получают статус «Джейн Джекобс», известнейшей американской урбанистки. Как пошутил один из моих собеседников, в России впору было бы давать статус Глазычева или Высоковского.

Двумя годами позже, в декабре 2009 года, в Перми группа энтузиастов-разработчиков запустила проект StreetJournal.org, который первый в своем роде смог установить прямые взаимоотношения с местной администрацией во время так называемой «пермской культурной революции», включив процесс отправки сообщений в официальный деловой оборот региона. 

Но взаимоотношения продлились недолго и завершились вместе с отставкой инициатора «культурной революции» губернатора Олега Чиркунова. За свою историю приложение помогло решить 14 тысяч проблем и привлечь около 11 тысяч участников.

StreetJournal.org

5. Технологии как ловушка для социального капитала

Но, как говорит Бен Берковитц (@benberkowitz), создатель SeeClickFix, дыры в дорогах, – это только затравка для более глубокой общественной активности. Гражданские приложения, если правильно созданы, позволяют аккумулировать социальный капитал, т.е. совокупность позитивных эффектов, происходящих от связей между гражданами и группами граждан.

Т.е. мы уже говорим не просто о решении проблем, как если бы технологии были только дополнительным удобным инструментом решения мелких проблем (как их трактуют некоторые), но о целом спектре эффектов с целым спектром получателей. Это:

  • массовое участие в жизни города;
  • социальный капитал;
  • решение проблем;
  • и то, что в западной традиции называют empowerment – т.е. расширение возможностей горожан.

И, в зависимости от того, какие из перечисленных эффектов могут быть предложены городскими приложениями горожанам, можно ответить на вопрос, кому они нужны и нужны ли вообще?

6. Типология гражданских приложений

А какими вообще бывают гражданские приложения? В Теплице мы не только рассказываем о приложениях, но и время от времени проводим анализ того, что с этими приложениями происходит. Для дискуссии на Стрелке, я в июле 2015 года обновил базу из 64 гражданских приложений, не только городских, и вот что получил:

Структура российских гражданских приложений, 2009 – 2015. Составлено Алексеем Сидоренко
Структура российских гражданских приложений, 2009 – 2015. Составлено Алексеем Сидоренко

В этой базе мы собрали сколько-нибудь заметные российские гражданские приложения, созданные, в основном, начиная с 2009 года, основным элементом которых было наличие механизма краудсорсинга, т.е. использования массового участия для решения каких-либо обозначенных авторами приложения проблем.

База не исчерпывающая, т.к. многие совсем неживые платформы мы просто не включали, но отражающая основные тренды и закономерности российского кибер-ландшафта.

Всего было выделено 6 категорий.

  1. Краудфандинг – это не только всем известные Планета и Бумстартер, появившиеся в 2012 году, и многие не взлетевшие площадки. Таких 11%. 
  2. Выборы – это краудсорсинговые проекты наблюдения за выборами – всего 3%.
  3. Приложения типа FixMyStreet – т.е. все те приложения, использующие формулу «увидел, сфотографировал, добавил на карту и отправил кому нужно». Таких львиная доля – почти треть всех гражданских приложений.
  4. Приложения, которые позволяли обсуждать законопроекты, и которых появилось особенно много на переломе 2011-2012 годов (два законопроекта активно обсуждались медведевской администрацией), но никто из них не выдержал более суровых времен.
  5. Приложения по мониторингу всего, что только можно придумать, от нелегальных казино и взяток до жестокости полиции (также по большей части своей закрытые) составили вторую большую группу – почти четверть всех приложений.
  6. Ну, и наконец, последняя крупная группа – это приложения по взаимопомощи, формула которых была впервые описана Григорием Асмоловым, исследователем Интернета, – это порталы, соединяющие тех, кому нужна помощь, и тех, кто может помочь. Таких проектов, занимающихся своего рода матчингом, – 23%.

7. Жизнь и смерть гражданских и городских приложений

Ничто не вечно под луной. Городские приложения, как и люди, имеют свойство стареть и быстро умирать.

Почти 40% всех проектов умирают, не прожив и двух-трех лет.

Смертность городских приложений
«Смертность» гражданских приложений. Расчеты Алексея Сидоренко.

Если мы посмотрим на различные категории проектов, то выживаемость у них будет разная, во многом отражающая российские реалии.

Первыми умерли краудсорсинговые проекты по обсуждению законопроектов. Далее за счет острой конкуренции отсеялись краудфандинговые проекты, но тут ситуация была здоровее, т.к. осталось два крупных лидера, которые фактически поделили рынок между собой.

Но посмотрите на проекты типа «FixMyStreet», т.е. наиболее городские из этих проектов – их смертность значительно ниже, и они по большей части функционируют. Это говорит нам о том, что они нужны. И не просто нужны, а в двух третях случаев есть вероятность, что они будут развиваться.

Примером правильной адаптации опыта и успешного применения методики работы с интернет-пользователями можно привести проект «Красивый Петербург» и myCity.io в Мурманске.

8. Почему городские приложения лучше выживают?

Как объясняет исследователь Интернета Григорий Асмолов, успех краудсорсинговых проектов полагается на трех основных элементах:

  1. пределы толпы;
  2. тип мобилизуемых ресурсов;
  3. тип целей.

