Биохакеры: куда идет движение, которое пытается расширить наши биологические возможности

Поодиночке или в больших группах биохакеры ищут альтернативы дорогостоящему оборудованию, пути удешевления производства лекарств, создают новаторские биоинструменты и технологии. Фото: Justin Pickard. Flickr. (CC BY-SA 2.0).
Поодиночке или в больших группах биохакеры ищут альтернативы дорогостоящему оборудованию, пути удешевления производства лекарств, создают новаторские биоинструменты и технологии. Фото: Justin Pickard. Flickr. (CC BY-SA 2.0).

Биохакеры – большая и очень неоднородная группа экспериментаторов и исследователей. От людей, которые стремятся стать киборгами до производителей суперкофе, которые обещают сделать вас суперменом. Все эти люди серьезно увлекаются биологией человека и стремятся расширить наши биологические возможности. Они ищут новые пути продвижения науки без привязки к профессиональным лабораториям и институтам. Их можно отнести в категорию ученых «сделай сам». Конечные результаты их исследований могут быть самыми неожиданными и мало взаимосвязанными.

«Сделай сам» биологи

Дэвид Эспри, специалист по компьютерной безопасности. Он считает себя биохакером и определяет два типа биохакерства. Первое: то, что ты делаешь с биологией за пределами собственного тела: меняешь клетку, меняешь амебу и заставляешь ее светиться в темноте. Второе: попытка «взломать» свое тело, чтобы получить контроль над системами организма, к которым у тебя раньше никогда не было доступа».

Биохакеры первого типа – это биологи-дилетанты, в свободное время занимающиеся исследованиями в области молекулярной или синтетической биологии. Их можно считать прямыми наследниками ранних компьютерных хакеров. Как и энтузиасты рассвета хай-тека в Калифорнии полвека назад, эти независимые биологи работают в своих переоборудованных гаражах или на базе общественных лабораторий. Они исповедуют принципы свободы обмена информацией, демократизации науки и непрерывного новаторства.

Популярной точкой входа биохакерства в массы принято считать статью американского физика Роба Карлсона в журнале Wired в 2005 году. Она называлась Splice It Yourself и начиналась словами: «Мы стоим на пороге эры гаражной биологии. Хотите поучаствовать?».

Далее в нескольких параграфах Карлсон рассказал, каким интеллектуально увлекательным и, главное, финансово доступным занятием может быть молекулярная биология. Как это здорово – самостоятельно синтезировать ДНК в домашних условиях, купив все нужное оборудование на eBay за тысячу долларов.

В 2008 году Джейсон Боуб и Макензи Коуэл основали в Бостоне организацию DYIbio – площадку свободного обмена для биологов-любителей. К 2016 году она превратилась в глобальный форум биохакеров. Именно DYIbio разработала этический кодекс, написанный по всем канонам истинного хакерства и включающий принципы открытости, прозрачности, безопасности и ответственности за свои действия.

Одновременно стали появляться первые общественные лаборатории. Часто их основателей сводили вместе мероприятия iGEM Foundation – соревнования студентов Массачусетского технологического института в области синтетической биологии. К 2016 году количество таких общественных лабораторий в США и Европе перевалило за 50. Многие из них – детища краудфандинга, например, одна из крупнейших – Biocurios.org. Она открылась в 2011 году на средства, собранные через Kickstarter. Эти лаборатории принимают всех желающих и стремятся продвигать «гражданскую биологию». Открытый тип научных исследований, влиться в которые может любой человек без специального образования и навыков.

Философия биохакерства – экономическая, социальная, финансовая доступность науки и ее плодов.

Поодиночке или в больших группах биохакеры ищут альтернативы дорогостоящему оборудованию, пути удешевления производства лекарств, создают новаторские биоинструменты и технологии.

Группа OpenPCR в 2010 году разработала термоциклер для полимеразной цепной реакции – один из основных приборов, которым пользуются биологи, стоимостью около 600 долларов. Он в десять раз дешевле, чем аналогичное профессиональное оборудование. Более того, это Open Sourse проект: каждый может построить термоциклер самостоятельно, загрузив инструкцию с сайта .

Еще по теме: Хакеры в поп-культуре: история одного превращения

В 2015 году через платформу сбора средств для научных исследований Experiment был профинансирован проект биохакеров Open Insulin, направленный на разработку дешевого инсулина. Объем собранных средств почти в три раза превысил заявленный бюджет.

Активисты французской любительской лаборатории La Paillasse ведут проект по созданию биочернил, производимых живущими в почве бактериями, Grow Your Ink. Сейчас его авторы пытаются запустить массовое производство своего продукта.

Члены Biocurious построили собственный 3D биопринтер, «печатающий» живые клетки. Исследованиями в этой области занимаются гиганты биотехнологий, рассчитывающие с помощью подобной аппаратуры воспроизводить живую ткань и органы для трансплантации. В Biocurious утверждают, что проект сложен только на первый взгляд, а биопринтер можно создать с использованием самых банальных инструментов.

