«Трансперенси Интернешнл-Р»: о прозрачности и этическом саморегулировании российских НКО

Андрей Жвирблис. Фото: Екатерина Изместьева
Андрей Жвирблис. Фото: Екатерина Изместьева

Центр «Трансперенси Интернешнл-Р» и НП «Информационная культура» подготовили видеокурс, посвященный прозрачности и этическому саморегулированию НКО. Теплица социальных технологий поговорила с заместителем директора «Трансперенси» Андреем Жвирблисом о видеокурсе и о том, как обстоят дела с прозрачностью в российских НКО.

– Андрей, расскажите нам о вашем новом видеокурсе для НКО и активистов.

– Видеокурс подготовлен в рамках нашего проекта по повышению прозрачности некоммерческих организаций. Это проект, который получил государственное финансирование через грантоператора «Гражданское содействие».

В этом видеокурсе мы в простом и доступном формате кратко повторяем содержание тех докладов, которые были опубликованы. Поскольку курс содержит достаточно базовую информацию, он будет полезен тем некоммерческим организациям, которые с вопросами открытости и прозрачности пока еще не сталкивались или сталкивались мало.

В этом курсе мы объясняем, что такое прозрачность НКО, каким образом она осуществляется, какие у нее есть критерии.

Мы говорим о том, какие модели обеспечения этического регулирования существуют в разных странах мира, это могут быть государственные системы обеспечения прозрачности, разного рода сертификации НКО.

Курс состоит примерно из 10 достаточно коротких видео, общая продолжительность которых около часа. Потратив час времени, можно получить общую информацию, которая даст понимание того, куда организации следует двигаться, если она хочет ступить на благородное поле обеспечения собственной прозрачности и подотчетности.

– Скажите, насколько сейчас российские неправительственные организации знакомы с понятием прозрачности?

– Собственно, часть работы, которая была нами проведена, заключалась в оценке информационной прозрачности российских некоммерческих организаций. Нами была разработана методика, которая позволяет оценивать НКО и смотреть, что они делают для того, чтобы предоставить информацию о собственной деятельности в открытый доступ.

В целом, ситуация не очень хорошая. Здесь есть несколько факторов. Во-первых, это отчетность, которую государство требует от каждой некоммерческой организации. Вот этот всем известный ежегодный отчет в Минюст, он сам по себе не очень информативен. Он содержит много каких-то цифр, каких-то бюджетов, сколько денег было потрачено на разную деятельность, но содержательно в нем не очень много информации о том, чем организация занимается. И, к сожалению, надо признать, что, выдвигая такие бессодержательные требования, государство приучает НКО к тому, что прозрачность не нужна. Если добавить к этому то, что многие организации в срок не подают даже этого базового отчета, то все обстоит достаточно плохо.

Когда мы пилотно опробовали нашу методологию, была проведена оценка прозрачности нескольких коммерческих организаций, и многие из организаций получили оценку, близкую к минимальной. Конечно, это большая проблема.

С другой стороны, нужно понимать, что другая существенная проблема НКО в обеспечении собственной прозрачности – это ресурсы организации. Мы хотим, чтобы все были прозрачными, но в то же время понимаем, что небольшим организациям, которые обладают очень ограниченными ресурсами, сложно обеспечить эту прозрачность на 100%.

Здесь видится роль и государства, и нашей организации, и других проектов в том, чтобы предоставить НКО простой, понятный и доступный инструмент обеспечения собственной прозрачности.

И, возвращаясь на шаг назад, естественно, что одним из таких простых, понятных и доступных инструментов могла бы быть форма отчетности, которую запрашивает государство, но, как я уже говорил, она ею не является.

Пока мы работали над этим проектом, я лично сталкивался со случаями, когда потенциальные доноры приходили на наши семинары для НКО. Это были люди из компаний, которые в рамках какой-то корпоративной социальной ответственности хотят финансировать некоммерческие организации, но у них нет такого опыта, и они не понимают, кому они могли бы предоставлять финансы, будучи уверенными, что они будут использованы во благо.

Это был для нас очень показательный пример того, для чего нужна прозрачность, в том числе для того, чтобы добиваться доверия доноров и доверия общества. Таким образом, прозрачность будет всецело способствовать развитию третьего сектора.

– Сейчас, закончив свое исследование, вы могли бы назвать несколько организаций, если такие есть, на которые мы могли бы равняться как на образец прозрачности?

– На самом деле нет. Если говорить об апробировании методики оценки прозрачности, то единственная организация, которая получала высший балл из апробированных, была наша организация, и мы это не стали включать в итоговый отчет.

Но надо сказать, что мы не проводили какой-то сплошной оценки. Мы оценили примерно пять организаций. Я бы скорее говорил о каких-то положительных практиках, которые могут существовать.

Положительные практики – это, безусловно, наличие собственного сайта, что кажется очевидным, но на самом деле существует далеко не всегда. Также своевременное обновление и наполненность сайта, причем наполненность, в том числе, контактами, органами управления, уставом, какими-то базовыми документами, которые позволяют понять суть организации.

