Ремонтник вместо мастерового: как с помощью паяльника сделать жизнь на планете лучше

Движение Fixer's Collective действует в Нью-Йорке, но аналогов у него множество и замечены подобные группы по всему миру. Фото: Flickr BKLYN (Commons CC BY-NC-SA 2.0).
Движение Fixer’s Collective действует в Нью-Йорке, но аналогов у него множество и замечены подобные группы по всему миру. Фото: Flickr BKLYN (Commons CC BY-NC-SA 2.0).

Девушка копается во внутренностях тостера, трое парней в углу разбирают видеомагнитофон, группа людей в другой части помещения препарирует светильник. Так проходит типичная встреча Fixer’s Collective в одном из районов Нью-Йорка. Раз в месяц в арт-галерее Бруклина эта группа техно-активистов чинит все, что приносят местные жители.

Люди приходят с компьютерами, лампами, бытовой техникой. Такая помощь имеет не только практический эффект – люди начинают менять отношение к вещам и вспоминают о том, что сломанное необязательно выбрасывать, его еще можно починить. Движение мейкеров распространяется по миру, возвращая в моду создание материальных предметов в результате ручного индивидуального труда. Благодаря этому стало появляться сообщество людей с общими интересами, возобновился интерес к инженерии, а дети стали получать практические навыки работы с инструментами.

Но сейчас, считает колумнист Wired, нам нужно кое-что другое – применить эти же навыки к тому, что уже создано и чем мы уже обладаем, дать сломанным предметам новую жизнь.

Весь прошлый век технологические корпорации проектировали свою продукцию таким образом, что вещи в скором времени после покупки приходили в негодность, – это называется запланированным старением. Покупка новых вещей потребителями на смену старых воспринималась как один из двигателей экономики.

Сегодня электронный мусор стал одной из самых быстрорастущих категорий отходов – из 2,4 млн тонн электрохлама в 2010 году на переработку отправилось лишь 27%. Причем именно «отправилось», а не «было переработано», и зачастую электронный мусор транспортируется в страны третьего мира, где техника разбирается на части так, что токсичные составляющие попадают в окружающую среду. И движение ремонтников может исправить положение дел.

Точкой старта могут стать компьютеры – многие старые модели на самом деле работают не хуже новых: даже старенький ноутбук может дать возможность запустить браузер и работать в Интернете. Кроме того, компьютеры действительно часто можно починить – достаточно заменить некоторые детали. Ну, и экосистема для восстановления и ремонта  – обучающие видео на YouTube, интернет-магазины, продающие запчасти, детали и даже готовые мини-наборы с инструментами и инструкциями, бюджетные 3D-принтеры (с помощью которых можно создавать заново недостающие детали самостоятельно) уже подоспела.

Но чтобы по-настоящему изменить ход событий, движению ремонтников нужно вовлечь производителей. Именно они проектируют вещи таким образом, что их невозможно починить – детали скреплены клеем или же просто не подлежат замене. Здесь могут быть использованы политические механизмы – к примеру, законы могут обязать производить новые товары только с возможностью замены деталей. Или же большие налоговые послабления для тех, кто проектирует с возможностью ремонта.

Есть еще более простой подход – упростить условия распространения авторских прав на сервисные инструкции. К примеру, Apple не публикует в Интернете мануалы и не дает другим делать этого.

А как насчет онлайн-репозитория отсканированных пластиковых деталей? Тогда можно было бы спокойно напечатать новую деталь для своего гаджета, если старая сломалась (ведь патенты защищают весь девайс, но не его отдельные компоненты).

Но главный вызов здесь не технологический, а культурный – как сделать ремонт привлекательным.