Урбанист Святослав Мурунов представил идеальную модель постсоветского города

По мнению урбаниста Святослава Мурунова в иделаьном постсоветском городе исчезнут заборы. Фото: Наталья Баранова
По мнению урбаниста Святослава Мурунова в иделаьном постсоветском городе исчезнут заборы. Фото: Наталья Баранова

В иде­аль­ном пост­со­вет­ском горо­де не будет забо­ров на ули­цах, жест­кой иерар­хии в соци­аль­ных отно­ше­ни­ях, появит­ся мно­го локаль­ных город­ских сооб­ществ. Так счи­та­ет урба­нист, руко­во­ди­тель Цен­тра при­клад­ной урба­ни­сти­ки (ЦПУ) Свя­то­слав Муру­нов.

7 октяб­ря 2016 года он загля­нул в буду­щее Рос­сии и рас­ска­зал слу­ша­те­лям обра­зо­ва­тель­но­го про­ек­та «Тра­ва» в Санкт-Петер­бур­ге о том, как дол­жен выгля­деть пост­со­вет­ский город к 2040 году. Он дал акти­ви­стам несколь­ко прак­ти­че­ских сове­тов, как при­бли­зить появ­ле­ние ново­го типа горо­дов. Кор­ре­спон­дент Теп­ли­цы Ната­лья Бара­но­ва побы­ва­ла на встре­че. Пред­ла­га­ем вам крат­кий обзор выступ­ле­ния.

Какой он, идеальный постсоветский город

Как и сей­час, город будет состо­ять из трех сло­ев: куль­тур­ные коды, соци­аль­ная систе­ма отно­ше­ний и физи­че­ское про­стран­ство. И если сего­дня на пер­вом месте совре­мен­но­го горо­да сто­ит физи­че­ское город­ское про­стран­ство, то в иде­аль­ном горо­де важ­нее все­го куль­тур­ные коды.

Перезагрузка культурных кодов

В иде­аль­ном пост­со­вет­ском горо­де лич­ность чело­ве­ка будет самым глав­ным смыс­лом. Уни­каль­ная пост­со­вет­ская циви­ли­за­ция долж­на состо­ять из раз­ных пере­осмыс­лен­ных куль­тур. Из пери­о­дов 2000–2017 годов, 90-х – 2000-х, совет­ско­го пери­о­да с 1917 по 1992 год и досо­вет­ско­го. Нуж­но пере­осмыс­лить, что хоро­ше­го и пло­хо­го было в жиз­ни этих поко­ле­ний. Будет мно­го про­ти­во­ре­чий, но их нуж­но вскры­вать.

Еще по теме: Веби­нар Теп­ли­цы: Свят Муру­нов рас­ска­зал, с чего нуж­но начать созда­ние при­ло­же­ний для ЖКХ

То, что про­ис­хо­дит сей­час, про­ти­во­ре­чит нашим цен­но­стям. Вспом­ни­те, как в Сур­гу­те с помо­щью плат­фор­мы Boomstarter собра­ли день­ги на памят­ник Ста­ли­ну. То есть тех­но­ло­гия осо­знан­но­го софи­нан­си­ро­ва­ния пре­вра­ща­ет­ся в тех­но­ло­гию финан­си­ро­ва­ния базо­вых про­блем­ных сим­во­лов. Свя­то­слав Муру­нов

Без фор­ми­ро­ва­ния пост­со­вет­ской циви­ли­за­ции горо­да не удаст­ся пере­за­гру­зить. Пока мы не осо­зна­ем свою иден­тич­ность, будем все копи­ро­вать из дру­гих куль­тур. Послед­ние 25 лет рос­сий­ские горо­да ста­ли жерт­ва­ми дру­гих куль­тур. Пере­осмыс­ле­ние нашей куль­ту­ры при­ве­дет к появ­ле­нию новых про­дук­тов.

Воз­мож­но, пере­осмыс­ле­ние при­ве­дет к тоталь­но­му пере­име­но­ва­нию улиц. Ско­рее все­го, мы дого­во­рим­ся: если исто­ри­че­ский пер­со­наж был свя­зан с репрес­си­я­ми, с тер­ро­ром, то пусть память о нем хра­нит­ся в музее. Воз­мож­но, изме­нит­ся облик горо­да. Пока же есть три идео­ло­гии: выжи­ва­ния, потреб­ле­ния и само­опре­де­ле­ния. Акти­ви­сты нахо­дят­ся в поис­ке, пыта­ют­ся отве­тить на вопрос: кто мы, зачем мы этим зани­ма­ем­ся, что такое рос­сий­ская урба­ни­сти­ка.

Социальные отношения без иерархии

80% людей не явля­ют­ся участ­ни­ка­ми како­го-либо соци­аль­но­го инсти­ту­та, кро­ме семьи. В иде­аль­ном пост­со­вет­ском горо­де долж­на сфор­ми­ро­вать­ся сеть локаль­ных сооб­ществ. Соци­аль­ная ткань ста­нет гораз­до слож­нее. У людей будет накап­ли­вать­ся опыт, начи­ная со сво­е­го дво­ра. Имен­но по тер­ри­то­ри­аль­но­му при­зна­ку нач­нут появ­лять­ся раз­ные сооб­ще­ства. И к 17 годам моло­дой чело­век будет осо­зна­вать, кто он. Не как сей­час – люди толь­ко к 40 годам осо­зна­ют себя.