Еще важно наличие внутренних регулирующих документов – наш проект посвящен не только прозрачности, но и этическому саморегулированию внутри организации. И в организациях должны быть внутренние документы, которые регулируют такие вопросы, как конфликт интересов, получение подарков и т.д.

Понятно, что иногда это может казаться не слишком актуальным вопросом, но на самом деле это важно. Отработка этих вопросов может помочь организации еще раз переоценить свои цели, задачи, понять свою миссию и получить внутренние ресурсы для развития.

Андрей Жвирблис. Фото: Екатерина Изместьева
Андрей Жвирблис. Фото: Екатерина Изместьева

– Вы говорите, что наличие собственного сайта – это положительная практика. Что должно быть на хорошем сайте НКО?

– Есть обязательные законодательно и необязательные критерии, которые мы вывели. Базовый минимум включает в себя название организации, что, кстати, как ни странно, не всегда присутствует. Т.е. юридическое ее наименование, регистрационные документы, уставные документы, информацию о руководителе организации и о высшем органе управления, контактные данные. Обязательным является отчет в Минюст.

Дальше идут вещи, которые не являются законодательными, и если они не представлены, то нельзя сказать, что данных нет, но они также являются важными.

Это, например, информация о проектах, которые реализуются, информация об источниках финансирования, о каких-то грантах, информация о текущей деятельности организации, больше информации о сотрудниках.

– Если предоставление каких-то данных на сайте НКО является обязательным, то почему существует так много организаций, не выполняющих эти условия?

– К сожалению, это вопрос не к нам, но это очень хороший вопрос, потому что вот есть обязательная отчетность Минюсту, которая подается далеко не всеми НКО. Вместе с тем не поданная отчетность не является препятствием, например, для получения государственного финансирования.

То, что государство спокойно выдает деньги тем, кто не выполняет свои обязательства перед ним, мне кажется абсурдной ситуацией, но это факт.

– А как появление сайтов НКО может повлиять на социальный сектор в целом?

– Сложно сказать, потому что социальный сектор неоднороден. Есть много организаций, которые через свои сайты взаимодействуют с людьми – собирают финансирование, привлекают их в качестве волонтеров и т.д. Наверное, это то, что сайты могут делать – вовлекать людей во взаимодействие.

Еще может включаться механизм обмена опытом между организациями. Естественно, все мы перед тем, как что-то сделать, смотрим, делал ли это уже кто-то и как он это делал. И если организация раскрывает на сайте качественную информацию о своей деятельности, она этим может помочь аналогичным проектам состояться, быть успешными и не наступать на те же грабли. То есть какой-то обмен опытом, который способствует развитию гражданского общества.

– Просто многим организациям не очень понятно, как прозрачный сайт может помочь в их деятельности и зачем тратить на его создание ресурсы.

– Тут нужно понимать, что, с одной стороны, это действительно трата ресурсов, и для многих организаций это существенные ресурсы. Здесь, конечно, хотелось бы видеть какие-то шаблонные решения. На самом деле отчетность государства и должна быть таким шаблонным решением.

С другой стороны, мы не ждем, что вот зайдем на сайт НКО и там будет что-то невероятно красивое, какие-то баннеры – это может быть просто текстовая информация со ссылками на файлы.

Нужно находить – вот ваш проект, например, в этом помогает – какие-то простые способы обеспечивать открытость, не останавливая работу организации из-за того, что все пытаются разобраться, как настраивать плагин на WordPress.

– Какова стратегия Трансперенси по стимулированию НКО к применению кодексов этики в их деятельности?

– В рамках проекта мы работали с тремя организациями, для которых написали эти этические кодексы. К сожалению, только одна организация их приняла, то есть для нее они являются обязательным действующим документом. Две еще находятся в стадии обсуждения. Тут стратегий у нас никаких особо нет, мы просто пишем им, напоминаем, и вроде они двигаются в эту сторону.

На самом деле мы сейчас готовим методики оценки некоммерческих организаций, и эти методики будут, в том числе, предлагаться донорам. Воздействуя на доноров и приводя их к той мысли, что они должны оценивать открытость НКО, оценивать наличие у них этического саморегулирования, мы стимулируем организации отвечать на этот запрос.

И это не тот запрос, который мы придумали. Мы знаем, что доноры сами задаются этим вопросом, потому что для них не очевидно то, кому надо давать деньги. Когда донор – государственный, институциональный или бизнес-донор – приходит, у него нет совершенно никакого желания разбираться, кто хороший, а кто плохой, у него есть запрос давать открытым честным организациям деньги.

Здесь наша стратегия заключается в разработке инструментов оценки, которые в том числе смогут использоваться донорами для оценки открытости организации.

– Обычный человек, который хочет сделать пожертвование, тоже сможет использовать эти инструменты?

– Нет, сейчас, к сожалению, нет. Там будет какая-то оценка, но пока Charity Navigator российский мы создавать не собираемся, такой задачи перед собой не стоит.

Видеокурс, посвященный прозрачности и этическому саморегулированию НКО