Как «Кодабра» приходит в школы и учит детей программировать игры, мультфильмы и роботов

Как «Кодабра» приходит в школы и учит детей программировать игры, мультфильмы и роботов
Как «Кодабра» приходит в школы и учит детей программировать игры, мультфильмы и роботов

«Кодаб­ра» – это дет­ская шко­ла циф­ро­во­го твор­че­ства, кото­рая учит детей про­грам­ми­ро­вать, созда­вать свои соб­ствен­ные про­ек­ты, тво­рить и при­ме­нять свои зна­ния по школь­ным пред­ме­там. Мы встре­ти­лись с созда­те­ля­ми «Кодаб­ры» – Дмит­ри­ем Лохан­ским и Дарьей Абра­мо­вой – и пого­во­ри­ли с ними о том, как «Кодаб­ра» учит детей и какие у них даль­ней­шие пла­ны.

– Расскажите о вашем проекте.

Дима: Мы дела­ем дет­скую шко­лу про­грам­ми­ро­ва­ния и циф­ро­во­го твор­че­ства «Кодаб­ра». Нас бес­по­ко­ит, что дети потреб­ля­ют мно­го циф­ро­во­го кон­тен­та, но мало созда­ют сами, и мы хотим пока­зать им, что создать что-то само­му за ком­пью­те­ром – игру, мульт­фильм, ани­ма­цию – это про­сто и не тре­бу­ет каких-то rocket science зна­ний.

Соот­вет­ствен­но, этим мы и зани­ма­ем­ся. Мы нача­ли в 2014 году как неком­мер­че­ское волон­тер­ское дви­же­ние – про­сто про­во­ди­ли уро­ки в мос­ков­ских шко­лах. Потом ста­ли писать о сво­ем опы­те на Хаб­ра­ха­б­ре, и к дви­же­нию под­клю­чи­лось мно­го людей. Тогда мы поня­ли, что дей­стви­тель­но созда­ем что-то зна­чи­мое, и ста­ли зани­мать­ся этим серьез­нее.

– Как к вам вообще пришла такая идея?

Дима: На одной из пер­вых сво­их работ я был учи­те­лем, пре­по­да­вал ком­пью­тер­ные кур­сы в ком­мер­че­ской ком­па­нии в дру­гом горо­де. Мы учи­ли людей рабо­тать в 1C и Excel, и как-то меня попро­си­ли сде­лать курс по про­грам­ми­ро­ва­нию.

Сна­ча­ла я пошел по стан­дарт­но­му пути созда­ния кур­сов – взял кни­гу «Про­грам­ми­ро­ва­ние на C++» и начал пере­пи­сы­вать уро­ки по гла­вам, но потом понял, какая это ску­ко­ти­ща и что это будет еще один уны­лый нико­му не нуж­ный курс.

Тогда я назвал курс «Про­грам­ми­ро­ва­ние игр», сде­лал цвет­ную афи­шу, мы дали объ­яв­ле­ние, и на этот курс запи­са­лись на несколь­ко меся­цев впе­ред со всех наших окруж­ных горо­дов. Я понял, что в таком фор­ма­те и сто­ит обу­чать­ся. И эта идея жила со мной мно­гие годы.

Потом я ушел со сво­ей рабо­ты и стал думать, как я могу луч­ше все­го поде­лить­ся сво­и­ми зна­ни­я­ми с миром. Тут и всплы­ло ста­рое жела­ние: про­сто учить дру­гих – имен­но детей, имен­но про­грам­ми­ро­ва­нию и в какой-то инте­рес­ной фор­ме.

– И тут появилась Даша?

Даша: Мы позна­ко­ми­лись с Димой как раз в 2014 году. Он мне рас­ска­зал, что через неде­лю соби­ра­ет­ся пой­ти в шко­лу учить детей созда­вать игры. Я сама по обра­зо­ва­нию про­грам­мист, по про­фес­сии нико­гда не рабо­та­ла, но мне все­гда это было инте­рес­но. Я под­клю­чи­лась, и мы ста­ли вме­сте ходить по шко­лам. Про­сто как волон­те­ры захо­ди­ли в шко­лы, в какие смог­ли.