Городские приложения обладают близкими к идеальной комбинации – толпы в городах сконцентрированы, и чем больше город, тем больше и толпа. Разумеется, как говорит другой исследователь городов Свят Мурунов, – в российских городах только 10% горожане, а остальные – «пассажиры». Т.е. границы толпы – это не все городское население, а на самом деле именно те не-пассажиры, которые проживают в городе, еще не уехали или не сидят на чемоданах.

Тип мобилизуемых ресурсов – также широко распространен. В основном это время, необходимое на отметку какого-то дефекта. Энергию краудсорсинга можно использовать, именно отталкиваясь от этих элементов – понижая входной барьер для позитивных изменений и обеспечивая, что любое заявление будет быстро и своевременно разобрано и пущено в ход, а сил горожанина будет истрачено по минимуму.

9. «Тонкое» и «толстое» взаимодействие

Другим вопросом в дискуссии о необходимости городских приложений является то, какого рода взаимодействия между гражданами они поощряют.

Последние дискуссии, идущие в этом направлении, предлагают классифицировать все приложения относительно двух линий координат:

  1. Сложность взаимодействия – «тонкое» (thin, т.е. простое, четко определенное системой, и, как правило, очень быстрое и не требующее размышлений) и «толстое» взаимодействие (thick, т.е. такое взаимодействие, которое требует размышлений и поиска решений проблем со стороны пользователей).
  2. Влияние на действительность – «символическое» (symbolic) взаимодействие, т.е. например лайки или подписание петиций и 2) «влияющее» (impactful) взаимодействие, т.е. непосредственно влияющее на реальность.

На этом слайде я распределил упомянутые мною приложения согласно этим координатам, и вот что получилось. Практически все FixMyStreet укладываются в правый нижний угол, т.к. требуют приложения усилий и обдумывания, но и влекут за собой некоторые изменения.

Тонкое толстое взаимодействие
Структурирование городских приложений по типам взаимодействий. Алексей Сидоренко.

10. Будущее городских приложений

На графике выше есть два приложения, которые можно с уверенностью назвать будущим гражданских приложений – одно из-за того, что оно действительно работает, другое (даже не сколько приложение, сколько целый вид приложений) – из-за того потенциала, который предоставляет. 

10.1. Петиции как средства менять город

Во-первых, это платформа Change.org, которая позволяет горожанам отстаивать (и именно отстаивание является, пожалуй, наиболее успешным видом кампаний на платформе) объекты нужной горожанам инфраструктуры.

change.org
Успешные кампании на Change.org, связанные с городской средой. Компиляция Алексея Сидоренко.

На слайде – только небольшой список успешных кампаний, а также число собранных подписей по каждому из вопросов. Все эти иллюстрации опровергают тезис о повальной апатии российского общества и неспособность что-то менять (разумеется, следует напомнить, что большая часть кампаний носит реактивный характер). 

Кроме того, но change.org в 2014 году попал в Топ-200 крупнейших сайтов РуНета с только российской аудиторией в 4,5 млн человек.

И эти цифры тоже отвечают на вопрос, нужны ли городские приложения. Учитывая эффект и массовость, следует отметить, что ни одна про-активная петиция (т.е. такая, которая бы предлагала городские изменения, а инициатором была бы независимая группа граждан) на платформе пока не победила. 

10.2. Сенсоры и гражданская наука как следующий этап городских приложений

Сенсор – это любое устройство, которое предсказуемо реагирует на изменения в окружающем мире. Цена сенсоров стремительно падает, а распространенность – растет (например, с помощью таких технологий, как Arduino и Raspberry Pi). В любом нашем смартфоне насчитывается почти полтора десятка различных сенсоров, которые можно использовать, в том числе и для гражданских приложений (см. подборку статей Теплицы по этой теме).

На апрельском хакатоне Теплицы в Иркутске, представители компании NextGIS, защитили проект SensorLog (код на GitHub), позволяющий каждому создать устройство (общая стоимость деталей – 2000 рублей), собирающее данные об окружающей среде у вас в районе.

Фрагмент презентации Алексея Сидоренко.
Прототип презентации Sensor Log – фрагмент презентации в Иркутске.

Сенсорные приложения дают возможность гражданам собирать большие объемы информации об окружающей среде (см. иллюстрацию с собранными в течение нескольких часов данными по CO в Иркутске) и вместе с журналистами добиваться улучшения окружающей среды.

Пример визуализации данных, полученных с помощью SensorLog. Презентация NextGIS на хакатоне в Иркутске
Пример визуализации данных, полученных с помощью SensorLog. Презентация NextGIS на хакатоне в Иркутске

Но эффект от подобных приложений возможен только в тех странах, где общество 1) достаточно компетентно, чтобы понимать ценность этих данных, 2) знает, как ими пользоваться, 3) в состоянии артикулировать свои требования к окружающей действительности – т.е. право на приятную и здоровую окружающую среду и высокое качество жизни, как для себя, так и для своих детей – собственно, все то, ради чего люди и начали создавать городские приложения.

Есть вопросы или комментарии? Приглашаем к дискуссии! 

Презентация Алексея Сидоренко на дискуссии «Город 2.0: Кому нужны городские приложения?»

Прослушать дискуссию участников встречи «Город 2.0: Кому нужны городские приложения?»