Проекты могут принимать самые причудливые формы, особенно когда биохакерством начинают промышлять художники. В Лондоне в 2014 году прошла выставка Synthetic Aesthetics. Демонстрировавшиеся в ее рамках гобелены были окрашены с помощью специальных бактерий. Любительские лаборатории Counter Culture Labs и BioCurious заняты разработкой настоящего веганского сыра, ни один ингредиентов которого никогда не бывал в теле человека или любого другого животного.

«Сделай сам» киборги или гриндеры

Гриндер – еще одна большая группа биохакеров, которые в ближайшее время обещают выделиться из общей массы исследователей. Они минуют этап лабораторных испытаний и сразу переходят к экспериментам на себе. Их цель – расширить возможности человеческого тела путем непосредственного, часто хирургического вмешательства.

Один из патриархов этого течения – Кевин Уорик, британский инженер-кибернетик и автор «Проекта киборг». Эта серия экспериментов началась в 1998 году, когда Уорику был вживлен чип радиочастотной идентификации. С его помощью Уорик был способен на расстоянии открывать и закрывать двери, регулировать электроосвещение и отопительные приборы. В 2002 году в его тело был интегрирован комплексный нейрокомпьютерный интерфейс – 100 электродов, позволивших ему удаленно управлять роботизированной рукой. Позже система имплантатов попроще была вживлена и его жене, что позволило создать между ними дистанционную нейронную связь.

Художник-авангардист и активист «движения киборгов», а также основатель Cyborg Foundation Нейл Харбиссон стал первым человеком, в череп которого была вживлена антенна. Она позволяет ему различать, а точнее «слышать» цвета, не определяемые обычными людьми, например, из инфракрасного и ультрафиолетового спектра. Он утверждает, что стал первым в мире официально признанным киборгом, так как на фотографии в его британском паспорте присутствует вживленная антенна, а это означает, что она формально считается частью его лица. Его партнерша хореограф Мун Рибас – также убеждений киборг. В ее палец вшит магнит, позволяющий ей чувствовать землетрясения.

Еще один человек, не желающий жить «в клетке собственного ДНК», – американец Рич Ли. Он стремительно теряет зрение, однажды этот показатель достигнет 100 процентов. В 2013 году Ли прославился тем, что обзавелся парой вшитых в уши наушников, которые он планирует подключить к ультразвуковому дальномеру, чтобы ориентироваться в пространстве на основе эхолокации, как летучая мышь.

С Ли работал американец Стив Хэворт, один из самых известных специалистов по вживлению под кожу разнообразных объектов и артистической модификации тела. За 350 долларов Хэворт может помочь любому желающему обзавестись подкожным магнитом из редкоземельного металла, позволяющим улавливать колебания электромагнитных полей в пространстве. Он же помогал другому гриндеру, Тиму Кэннону, основателю Grindhouse Wetware, стартапа, работающего в области биотехнологий. Хэворт вшил Кэннону прототип девайса Circadia, собирающего биометрические данные.

В 2015 году на весь мир прогремела группа биохакеров из Science for Masses, заявившая, что ей удалось добиться временного превращения человеческих глаз в тепловизоры. Главным действующим лицом эксперимента был биохакер Габриэль Лисина. В его глаза закапали аналог хлорофилла – вещество хлорофин e6. Оно присутствует в глазах глубоководных рыб, которые прекрасно ориентируются в темноте. По результатам эксперимента хакеры заявили, что эффект продолжался несколько часов, а испытуемый был способен различать предметы на расстоянии до 50 метров при очень слабом освещении.

Биохакеры и бизнес

Биохакеры все чаще успешно применяют бизнес-модели, превращая свои убеждения и хобби в стартапы и источник дохода. Большого успеха добиваются энтузиасты, специализирующиеся на неинвазивных приемах, которые не предусматривают хирургического нарушения целостности тела.

Нутропики – самый свежий тренд среди биохакеров Силиконовой долины. Термин появился в 1972 году и в переводе с греческого означает «включатель мозга». Предполагается, что нутропики, еще называемые «умными наркотиками», улучшают когнитивные способности человека. В длинном списке препаратов, которые их потребители относят к нутропикам, есть как безобидные, например, рыбий жир, так и психостимуляторы, доступные строго по рецепту. В том числе аддералл и метилфенидат, изъятые из оборота лекарственных средств в России.

Стартап Nootrobox, у истоков которого стоят выпускники Стэнфордского университета, предоставляет услуги ежемесячной доставки нутропиков экспериментаторам. На своем сайте компания подчеркивает, что реализует лишь препараты, включенные в список безопасных управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов США. На продукции еще одного схожего стартапа Nootroo значится, что ее прием «осуществляется исключительно с целью экспериментов в области нейрологии». Таким образом, производители пытаются защитить себя, поскольку на деле нутропики не проходят контроль со стороны властей, а для их продажи нет специальных правил.