Дарья Абрамова. Фотография: Екатерина Изместьева
Дарья Абра­мо­ва. Фото­гра­фия: Ека­те­ри­на Изме­стье­ва

Дима: Мы про­во­ди­ли уро­ки, после кото­рых дети про­сто кри­ча­ли, про­си­ли, что­бы мы оста­лись. И так про­ис­хо­ди­ло каж­дый раз. Ты полу­ча­ешь от это­го такие эмо­ции, что пони­ма­ешь, как хочешь этим зани­мать­ся.

Даша: Соот­вет­ствен­но, от это­го появ­ля­ет­ся мысль, что же делать даль­ше, как раз­ви­вать­ся. На самом деле, дол­гое вре­мя нам не каза­лось, что это мож­но пре­вра­тить в биз­нес, была мысль суще­ство­вать толь­ко на спон­сор­ские день­ги, и мы иска­ли спон­со­ров.

Дима: Мы изу­чи­ли, как это про­ис­хо­дит в мире, и ока­за­лось, что это вооб­ще такой гло­баль­ный тренд. Напри­мер, какой-нибудь Code.org в США, чья зада­ча сде­лать про­грам­ми­ро­ва­ние тре­тьим навы­ком школь­ни­ков после чте­ния и пись­ма.

Ока­за­лось, что в Англии есть похо­жая на нас ком­па­ния Code Club, но нас это толь­ко еще боль­ше заве­ло. Мы ста­ли изу­чать чужой опыт, но у них у всех в основ­ном была спон­сор­ская модель. У нас так не полу­чи­лось – не полу­чи­лось при­влечь ника­ких денег в Рос­сии, но мы пода­ли заяв­ку на грант Google RISE, и нам дали этот грант.

 Как вы попа­да­ли в шко­лы? Как вас там вос­при­ни­ма­ли?

Дима: Пер­вые пилот­ные шко­лы мы нахо­ди­ли через зна­ко­мых, у кото­рых там учат­ся дети, и вос­при­ни­ма­ли нас все­гда с вос­тор­гом.

Напря­мую попасть в шко­лы мы про­бо­ва­ли пару раз – не очень полу­чи­лось. Надо писать дирек­то­ру, встре­чать­ся, им не очень понят­но, для чего нам это нуж­но, и т.д.

Даша: После того, как Дима высту­пил на несколь­ких IT-кон­фе­рен­ци­ях в Москве, ста­ли откли­кать­ся люди, кото­рые хоте­ли про­во­дить уро­ки, и учи­те­ля, кото­рые пред­ла­га­ли прий­ти в их шко­лы. И про­бле­мы со шко­ла­ми пере­ста­ли воз­ни­кать, пото­му что мы пере­ста­ли пытать­ся туда захо­дить – шко­лы сами нача­ли обра­щать­ся к нам.

Впо­след­ствии у нас появи­лись такие парт­не­ры, как Депар­та­мент инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, у кото­ро­го есть про­грам­ма попу­ля­ри­за­ции IT сре­ди школь­ни­ков.

Дима: Мы с ними совсем подру­жи­лись.

– Но получить от них поддержку и финансирование вы не можете?

Дима: Нет, они денег не дают.

Даша: Они как слы­шат про неком­мер­че­скую орга­ни­за­цию, сра­зу гово­рят: «У нас денег нет».

Дима: У них есть зада­ча попу­ля­ри­зо­вать IT, и они ищут людей, гото­вых это делать.

– В результате вы получили грант от Google?

Дима: Да, грант от Google, при­чем мы съез­ди­ли в офис Google на сам­мит. Они собра­ли все 37 орга­ни­за­ций, кото­рые полу­чи­ли грант, в Бостоне, у нас был обмен опы­том интен­сив­ный, очень мно­го кру­то­го узна­ли с одной сто­ро­ны, а с дру­гой – поня­ли, что сде­ла­ем такой про­ект в Рос­сии не хуже, чем в дру­гих стра­нах.

