Движение divestment: как бойкот инвестиций помогает бороться с изменением климата

Движение за отказ от инвестиций в "грязную" энергетику набрало обороты за 5 лет и уже успело добиться серьезных успехов. Фото: Flickr Alex. (CC BY-NC 2.0).
Движение за отказ от инвестиций в «грязную» энергетику набрало обороты за 5 лет и уже успело добиться серьезных успехов. Фото: Flickr Alex. (CC BY-NC 2.0).

В конце июля 2016 года Штутгарт принял решение вывести свои финансовые активы из капиталов компаний, которые занимаются добычей горючих полезных ископаемых. Таким образом, этот немецкий город вошел в число ведущих мировых столиц, среди которых Париж и Берлин, поддержавших бойкот нефтегазовых и угольных компаний из-за их негативного влияния на состояние климата.

Этим решением движение Divestment, начавшееся в 2011 году, отмечает пять лет с момента основания. Новый, финансовый, способ борьбы с изменением климата когда-то вдохнул новую жизнь в экологическое движение, объединил десятки тысяч людей по всему миру и теперь смог продемонстрировать свою эффективность. Каким образом активистам удалось заставить крупнейшие столицы и университеты мира пересмотреть свою инвестиционную политику и задуматься о климатических рисках?

Климатический саммит 2009 года в Копенгагене многие экоактивисты оценили скептически. Возлагавшиеся на событие надежды не сбылись – политики не приняли важных решений, обязательств государствами было взято меньше, чем следовало, чтобы повлиять на изменение климата.

В выигрыше остались крупные энергетические корпорации, которые получили возможность работать, как и прежде, не обращая внимания на предостережения, связанные с ростом выбросов углекислого газа в атмосферу. Спустя некоторое время на этой почве стало формироваться движение, которое решило изменить подход к борьбе за климат.

В 2011 году на кампусах нескольких университетов стали звучать требования студентов к администрации бойкотировать те компании, которые вносят прямой вклад в изменение климата.

Но речь шла не об отказе от продукции этих фирм – у вузов как юридических лиц, обладающих своим бюджетом, было куда больше возможностей. Университеты вкладывали свой капитал в ценные бумаги, и часть из них была выпущена как раз нефтегазовыми и угольными компаниями. Студенты требовали, чтобы администрации перестали инвестировать свободные деньги вуза в «грязные» энергетические компании. И вместо этого начали вкладывать деньги в чистую энергию.

К примеру, в Австралийском национальном университете активисты стали протестовать по поводу того, что их вуз является одним из крупнейших акционеров угольной компании Metgasco. Их действия привели к тому, что в 2013 году Совет университета объявил о намерении вывести свои инвестиции из капитала этой компании. В дальнейшем вуз принял политику инвестиций – документ, прописывающий принцип социально ответственных вложений.

Стэнфордский университет в Калифорнии принял аналогичное решение в 2014 году. Специальная консультативная группа рекомендовала совету попечителей университета вывести инвестиции из компаний, у которых основным видом бизнеса является уголь.

Большую роль в divestment-движении играет 350.org – международная экологическая организация, которая пытается привлечь всеобщее внимание к проблеме выбросов углекислого газа и влиянию этого процесса на климат.

Сотрудники организации ведут работу с городскими советами, учебными заведениями и пенсионными фондами, призывая их выводить свои инвестиционные средства из компаний, добывающих ископаемое топливо. Специально для того, чтобы мобилизовать сторонников этой идеи по всему миру, объединить их и сделать их работу более эффективной, 350.org запустили онлайн-платформу FossilFree.

C ее помощью группа активистов может запустить петицию, обращенную к руководству вуза или города, так, к примеру, сделала группа студентов из университета города Лунд, и в итоге вуз присоединился к бойкоту.

По данным 350.org, к концу 2015 года более чем в 40 странах к бойкоту присоединились более 500 организаций и 40 тысяч индивидуальных участников, управляющие активами на сумму около 3,4 трлн долларов. Среди тех, кто решил отказаться от инвестиций в «грязные» технологии, также руководство таких городов, как Париж, Стокгольм, Копенгаген, Осло, Берлин.

Несмотря на наличие успешных примеров, нельзя сказать, что борьба в рамках divestment-кампании идет легко и гладко. К примеру, организованное в Гарвардском университете сообщество Divest Harvard попыталось вступить в переговоры с руководством своего вуза по вопросу бойкота еще несколько лет назад. Диалог не принес никаких результатов, после чего активистам пришлось перейти к организации митингов, просветительских мероприятий.

Студенты дважды блокировали офис президента университета, проводили акции и митинги с баннерами и плакатами, подключали к проведению мероприятий преподавательский состав, однако их выступления разгонялись с привлечением полиции, их удаляли из университета, а руководство вуза так и не пошло на публичные переговоры или дебаты по поводу вывода инвестиций и вложения средств в «чистую» энергетику.

Путь активистов из Австралийского национального университета к бойкоту инвестиций тоже был весьма сложным. Руководству вуза пришлось выдержать серьезную атаку извне по поводу своего решения вкладывать деньги только на основе социально ответственной политики – на университет ополчилась газета Australian Financial Review, а также представители правительства страны, которые называли это решение «дикостью» и «тупостью».

Проблемой для движения является и то, что взятые на себя публичные обязательства организаций по выводу инвестиций из топливного сектора сложно проверить и отследить.

Кроме того, формулировки присоединившихся к бойкоту могут быть расплывчатыми или же просто содержать в себе слишком слабые обещания. Так, страховая компания AXA объявила о намерении избавиться от своих угольных активов, но неизвестно, в какие еще «грязные» энергетические компании вложены ее средства и какова в общей массе таких вложений доля угля.

Страховая компания Allianz объявила о присоединении к бойкоту ради борьбы с изменением климата, но с формулировкой «не вкладывать деньги в компании, получающие более 30% прибылей или энергии из угля».

Поэтому и общие результаты на самом деле не так грандиозны, как кажутся на первый взгляд. Из 3,4 трлн долларов, подсчитанных 350.org, лишь часть была вложена участниками бойкота в индустрию ископаемого топлива. Многие из них отказываются пока только от вложений исключительно в уголь, все еще продолжая своими деньгами поддерживать нефтяные компании.

Однако у движения есть серьезные шансы на успех. Во-первых, с прошлого года к нему присоединилась британская газета Guardian, а это крупнейшее СМИ мира, и значит, у активистов появился серьезный медийный ресурс. Издание начало вести проект под названием Keep it in the ground («Оставьте все это в недрах»).

Помимо большого количества разъяснительных материалов, статей, репортажей и видео, в рамках проекта газета призывает благотворительный фонд Билла Гейтса Bill and Melinda Gates Foundation вывести деньги из компаний, занимающихся добычей ископаемого топлива (около 1,4 млрд долларов). Для этого на сайте Guardian размещена онлайн-петиция, под которой собрано уже более 237 тысяч подписей.

Во-вторых, по оценкам той же Guardian, климатический инвестиционный бойкот стал самым быстро растущим процессом вывода капитала в мировой истории финансов.