Ограниченные возможности, права человека и социальная справедливость: борьба за доступный Интернет

Ограниченные возможности, права человека и социальная справедливость: борьба за доступный Интернет
Ограниченные возможности, права человека и социальная справедливость: борьба за доступный Интернет

Поче­му спу­стя годы после появ­ле­ния реко­мен­да­ций по созда­нию доступ­но­го Интер­не­та у нас все еще так мало сай­тов, кото­ры­ми могут поль­зо­вать­ся люди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми? Может быть, для того, что­бы ситу­а­ция изме­ни­лась, нам про­сто нуж­но посмот­реть на нее по-дру­го­му с точ­ки зре­ния прав чело­ве­ка и соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, а не с точ­ки зре­ния тех­но­ло­гий.

Доступ­ный Интер­нет это Интер­нет, кото­рым могут поль­зо­вать­ся все, неза­ви­си­мо от того, где они живут, на каком язы­ке гово­рят, какой тех­ни­кой поль­зу­ют­ся и, что осо­бен­но важ­но, их физи­че­ских воз­мож­но­стей.

Послед­няя кате­го­рия пред­став­ля­ет собой людей, для кото­рых Интер­нет одно­вре­мен­но явля­ет­ся инстру­мен­том, помо­га­ю­щим устра­нить мно­гие барье­ры, суще­ству­ю­щие в физи­че­ском мире, но кото­рым они часто не могут вос­поль­зо­вать­ся: незря­чие не могут понять, что напи­са­но на сай­те, если у изоб­ра­же­ний нет под­пи­сей, кото­рые озву­чи­ва­ют спе­ци­аль­ные при­ло­же­ния скрин-риде­ры, а для сла­бо­слы­ша­щих про­бле­мой явля­ет­ся отсут­ствие рас­шиф­ро­вок аудио­фай­лов.

Этот спи­сок мож­но про­дол­жать дол­го, а стать чело­ве­ком с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми и испы­тать на себе, как труд­но в такой ситу­а­ции в Интер­не­те, может в любой момент каж­дый доста­точ­но про­сто упасть и повре­дить паль­цы, что­бы понять, как слож­но без мыши, пото­му что мало сай­тов при­спо­соб­ле­ны для того, что­бы рабо­тать с ними с кла­ви­а­ту­ры.

При этом оче­вид­но, что чело­век с нару­ше­ни­я­ми мото­ри­ки или сла­бо­слы­ша­щий чело­век долж­ны иметь точ­но такую же воз­мож­ность поль­зо­вать­ся Интер­не­том, как и все осталь­ные. Для того, что­бы реа­ли­зо­вы­вать это пра­во, выпус­ка­ют­ся спе­ци­аль­ные реко­мен­да­ции, напри­мер, опуб­ли­ко­ван­ный еще в 1999 году спи­сок реко­мен­да­ций WCAG, направ­лен­ный на обес­пе­че­ние доступ­но­сти Интер­не­та для людей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми.

Поче­му же дей­ствия, направ­лен­ные на то, что­бы про­ис­хо­ди­ли изме­не­ния, не при­во­дят к зна­чи­мым изме­не­ни­ям в обла­сти доступ­но­сти Интер­не­та? Что нуж­но делать по-дру­го­му, что­бы изме­не­ния про­ис­хо­ди­ли?

Пол Йегер, про­фес­сор Мэри­ленд­ско­го уни­вер­си­те­та, в сво­ей ста­тье «Disability, human rights, and social justice: The ongoing struggle for online accessibility and equality» пред­ла­га­ет пере­смот­реть наш под­ход к доступ­но­му Интер­не­ту и рас­смат­ри­вать его не как тех­но­ло­ги­че­скую воз­мож­ность, а как неотъ­ем­ле­мое пра­во чело­ве­ка и выра­же­ние соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти и защи­щать это пра­во соот­вет­ствен­но.

История про людей с ограниченными возможностями и Интернет (до настоящего времени)

Как мы можем заме­тить, с каж­дым днем Интер­нет ста­но­вит­ся все более важ­ной частью нашей жиз­ни: если мы хотим най­ти рабо­ту (или остать­ся на той, кото­рая у нас есть), исполь­зо­ва­ние Интер­не­та это почти обя­за­тель­ное тре­бо­ва­ние. Интер­нет так­же ста­но­вит­ся все более обя­за­тель­ным эле­мен­том любо­го обу­че­ния все боль­ше обра­зо­ва­тель­ных про­цес­сов, вклю­чая выбор кур­сов и выпол­не­ние домаш­них зада­ний, пере­но­сят­ся в онлайн. Все то же вер­но и для вза­и­мо­дей­ствия с пра­ви­тель­ством все, от под­пи­са­ния пети­ций до запи­си детей в шко­лу, мож­но сде­лать с помо­щью Интер­не­та, осо­бен­но в тех­но­ло­ги­че­ски раз­ви­тых стра­нах.