Ухо­дит вре­мя жест­ких кор­по­ра­ций. Биз­нес будет похож на город­ские сооб­ще­ства, появит­ся про­фес­сия твор­че­ских про­дю­се­ров. В пост­со­вет­ском горо­де будут зара­ба­ты­вать дол­го, при этом пом­нить о жите­лях горо­да. И пред­при­ни­ма­тель­ская дея­тель­ность ста­нет повсе­днев­ной прак­ти­кой. Пред­при­ни­ма­тель будет рабо­тать по прин­ци­пу: преж­де чем внед­рить про­дукт, его нуж­но про­те­сти­ро­вать, а зна­чит, создать город­ской фести­валь или рабо­чую груп­пу.

Ана­лиз рабо­ты город­ских акти­ви­стов пока­зал, что если они не зай­мут­ся локаль­ной под­пит­кой, то даль­ше идти будет не с кем. Акти­визм ради акти­виз­ма – это не дело.

«Пози­ция акти­ви­стов в пост­со­вет­ском горо­де будет такая: «Не мы одни хотим жить хоро­шо, а мы хотим, что­бы все вокруг жили хоро­шо». Свя­то­слав Муру­нов

Уже сей­час в Ека­те­рин­бур­ге архи­тек­то­ры не толь­ко сохра­ня­ют исто­ри­че­ские зда­ния, но и про­ек­ти­ру­ют новые с уче­том осо­бен­но­сти исто­рии.

Управ­ле­ния или адми­ни­стра­ции как отдель­но­го субъ­ек­та не будет. Появят­ся цен­тры дежур­ных – они будут обес­пе­чи­вать без­опас­ность, жиз­не­де­я­тель­ность, удо­вле­тво­рять ути­ли­тар­ные потреб­но­сти. Иерар­хия исчез­нет. Все возь­мет на себя систе­ма обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния, кото­рая будет направ­ле­на на пере­да­чу ком­пе­тен­ций.

Еще по теме: Интер­вью с Его­ром Коро­бей­ни­ко­вым: о том, как люди и тех­но­ло­гии меня­ют город­ское про­стран­ство

«Куль­тур­ные про­грам­ми­сты» будут рабо­тать с иден­тич­но­стью и пере­осмыс­ле­ни­ем. Вооб­ще, дол­жен появить­ся отдель­ный род дея­тель­но­сти – «кон­струк­тор целей». Каж­дый город при­ду­ма­ет свой уни­каль­ный эмо­ци­о­наль­ный язык. Город­ские медиа в таком виде, как сей­час (с нега­ти­вом, чер­ну­хой), долж­ны уме­реть.

Городское пространство без заборов

В иде­аль­ном пост­со­вет­ском горо­де дома будут про­ек­ти­ро­вать­ся как обще­ствен­ные про­стран­ства. Это не зна­чит, что мы вер­нем­ся к ком­му­нал­кам с общей кух­ней. Будет какая-то общая тер­ри­то­рия для обще­ния и вза­и­мо­дей­ствия: биб­лио­те­ка, музы­каль­ная сту­дия, спорт­зал, ковор­кинг и дру­гие про­стран­ства. Они будут играть роль буфер­ной зоны.

Город рез­ко изме­нит свою гео­мет­рию. Хоте­лось бы отка­зать­ся от пря­мо­уголь­ных пло­ща­дей и быть бли­же к при­ро­де. Напри­мер, люди созда­дут пло­щадь в виде кле­но­во­го листа.

»Забо­ров на ули­цах не будет, гра­ни­цы ста­нут фор­ми­ро­вать­ся или ланд­шаф­том, или осве­ще­ни­ем, зву­ком, запа­хом или цве­том». Свя­то­слав Муру­нов

Не будет горо­дов-мон­стров. Город будет удоб­но­го раз­ме­ра для людей, по нему ста­нет удоб­но пере­дви­гать­ся пеш­ком, на обще­ствен­ном транс­пор­те, может быть, 20–25 кило­мет­ров. Но гра­ни­цы услов­ны, за ними может начи­нать­ся дру­гой город.

Исчез­нут отдель­ные заво­ды, тор­го­вые цен­тры и офи­сы. Напри­мер, сей­час иде­аль­ное про­стран­ство в Рос­сии – это музей Ель­ци­на в Ека­те­рин­бур­ге Ель­цин Центр. Отту­да люди выбе­га­ют с пере­жи­ва­ни­я­ми и новым пони­ма­ни­ем. Будет мно­го подоб­ных куль­тур­ных и обще­ствен­ных про­странств.

Город­ской транс­порт дол­жен быть толь­ко эко­ло­гич­ным: вело­си­пе­ды, авто­ма­ти­че­ские так­си, фуни­ку­ле­ры, обще­ствен­ный транс­порт.

