Урбанист Святослав Мурунов представил идеальную модель постсоветского города

По мнению урбаниста Святослава Мурунова в иделаьном постсоветском городе исчезнут заборы. Фото: Наталья Баранова
По мнению урбаниста Святослава Мурунова в иделаьном постсоветском городе исчезнут заборы. Фото: Наталья Баранова

В идеальном постсоветском городе не будет заборов на улицах, жесткой иерархии в социальных отношениях, появится много локальных городских сообществ. Так считает урбанист, руководитель Центра прикладной урбанистики (ЦПУ) Святослав Мурунов.

7 октября 2016 года он заглянул в будущее России и рассказал слушателям образовательного проекта «Трава» в Санкт-Петербурге о том, как должен выглядеть постсоветский город к 2040 году. Он дал активистам несколько практических советов, как приблизить появление нового типа городов. Корреспондент Теплицы Наталья Баранова побывала на встрече. Предлагаем вам краткий обзор выступления.

Какой он, идеальный постсоветский город

Как и сейчас, город будет состоять из трех слоев: культурные коды, социальная система отношений и физическое пространство. И если сегодня на первом месте современного города стоит физическое городское пространство, то в идеальном городе важнее всего культурные коды.

Перезагрузка культурных кодов

В идеальном постсоветском городе личность человека будет самым главным смыслом. Уникальная постсоветская цивилизация должна состоять из разных переосмысленных культур. Из периодов 2000-2017 годов, 90-х – 2000-х, советского периода с 1917 по 1992 год и досоветского. Нужно переосмыслить, что хорошего и плохого было в жизни этих поколений. Будет много противоречий, но их нужно вскрывать.

Еще по теме: Вебинар Теплицы: Свят Мурунов рассказал, с чего нужно начать создание приложений для ЖКХ

То, что происходит сейчас, противоречит нашим ценностям. Вспомните, как в Сургуте с помощью платформы Boomstarter собрали деньги на памятник Сталину. То есть технология осознанного софинансирования превращается в технологию финансирования базовых проблемных символов. Святослав Мурунов

Без формирования постсоветской цивилизации города не удастся перезагрузить. Пока мы не осознаем свою идентичность, будем все копировать из других культур. Последние 25 лет российские города стали жертвами других культур. Переосмысление нашей культуры приведет к появлению новых продуктов.

Возможно, переосмысление приведет к тотальному переименованию улиц. Скорее всего, мы договоримся: если исторический персонаж был связан с репрессиями, с террором, то пусть память о нем хранится в музее. Возможно, изменится облик города. Пока же есть три идеологии: выживания, потребления и самоопределения. Активисты находятся в поиске, пытаются ответить на вопрос: кто мы, зачем мы этим занимаемся, что такое российская урбанистика.

Социальные отношения без иерархии

80% людей не являются участниками какого-либо социального института, кроме семьи. В идеальном постсоветском городе должна сформироваться сеть локальных сообществ. Социальная ткань станет гораздо сложнее. У людей будет накапливаться опыт, начиная со своего двора. Именно по территориальному признаку начнут появляться разные сообщества. И к 17 годам молодой человек будет осознавать, кто он. Не как сейчас – люди только к 40 годам осознают себя.

Уходит время жестких корпораций. Бизнес будет похож на городские сообщества, появится профессия творческих продюсеров. В постсоветском городе будут зарабатывать долго, при этом помнить о жителях города. И предпринимательская деятельность станет повседневной практикой. Предприниматель будет работать по принципу: прежде чем внедрить продукт, его нужно протестировать, а значит, создать городской фестиваль или рабочую группу.

Анализ работы городских активистов показал, что если они не займутся локальной подпиткой, то дальше идти будет не с кем. Активизм ради активизма – это не дело.

«Позиция активистов в постсоветском городе будет такая: «Не мы одни хотим жить хорошо, а мы хотим, чтобы все вокруг жили хорошо». Святослав Мурунов

Уже сейчас в Екатеринбурге архитекторы не только сохраняют исторические здания, но и проектируют новые с учетом особенности истории.

Управления или администрации как отдельного субъекта не будет. Появятся центры дежурных – они будут обеспечивать безопасность, жизнедеятельность, удовлетворять утилитарные потребности. Иерархия исчезнет. Все возьмет на себя система образования и воспитания, которая будет направлена на передачу компетенций.