Исполь­зо­вать Интер­нет ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски сино­ни­мом тому, что­бы быть частью совре­мен­но­го тех­но­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Тем не менее даже в самых раз­ви­тых стра­нах мно­гие груп­пы людей не име­ют воз­мож­но­сти пол­но­цен­но­го досту­па в Интер­нет по ряду при­чин, одна из кото­рых заклю­ча­ет­ся в том, что исполь­зо­ва­ние боль­шин­ства сай­тов для них физи­че­ски слож­но или невоз­мож­но.

В то же вре­мя люди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми пред­став­ля­ют собой зна­чи­тель­ную часть насе­ле­ния любой стра­ны. Так, в США их чис­ло пре­вы­ша­ет 56 мил­ли­о­нов (это 19% насе­ле­ния), а в Рос­сии по раз­ным оцен­кам колеб­лет­ся от 10 до 15 мил­ли­о­нов. При этом ни одна груп­па людей не явля­ет­ся настоль­ко ущем­лен­ной в Интер­не­те, как люди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, в США толь­ко 54% таких людей исполь­зу­ют Интер­нет.

Если посмот­реть на то, каки­ми воз­мож­но­стя­ми дол­жен обла­дать сайт, что­бы быть доступ­ным, такой про­цент не кажет­ся уди­ви­тель­ным. Напри­мер, что­бы быть доступ­ным для людей с нару­ше­ни­я­ми зре­ния, сайт все тек­сты, кноп­ки и ссыл­ки дол­жен читать­ся таки­ми скрин-риде­ра­ми, как JAWS или Window-Eyes, дол­жен рабо­тать с про­грам­ма­ми, уве­ли­чи­ва­ю­щи­ми раз­мер шриф­та, и поз­во­лять поль­зо­ва­те­лю настра­и­вать яркость и кон­траст.

Для людей с нару­ше­ни­ем зре­ния весь кон­тент на сай­те дол­жен иметь тек­сто­вой экви­ва­лент. Поль­зо­ва­те­ли с эпи­леп­си­ей долж­ны избе­гать мер­ца­ю­щих эле­мен­тов, а для поль­зо­ва­те­лей с нару­ше­ни­ем подвиж­но­сти сайт дол­жен преду­смат­ри­вать воз­мож­ность управ­ле­ния голо­сом или с помо­щью дру­гих устройств вво­да.

На самом деле это все тех­ни­че­ски воз­мож­но и даже не так слож­но, как может пока­зать­ся. Но для боль­шин­ства сай­тов при­ме­не­ние тех­но­ло­гий доступ­но­сти не явля­ет­ся частью дизайн-про­цес­са, а поль­зо­ва­те­ли с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми оста­ют­ся неви­ди­мы­ми и несу­ще­ству­ю­щи­ми пер­со­на­жа­ми.

Интернет, который недоступен

Нель­зя ска­зать, что необ­хо­ди­мость доступ­но­го Интер­не­та это какая-то новость. Во мно­гих стра­нах есть зако­ны, опре­де­ля­ю­щие тре­бо­ва­ния по доступ­но­сти, а так­же суще­ству­ют руко­вод­ства по доступ­но­сти от таких про­фес­си­о­наль­ных орга­ни­за­ций, как Кон­сор­ци­ум Все­мир­ной пау­ти­ны (в 2008 году вышла вто­рая вер­сия их реко­мен­да­ций WCAG 2.0, кото­рая была пере­ве­де­на на рус­ский язык).

Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что эти реко­мен­да­ции и руко­вод­ства очень часто игно­ри­ру­ют­ся. Что мож­но сде­лать в такой ситу­а­ции?

По мне­нию Пола, необ­хо­ди­мо не столь­ко уси­ли­вать суще­ству­ю­щие легаль­ные струк­ту­ры, спо­соб­ству­ю­щие выпол­не­нию реко­мен­да­ций по доступ­но­сти, сколь­ко нуж­но най­ти новый язык, с помо­щью кото­ро­го мож­но было бы изме­нить пред­став­ле­ние о важ­но­сти вопро­са доступ­но­сти.

Исто­рия доступ­но­сти Интер­не­та насчи­ты­ва­ет почти 20 лет, но ника­ко­го замет­но­го про­грес­са с сере­ди­ны 90-х мы не достиг­ли. Несмот­ря на то, что про­грамм­ное обес­пе­че­ние и тех­но­ло­гии для людей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми ста­ли намно­го доступ­нее, это не изме­ни­ло ради­каль­ным обра­зом ситу­а­цию с доступ­ным Интер­не­том тех­но­ло­гии вокруг нас меня­ют­ся, но про­бле­ма по-преж­не­му оста­ет­ся.