Даша: Было здо­ро­во узнать, что по все­му миру суще­ству­ет похо­жий ряд про­блем сре­ди подоб­ных орга­ни­за­ций, и услы­шать опыт дру­гих. Было при­ят­но, что наш опыт тоже инте­ре­сен и поле­зен дру­гим орга­ни­за­ци­ям, что мы уже нашли какие-то мето­ди­ки, какой-то под­ход к роди­те­лям и детям. Так что эта поезд­ка была очень моти­ви­ру­ю­щей. И мы наде­ем­ся, что в сле­ду­ю­щем году, когда будет кон­курс, мы так­же будем пода­вать­ся.

– Грант был на год?

Даша: Да, в кон­це это­го года закан­чи­ва­ет­ся. Мы полу­чи­ли его в нача­ле года и поня­ли, что пока есть какие-то финан­со­вые сред­ства, нуж­но дей­ство­вать.

Дима: Создать самим финан­со­вый поток, кото­рый будет нас обес­пе­чи­вать.

Даша: Мы ста­ли созда­вать волон­тер­скую сеть, рас­ши­рять­ся, у нас появил­ся коор­ди­на­тор в Москве и сей­час мы ищем коор­ди­на­то­ра в дру­гих горо­дах.

Еще мы попа­ли в этом году в соци­аль­ный аксе­ле­ра­тор в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки и после это­го ста­ли пере­кра­и­вать свою биз­нес-модель, посколь­ку со спон­со­ра­ми не полу­чи­лось, а гран­ты – это что-то разо­вое и неста­биль­ное.

Мы ста­ли откры­вать свои ком­мер­че­ские кур­сы и ком­мер­че­ские меро­при­я­тия для детей. Мы уви­де­ли, что есть спрос, что есть роди­те­ли, кото­рые пони­ма­ют, что IT-обра­зо­ва­ние ребен­ка важ­но для его буду­ще­го, и гото­вы пла­тить.

Соб­ствен­но, так у нас появи­лась эко­си­сте­ма: в шко­лах волон­те­ры пре­по­да­ют бес­плат­но, и есть допол­ни­тель­ные кур­сы и мастер-клас­сы на арен­до­ван­ных пло­щад­ках.

– Это все оффлайн курсы?

Дима: Да, онлайн мы пока ниче­го не дела­ем, но сам инстру­мент, с помо­щью кото­ро­го мы пре­по­да­ем, – это Scratch, раз­ра­бо­тан­ный в MIT, – он досту­пен онлайн. Дети могут потом с ним сами про­дол­жить дома зани­мать­ся.

Мы ниче­го не дела­ем онлайн во мно­гом еще пото­му, что мы начи­на­ли с рабо­ты с детьми млад­ше­го воз­рас­та, а у них фокус вни­ма­ния удер­жать мож­но толь­ко лич­ным при­сут­стви­ем.

– У вас были какие-то методики работы с детьми?

Дима: Мы при­шли туда, вооб­ще ниче­го не зная, это про­ис­хо­ди­ло как-то инту­и­тив­но. Потом мы ста­ли все это изу­чать. Роди­те­ли, кото­рые закан­чи­ва­ли педа­го­ги­че­ские вузы, нам что-то рас­ска­за­ли, что у детей есть окна вни­ма­ния, что надо менять фокус дея­тель­но­сти раз в 15 минут, и про­чее.

Сей­час мы, конеч­но, боль­ше зна­ем о том, как рабо­тать с детьми, но тогда нас это не пуга­ло.

– А как вы находите волонтеров?

Дима: В основ­ном мы в Интер­не­те про­во­дим при­зыв, плюс через вузы и сту­ден­че­ские орга­ни­за­ции, сей­час ста­ли рабо­тать с Мосво­лон­те­ром.

Соби­ра­ем тех, кто заин­те­ре­со­вал­ся, на локаль­ные встре­чи, рас­ска­зы­ва­ем, как и что мы дела­ем, волон­те­ры, кото­рые про­во­ди­ли заня­тия, тоже делят­ся опы­том. Зажи­га­ем, в общем.