Еще по теме: Интервью с Егором Коробейниковым: о том, как люди и технологии меняют городское пространство

«Культурные программисты» будут работать с идентичностью и переосмыслением. Вообще, должен появиться отдельный род деятельности – «конструктор целей». Каждый город придумает свой уникальный эмоциональный язык. Городские медиа в таком виде, как сейчас (с негативом, чернухой), должны умереть.

Городское пространство без заборов

В идеальном постсоветском городе дома будут проектироваться как общественные пространства. Это не значит, что мы вернемся к коммуналкам с общей кухней. Будет какая-то общая территория для общения и взаимодействия: библиотека, музыкальная студия, спортзал, коворкинг и другие пространства. Они будут играть роль буферной зоны.

Город резко изменит свою геометрию. Хотелось бы отказаться от прямоугольных площадей и быть ближе к природе. Например, люди создадут площадь в виде кленового листа.

»Заборов на улицах не будет, границы станут формироваться или ландшафтом, или освещением, звуком, запахом или цветом». Святослав Мурунов

Не будет городов-монстров. Город будет удобного размера для людей, по нему станет удобно передвигаться пешком, на общественном транспорте, может быть, 20-25 километров. Но границы условны, за ними может начинаться другой город.

Исчезнут отдельные заводы, торговые центры и офисы. Например, сейчас идеальное пространство в России – это музей Ельцина в Екатеринбурге Ельцин Центр. Оттуда люди выбегают с переживаниями и новым пониманием. Будет много подобных культурных и общественных пространств.

Городской транспорт должен быть только экологичным: велосипеды, автоматические такси, фуникулеры, общественный транспорт.

Характер жизни поменяется, а понятие дома трансформируется. Если человек заработался, устал, ему не обязательно ехать домой. Он сможет остаться в общественном, культурном пространстве, где можно отдохнуть, порефлексировать. Город должен быть мобилен и в этом смысле для человека.

Где уже есть такие города

В пример можно привести катоны Швейцарии, где много локальных сообществ и все друг друга знают. В России таких примеров нет. На постсоветском пространстве тоже все грустно. Европа же застряла на том, что будет дальше, они думают, куда двигаться. Например, у норвежцев культурные коды уже давно в действии: они все про себя знают, их история переосмыслена вплоть до эльфийских сказаний. Теперь им не хватает культурного обмена.

Что делать

1. Городские активисты не должны делать все сами. Опыт нужно превращать в методичку и передавать другим.

2. Переосмыслите историю своей семьи. Вскрывайте историю: разговаривайте с родителями, спрашивайте, как все было при их жизни, жизни ваших бабушек и дедушек. Спрашивайте, как в семье отмечали праздники, какие были традиции, и вычленяйте не сами факты, а принципы, ценности или аномалии. Узнавайте, откуда ваше поколение, тогда вы поймете, почему вы именно такой. Смотрите на жизнь своей семьи в разрезе истории страны. Если так сделают все, сразу появится постсоветская цивилизация.

«Я понял, что страна не безнадежна, когда увидел людей в бессмертном полку. Они осознанно вышли, история ожила, правда, всего лишь на один день. Нужно вскрывать больше культурной археологии». Святослав Мурунов

В национальных республиках очень сильны клановые, родовые истории, они сохраняются. Но там люди не обладают технологией генерации новых идей

В России такая сложная история, мы могли бы выдать уникальные смыслы, основанные на коллективной истории. Сейчас же наша православная цивилизация, которая провозглашается властью, не отвечает на современные вызовы. Мы лишены критического мышления. Архивы не открыты, массовая культура учит не тому.

3. Нужно работать со смыслами. Мы сейчас «оторвыши», порождение Европы и Голливуда. Нужно сконструировать свое, а не генерировать один фестиваль за другим. Нужно ответить на вопросы, кто мы, в чем наша особенность. По факту стоит наладить культурное программирование. Сделать так, чтобы люди что-то пережили. Если появится много «городских психотерапевтов», которые будут работать и с людьми, и с общественными пространствами, сознание людей поменяется.

Например, в Петербурге недавно прошел фестиваль «Живых улиц» в самом центре. Но лучше, если бы такой же фестиваль провели на окраине города. Там появились бы новые социальные связи, а население стало сопричастным к этому событию. Если городских центров станет еще больше и будет происходить множество локальных событий по всей территории страны, тогда большинство людей все-таки станут пассионариями. На такую перезагрузку, конечно, потребуется время.

Сеть центров прикладной урбанистики

Образовательного проекта «Трава»