Зна­чит, вполне мож­но пред­по­ло­жить, что ни раз­ви­тие тех­но­ло­гий, ни даль­ней­шая раз­ра­бот­ка новых реко­мен­да­ций по доступ­но­сти сами по себе не при­ве­дут к изме­не­ни­ям это­го не про­изо­шло до сих пор и вряд ли про­изой­дет в буду­щем.

Необ­хо­ди­мо что-то дру­гое, какой-то новый под­ход, таким, как счи­та­ет Пол, может стать более «чело­ве­че­ский» под­ход к теме доступ­но­сти Интер­не­та. Пра­ва чело­ве­ка и соци­аль­ная спра­вед­ли­вость вот то, что долж­но стать цен­траль­ным аргу­мен­том в этом вопро­се.

Права человека, социальная справедливость, информация и доступность

Кон­цеп­ция прав чело­ве­ка это вера в то, что все люди заслу­жи­ва­ют рав­ных прав. Соблю­де­ние прав чело­ве­ка во мно­гом зави­сит и пола­га­ет­ся на суще­ству­ю­щую в обще­стве систе­му соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, а так­же поли­ти­че­ские и зако­но­да­тель­ные струк­ту­ры, содей­ству­ю­щие равен­ству. Цен­траль­ным аспек­том равен­ства в обще­стве явля­ет­ся инфор­ма­ция.

Посколь­ку инфор­ма­ция и инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии ста­но­вят­ся неотъ­ем­ле­мой частью обра­зо­ва­ния, рабо­ты, соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия и граж­дан­ско­го уча­стия, то все боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся идее о том, что доступ к инфор­ма­ции это пра­во чело­ве­ка и осно­ва соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти.

Еще в кон­це про­шло­го тыся­че­ле­тия, в 1999 году, Кофи Аннан, 7-й Гене­раль­ный сек­ре­тарь ООН, ска­зал: «Людям не хва­та­ет мно­гих вещей: рабо­ты, жилья, еды, чистой питье­вой воды. Сего­дня быть отре­зан­ным от основ­ных теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сер­ви­сов зна­чит не толь­ко такое же лише­ние, но и, воз­мож­но, мень­шие шан­сы на то, что­бы изме­нить ситу­а­цию». Сей­час, спу­стя 15 лет, его наблю­де­ние все так же вер­но.

Более того, за послед­ние 15 лет роль инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий толь­ко воз­рос­ла, и воз­мож­ность их исполь­зо­вать ста­ла необ­хо­ди­ма боль­ше, чем когда-либо, а доступ к инфор­ма­ции мож­но назвать основ­ным пра­вом чело­ве­ка, посколь­ку он необ­хо­дим для того, что­бы мог­ли реа­ли­зо­вы­вать­ся дру­гие его пра­ва.

Доступность как равенство

Для созда­ния изме­не­ний в вопро­сах доступ­но­го Интер­не­та мы, преж­де все­го, долж­ны понять, какие спо­со­бы и какие аргу­мен­ты помо­гут это сде­лать.

Рас­смот­ре­ние доступ­но­сти с точ­ки зре­ния прав чело­ве­ка, равен­ства и соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти может стать луч­шим спо­со­бом для про­дви­же­ния изме­не­ний и фор­ми­ро­ва­ния дру­го­го отно­ше­ния к вопро­сам доступ­но­сти в обще­стве.

Посколь­ку про­бле­ма заклю­ча­ет­ся не в отсут­ствии пони­ма­ния и реко­мен­да­ций, каса­ю­щих­ся того, каким дол­жен быть Интер­нет, а в том, что эти реко­мен­да­ции мало кто вос­при­ни­ма­ет все­рьез, рас­смот­ре­ние про­бле­мы в рам­ках язы­ка и кон­цеп­ций прав чело­ве­ка и соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти может вызвать боль­ше инте­ре­са и жела­ния ее решить. Как пишет Пол, в этой борь­бе за онлайн-равен­ство могут появить­ся даже новые союз­ни­ки люди, кото­рые зани­ма­ют­ся вопро­са­ми, затра­ги­ва­ю­щи­ми пра­ва чело­ве­ка.

В кон­це кон­цов, если мы не хотим, что­бы ситу­а­ция и через несколь­ко лет оста­лась такой же, нам нуж­но поме­нять под­ход. Напри­мер, рас­смат­ри­вать про­бле­му доступ­но­сти не в кон­тек­сте тех­ни­че­ских слож­но­стей, а в новом, более широ­ком кон­тек­сте кон­тек­сте равен­ства и прав.

Изоб­ра­же­ние: Karola Riegler