Даша: Поче­му это инте­рес­но волон­те­рам? Есть несколь­ко групп. Пер­вая груп­па – это люди, кото­рые сами по себе актив­ные по жиз­ни, зна­ют IT и им тоже, как Диме, хочет­ся с кем-то поде­лить­ся сво­и­ми зна­ни­я­ми.

Вто­рая груп­па – это люди, кото­рые тоже актив­ны по жиз­ни, но в IT ниче­го не пони­ма­ют, и при этом им инте­рес­но разо­брать­ся, осо­бен­но девоч­кам. «Я гума­ни­та­рий по обра­зо­ва­нию, – гово­рят девоч­ки, – но очень хочет­ся понять, а здесь еще дети, это очень кру­то».

Тре­тья кате­го­рия – это сту­ден­ты пер­вых-вто­рых кур­сов, они пока не могут рабо­тать, а тут есть воз­мож­ность полу­чить реаль­ную прак­ти­ку.

Еще одна кате­го­рия, кото­рую мы пыта­ем­ся увлечь, – это стар­ше­класс­ни­ки, кото­рые могут пре­по­да­вать уче­ни­кам млад­ших клас­сов.

Дима: У нас есть пилот­ный про­ект с одной из школ Моск­вы. Там выде­ли­ли 32 стар­ше­класс­ни­ка, кото­рых мы сей­час обу­чим, и кото­рые будут учить свои 16 млад­ших клас­сов.

Даша: Суть в том, что это более устой­чи­вая модель – все в одной шко­ле. Вто­рой момент – это то, что они еще учат­ся в шко­ле, а уже полу­ча­ют прак­ти­ку рабо­ты и в буду­щем могут стать для нас пре­по­да­ва­те­ля­ми уже в ком­мер­че­ских круж­ках. Так­же они полу­ча­ют волон­тер­скую книж­ку, где есть запись о волон­тер­стве, и при поступ­ле­нии это может давать им допол­ни­тель­ные бал­лы к ЕГЭ.

– А у вас, и тем более у старшеклассников, не возникает проблем с детьми?

Даша: Что каса­ет­ся стар­ше­класс­ни­ков, мы сей­час будем про­бо­вать – пока не понят­но, полу­чит­ся у них или нет. А у взрос­лых волон­те­ров все хоро­шо, навер­ное, пото­му что такая тема.

Дима: Пото­му что мы созда­ем игры.

Даша: Эта тема на самом деле инте­рес­на всем. Еще дети в млад­ших клас­сах при­вык­ли к обыч­ным заня­ти­ям, к обыч­ной систе­ме, в кото­рой они долж­ны тянуть руку, не долж­ны сове­то­вать­ся с сосе­дом по пар­те и т.д.

А мы им гово­рим: «Пожа­луй­ста, вы може­те все делать за одним ком­пью­те­ром, може­те под­хо­дить друг к дру­гу с ноут­бу­ка­ми и смот­реть, вы може­те не под­ни­мать руку, а кри­чать с места, что у вас полу­чи­лось». Поэто­му дети отно­сят­ся к нам очень бла­го­склон­но.

– А были случаи, когда кому-то было неинтересно?

Даша: У нас летом был лагерь для детей по про­грам­ми­ро­ва­нию. С утра мы коди­ли игры, а после обе­да при­хо­ди­ли насто­я­щие айтиш­ни­ки и рас­ска­зы­ва­ли про то, какие они дела­ют про­ек­ты.

У меня была девоч­ка, кото­рая ска­за­ла: «Я уже пятый лагерь за это лето посе­щаю. Мне уже все рав­но и вооб­ще тех­ни­че­ские нау­ки меня не увле­ка­ют. Я буду читать кни­гу». И она сиде­ла, чита­ла кни­гу.

А мне было печаль­но, что чело­век сидит и ниче­го не дела­ет.

