Открытый доступ к исследованиям и информации – это вопрос прав человека

Открытый доступ к исследованиям и информации – это вопрос прав человека
open access

Рас­ска­зы­ва­ем, как поль­зо­ва­те­ли борют­ся с огра­ни­че­ни­ем досту­па к науч­ным ста­тьям и иссле­до­ва­ни­ям на при­ме­ре исполь­зо­ва­ния #icanhazpdf и поче­му откры­тый доступ к инфор­ма­ции – это вопрос прав чело­ве­ка.

В ста­тье BBC обсуж­да­лось исполь­зо­ва­ние хэш­те­га #icanhazpdf – «кодо­во­го сло­ва», кото­рое исполь­зу­ют люди для полу­че­ния науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ с огра­ни­чен­ным досту­пом. Идея про­ста: когда чело­век нахо­дит ссыл­ку на инте­ре­су­ю­щую его ста­тью, к кото­рой у него нет досту­па, он отправ­ля­ют запрос в Твит­те­ре с #icanhazpdf. После того, как кто-то с досту­пом видит запрос и предо­став­ля­ет про­сив­ше­му мате­ри­ал, твит с запро­сом уда­ля­ет­ся.

Мно­гие люди счи­та­ют нор­маль­ным запро­сить нуж­ную ста­тью или науч­ную рабо­ту у тех, у кого к ней есть доступ. BBC счи­та­ет, что исполь­зо­ва­ние #icanhazpdf нару­ша­ет автор­ские пра­ва.

Био­лог и попу­ля­ри­за­тор откры­той нау­ки Май­кл Айзен (Michael Eisen) отме­тил, что иссле­до­ва­те­ли, кото­рые пуб­ли­ку­ют­ся в жур­на­лах и сер­ви­сах с плат­ным досту­пом, сами поощ­ря­ют буду­щие нару­ше­ния.

Иссле­до­ва­тель маля­рии Барт Кнолс (Bart Knols) в 2012 году писал о пора­зи­тель­ной реаль­но­сти к югу от Саха­ры: в то вре­мя как совре­мен­ные мето­ды лече­ния маля­рии ста­ли очень успеш­ны­ми в запад­ном мире, они крайне мед­лен­но дохо­ди­ли до тех, кто нуж­да­ет­ся в них более все­го. Без досту­па к этим лекар­ствен­ным сред­ствам люди име­ли слиш­ком боль­шую зави­си­мость от лекар­ства DDT, кото­рое уси­ли­ва­ло пере­но­си­мость инсек­ти­ци­дов насе­ко­мы­ми.

По мне­нию Кнол­са, иссле­до­ва­ния с откры­тым досту­пом могут решить эту дис­про­пор­цию:

«Недав­ний опрос иссле­до­ва­тель­ских ста­тей о маля­рии пока­зал, что 48% из них были в откры­том досту­пе, и их мож­но было про­чи­тать без опла­ты. Но это так­же озна­ча­ет, что доступ к каж­дой вто­рой ста­тье огра­ни­чен опла­той».

Те, кто рабо­та­ет в хоро­шо обес­пе­чен­ных орга­ни­за­ци­ях, даже не заме­ча­ют это­го плат­но­го досту­па и изо дня в день полу­ча­ют нуж­ные науч­ные мате­ри­а­лы. Но для дру­гих уче­ных откры­тый доступ кри­ти­че­ски важен. Если вы не може­те запла­тить, вы не може­те про­чи­тать.

Даже сре­ди сто­рон­ни­ков откры­то­го досту­па ино­гда забы­ва­ет­ся, что на самом деле ста­вит­ся на кар­ту. Откры­тый доступ не явля­ет­ся абстракт­ным. Это вопрос прав чело­ве­ка. Кнолс зада­ет­ся вопро­сом: «Можем ли мы оправ­дать сокры­тие инфор­ма­ции от тех, кто в ней нуж­да­ет­ся боль­ше все­го?».

В октяб­ре 2015 года суд воз­об­но­вил дело Диего Гоме­са (Diego Gomez) – сту­ден­та, кото­рый раз­ме­стил в откры­тый доступ чужую науч­ную рабо­ту. А Аарон Шварц столк­нул­ся с серьез­ны­ми нака­за­ни­я­ми за доступ к мил­ли­о­нам ста­тей с помо­щью ком­пью­тер­ной сети Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та.

Дело Ааро­на отли­ча­ет­ся от дела Диего, но если бы откры­тый доступ был стан­дар­том пуб­ли­ка­ции науч­ных мате­ри­а­лов, никто не был бы при­вле­чен к ответ­ствен­но­сти и мере нака­за­ния.

Как толь­ко люди с боль­ши­ми бюд­же­та­ми или инсти­ту­ци­о­наль­ны­ми свя­зя­ми могут полу­чить доступ и исполь­зо­вать иссле­до­ва­ния, они ста­вят дру­гих людей в невы­год­ное поло­же­ние. И ника­кой хэш­тег не смо­жет это изме­нить.