Харак­тер жиз­ни поме­ня­ет­ся, а поня­тие дома транс­фор­ми­ру­ет­ся. Если чело­век зара­бо­тал­ся, устал, ему не обя­за­тель­но ехать домой. Он смо­жет остать­ся в обще­ствен­ном, куль­тур­ном про­стран­стве, где мож­но отдох­нуть, поре­флек­си­ро­вать. Город дол­жен быть моби­лен и в этом смыс­ле для чело­ве­ка.

Где уже есть такие города

В при­мер мож­но при­ве­сти като­ны Швей­ца­рии, где мно­го локаль­ных сооб­ществ и все друг дру­га зна­ют. В Рос­сии таких при­ме­ров нет. На пост­со­вет­ском про­стран­стве тоже все груст­но. Евро­па же застря­ла на том, что будет даль­ше, они дума­ют, куда дви­гать­ся. Напри­мер, у нор­веж­цев куль­тур­ные коды уже дав­но в дей­ствии: они все про себя зна­ют, их исто­рия пере­осмыс­ле­на вплоть до эль­фий­ских ска­за­ний. Теперь им не хва­та­ет куль­тур­но­го обме­на.

Что делать

1. Город­ские акти­ви­сты не долж­ны делать все сами. Опыт нуж­но пре­вра­щать в мето­дич­ку и пере­да­вать дру­гим.

2. Пере­осмыс­ли­те исто­рию сво­ей семьи. Вскры­вай­те исто­рию: раз­го­ва­ри­вай­те с роди­те­ля­ми, спра­ши­вай­те, как все было при их жиз­ни, жиз­ни ваших бабу­шек и деду­шек. Спра­ши­вай­те, как в семье отме­ча­ли празд­ни­ки, какие были тра­ди­ции, и вычле­няй­те не сами фак­ты, а прин­ци­пы, цен­но­сти или ано­ма­лии. Узна­вай­те, отку­да ваше поко­ле­ние, тогда вы пой­ме­те, поче­му вы имен­но такой. Смот­ри­те на жизнь сво­ей семьи в раз­ре­зе исто­рии стра­ны. Если так сде­ла­ют все, сра­зу появит­ся пост­со­вет­ская циви­ли­за­ция.

«Я понял, что стра­на не без­на­деж­на, когда уви­дел людей в бес­смерт­ном пол­ку. Они осо­знан­но вышли, исто­рия ожи­ла, прав­да, все­го лишь на один день. Нуж­но вскры­вать боль­ше куль­тур­ной архео­ло­гии». Свя­то­слав Муру­нов

В наци­о­наль­ных рес­пуб­ли­ках очень силь­ны кла­но­вые, родо­вые исто­рии, они сохра­ня­ют­ся. Но там люди не обла­да­ют тех­но­ло­ги­ей гене­ра­ции новых идей

В Рос­сии такая слож­ная исто­рия, мы мог­ли бы выдать уни­каль­ные смыс­лы, осно­ван­ные на кол­лек­тив­ной исто­рии. Сей­час же наша пра­во­слав­ная циви­ли­за­ция, кото­рая про­воз­гла­ша­ет­ся вла­стью, не отве­ча­ет на совре­мен­ные вызо­вы. Мы лише­ны кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния. Архи­вы не откры­ты, мас­со­вая куль­ту­ра учит не тому.

3. Нуж­но рабо­тать со смыс­ла­ми. Мы сей­час «ото­рвы­ши», порож­де­ние Евро­пы и Гол­ли­ву­да. Нуж­но скон­стру­и­ро­вать свое, а не гене­ри­ро­вать один фести­валь за дру­гим. Нуж­но отве­тить на вопро­сы, кто мы, в чем наша осо­бен­ность. По фак­ту сто­ит нала­дить куль­тур­ное про­грам­ми­ро­ва­ние. Сде­лать так, что­бы люди что-то пере­жи­ли. Если появит­ся мно­го «город­ских пси­хо­те­ра­пев­тов», кото­рые будут рабо­тать и с людь­ми, и с обще­ствен­ны­ми про­стран­ства­ми, созна­ние людей поме­ня­ет­ся.

Напри­мер, в Петер­бур­ге недав­но про­шел фести­валь «Живых улиц» в самом цен­тре. Но луч­ше, если бы такой же фести­валь про­ве­ли на окра­ине горо­да. Там появи­лись бы новые соци­аль­ные свя­зи, а насе­ле­ние ста­ло сопри­част­ным к это­му собы­тию. Если город­ских цен­тров ста­нет еще боль­ше и будет про­ис­хо­дить мно­же­ство локаль­ных собы­тий по всей тер­ри­то­рии стра­ны, тогда боль­шин­ство людей все-таки ста­нут пас­си­о­на­ри­я­ми. На такую пере­за­груз­ку, конеч­но, потре­бу­ет­ся вре­мя.

Сеть цен­тров при­клад­ной урба­ни­сти­ки

Обра­зо­ва­тель­но­го про­ек­та «Тра­ва»