Еще по теме: Кто такой хакер?

У истоков еще одной успешной биохакерской компании Bulletproof стоит Дэвид Эспри. Он активно потребляет нутропики и увлекается поисками новых техник усовершенствования работы мозга и тела. Согласно его блогу, на эти цели Эспри потратил 20 лет и 300 тысяч долларов. Он утверждает, что похудел на 30 килограммов и повысил коэффициент интеллекта на 20 пунктов, следуя «пуленепробиваемой диете» собственного изобретения. Один из ее секретов – «пуленепробиваемый кофе», содержащий 1-2 чайные ложки сливочного масла и ложку кокосового жира, рецепт которого Эспри продвигает, позаимствовав у жителей Тибета, которые для пополнения энергии добавляют в чай масло и жир яка.

Напиток можно попробовать в одной из его кофеен или приготовить самому. Отзывы, правда, он получает противоречивые: как благосклонные, так и враждебные, в которых Эспри открыто обвиняют в мошенничестве и использовании псевдонауки для получения выгоды.

В продажах преуспевают и гриндеры. Стартап Grindhouse Wetware производит девайсы для биохакеров Northstar. Они имплантируются в руку и начинают светиться при поднесении к магниту. Пока они имеют чисто эстетическое назначение, но компания работает над вторым поколением Northstar с расширенными возможностями, в том числе Bluetooth и системой распознавания жестов.

Амаль Граафстра, биохакер и основатель стартапа Dangerous Things, продает подкожные чипы радиочастотной локации, а также наборы для их самостоятельного вживления. Он заявляет, что с 2013 года его компания реализовала 10 тысяч чипов.

Старые страхи, новые поводы

Биохакерство глобализируется ускоренными темпами. Чем более массовым и умелым становится это движение, тем более смешанные чувства начинает испытывать непричастная публика.

Если не открытая враждебность, то настороженность – частая реакция на деятельность биохакеров. Один из самых известных скандалов разразился в 2011 году. Художник и биохакер Стив Курц, позвонивший в полицию, чтобы сообщить о смерти жены, был арестован по подозрению в биотерроризме из-за его любительской домашней лаборатории, которая была обнаружена приехавшим на вызов патрулем.

В 2013 году биохакеры из Сан-Франциско объявили, что создали светящиеся в темноте растения и планируют начать их массовое производство. Группа ETC, занимающаяся мониторингом технологий, попыталась заблокировать сбор средств для проекта на Kickstater’е, инициаторы которого пообещали выслать семена каждому, кто окажет финансовую помощь. Активисты выражали серьезные опасения по поводу неконтролируемого распространения синтетических организмов и обращались к властям США с требованием запретить Glowing Plant. Тем не менее средства были собраны – полмиллиона вместо заявленных 65 тысяч долларов – и проект продолжает работу.

Еще по теме: Эффект постороннего: почему никто не приходит на помощь

СМИ всех категорий регулярно задаются вопросами: могут ли биохакеры клонировать человека? «Заварить» опасный вирус? Создать биологическое оружие? В 2012 году The Atlantic всерьез изучала возможность создания в частных лабораториях персонифицированного биологического оружия с целью убить президента США.

В международном исследовательском центре Вудро Вильсона считают, что пока поводов для паники нет. Согласно проведенному ими в 2014 году исследованию, возможности и навыки современных биохакеров не позволяют им и близко подойти к подобным «впечатляющим» результатам. Пока в особой зоне риска находятся только сами гриндеры. Их деятельность представляет угрозу, в первую очередь, их собственному здоровью. Некоторые дезинфицируют используемые приборы водкой и не применяют анестезию, теряя сознание от боли во время экспериментов. Кроме того, вживляемые объекты, не изолированные правильным образом, представляют прямую угрозу здоровью. Последствием нарушения водонепроницаемости и химических реакций могут стать отравление токсинами, заражение, долгосрочная госпитализация, смерть, потеря конечностей и невосполнимый неврологический ущерб.

Тем не менее спецслужбы не обходят вниманием крупнейшие биохакерские лаборатории и платформы. ФБР ежегодно отправляет своих агентов на биохакерские встречи и тренинги, стремясь убедить их участников «заглядывать коллеге через плечо» и держать власти в курсе, если ситуация начнет выходить из-под контроля.

Сами биохакеры прибегают к разным приемам, чтобы «приручить» публику. Лаборатория GenSpace в Нью-Йорке регулярно проводит вечера открытых дверей PCR+Pizza, в ходе которых каждый желающий может изучить собственный ДНК, выделенный из образца слюны. Другие отшучиваются, отмалчиваются или парируют. На вопрос о том, может ли биохакер «нахимичить» биологическое оружие, известный биохакер Мередит Паттерсон, автор «Манифеста биопанка», отвечает, что «научиться управлять Боингом-747 в миллионы раз проще, чем создать патоген».