На вто­рой день к нам при­шел парень из Mail.ru, кото­рый раз­ра­ба­ты­ва­ет игры, при­е­хал на лонг­бор­де, выгля­дит лет на 25, такой весь совре­мен­ный и актив­ный. Стал общать­ся с детьми на их уровне:

– Да, класс­но, я тоже играю в Minecraft! О, ты про­шел этот уро­вень! А вы зна­е­те, ребя­та, кто такие про­грам­ми­сты на самом деле? – Ну да, зна­ем. – Не, не, все невер­но! Про­грам­ми­сты – это вол­шеб­ни­ки. – Поче­му? – Пото­му что все, что вокруг вас, все, что в ваших руках – теле­фо­ны, план­ше­ты – это все сде­ла­ли про­грам­ми­сты.

И он вот так с ними весь вечер общал­ся, и та самая девоч­ка 12 или 13 лет настоль­ко про­ник­лась, что весь вечер от него не отхо­ди­ла, ска­за­ла, что теперь пони­ма­ет, для чего про­грам­ми­ро­ва­ние, и все остав­ши­е­ся дни она про­грам­ми­ро­ва­ла.

Ей понра­ви­лась даже не сре­да, в кото­рой мы обу­ча­ем, а то, что про­грам­ми­сты – это, ока­зы­ва­ет­ся, не серые люди в рас­тя­ну­тых гряз­ных фут­бол­ках, и что это может быть моло­деж­ной и кру­той про­фес­си­ей. И она вовлек­лась.

В основ­ном, конеч­но, со все­ми про­сто – все-таки они все зна­ко­мы с ком­пью­те­ром, и суть в том, что каж­дый ребе­нок в про­цес­се про­грам­ми­ро­ва­ния игры нахо­дит для себя что-то инте­рес­ное: кто-то боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет дизай­ну и все про­ри­со­вы­ва­ет; кому-то все рав­но, какой сюжет, глав­ное, что­бы герой класс­но стре­лял, 30 пуль в секун­ду у него выле­та­ло, и тогда он силь­но занят кодом; кто-то вооб­ще ищет нестан­дарт­ные вещи, напри­мер, что­бы герой про­сто рисо­вал на экране.

– Какие у вас дальнейшие планы?

Даша: Глав­ное – мы не хотим оста­вать­ся локаль­ным про­ек­том. Имен­но поэто­му мы вся­че­ски под­дер­жи­ва­ем нашу волон­тер­скую сеть, кото­рая так или ина­че есть по всей стране.

Мы не хотим оста­вать­ся локаль­ной шко­лой, кото­рая обу­чи­ла 100 детей за все вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния, мы хотим дой­ти, услов­но, до каж­до­го дома, что­бы в каж­дую шко­лу при­шел наш волон­тер.

Дима: Мы хотим не про­сто научить детей про­грам­ми­ро­ва­нию. Мы хотим, что­бы они с ран­них лет зна­ли, что могут созда­вать циф­ро­вые про­дук­ты. У нас в Рос­сии есть силь­ные шко­лы, кото­рые учат про­грам­ми­стов. Мы же хотим сде­лать акцент на созда­нии чего-то циф­ро­во­го как про­дук­та.

Мы вот с ними игру дела­ем и учим их не толь­ко тому, как сде­лать игру – это одно. Нуж­но же еще сде­лать игру инте­рес­ной дру­гим детям, а это зна­чит, что нуж­но при­влечь их к тести­ро­ва­нию, понять, что твоя точ­ка зре­ния не един­ствен­ная, и что про­дукт может быть успеш­ным, а может быть и не успеш­ным. Вот в эту сто­ро­ну мы хотим их пово­ра­чи­вать немно­го.

Даша: Что­бы в буду­щем у нас созда­ва­лись инте­рес­ные про­ек­ты, что­бы мы не копи­ро­ва­ли, а при­ду­мы­ва­ли сами. Поэто­му мы учим детей не глу­бо­ко мате­ма­ти­че­ским зна­ни­ям, а тому, что­бы смот­реть на свое жела­ние как на про­дукт.