#ЩедрыйВторник: «Я — человек невидимка». Репортаж «Теплицы» с благотворительного рейда «Ночлежки»

Команда Теплицы помогла общественной организации "Ночлежка" в Петербурге и выехала вместе с волонтерами на рейд, чтобы покормить бездомных людей. Фоторепортаж Ольги Кулага.
Команда Теплицы помогла общественной организации "Ночлежка" в Петербурге и выехала вместе с волонтерами на рейд, чтобы покормить бездомных людей. Фоторепортаж Ольги Кулага.

В день меж­ду­на­род­ной акции бла­го­тво­ри­тель­но­сти #Щед­рый­В­тор­ник, 29 нояб­ря 2016 года, коман­да Теп­ли­цы соци­аль­ных тех­но­ло­гий реши­ла помочь петер­бург­ской обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Ноч­леж­ка». Мы купи­ли ниж­нее белье, нос­ки и вме­сте с волон­те­ра­ми «Ноч­ным авто­бу­сом» отпра­ви­лись в рейд, что­бы накор­мить без­дом­ных и раз­дать им одеж­ду.

Авто­бус с волон­те­ра­ми «Ноч­леж­ки» объ­ез­жа­ет четы­ре рай­о­на Санкт-Петер­бур­га каж­дый день, кро­ме выход­ных. С собой акти­ви­сты берут горя­чую еду (и все­гда что-то на десерт – в этот раз будут бли­ны), необ­хо­ди­мые меди­ка­мен­ты, пред­ме­ты гиги­е­ны и запа­сы одеж­ды. Рабо­чий мик­ро­ав­то­бус нахо­дит­ся в ремон­те, поэто­му несколь­ко дней волон­те­ры обхо­дят­ся лег­ко­вой маши­ной, в кото­рую мало что вхо­дит.

Теп­ли­ца соци­аль­ных тех­но­ло­гий выра­жа­ет искрен­нюю бла­го­дар­ность фото­гра­фу Оль­ге Кула­га за предо­став­лен­ные фото­гра­фии к ста­тье.

«Без документов я никто»

olga-kulaga_bezdomnye_1
Фото: Оль­га Кула­га.

К семи вече­ра мы отправ­ля­ем­ся на первую сто­ян­ку к желез­но­до­рож­ной плат­фор­ме Сор­ти­ро­воч­ная во Фрун­зен­ский рай­он. Место нахо­дим не сра­зу, нави­га­тор водит нас кру­га­ми. Сде­лав три кру­га и про­ехав по насы­пи, мы видим маши­ну с волон­те­ра­ми и тол­пу людей, чело­век 20. Рядом нет жилых домов, место почти без осве­ще­ния.

Два волон­те­ра накла­ды­ва­ют в пла­сти­ко­вые тарел­ки горя­чий суп и дают в руки хлеб. На одну оста­нов­ку выде­ля­ет­ся 30 минут: нуж­но успеть всех накор­мить и пооб­щать­ся. Люди едят, гром­ко пере­го­ва­ри­ва­ют­ся меж­ду собой. Боль­шин­ство из них муж­чи­ны, но есть и жен­щи­ны пожи­ло­го воз­рас­та.

– Галя, возь­ми суп! – слы­шит­ся в тол­пе.

– Не хочу!

– Ну и дура, – гру­бо отве­ча­ет жен­щи­на, берет тарел­ку супа и ухо­дит в сто­ро­ну.

Пожи­лая жен­щи­на в порван­ной курт­ке и вяза­ной шап­ке Надеж­да уже соби­ра­ет­ся ухо­дить. Ей 47 лет, но она выгля­дит гораз­до стар­ше сво­е­го воз­рас­та. В руках креп­ко дер­жит тележ­ку и пакет.

– Я три года живу без пас­пор­та, его укра­ли. Моя мама не так дав­но умер­ла, я забо­ле­ла, у меня нет ни денег, ни рабо­ты. Это замкну­тый круг: без доку­мен­тов я никто. Пока вот зани­ма­юсь несанк­ци­о­ни­ро­ван­ной тор­гов­лей, – на одном выдо­хе рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на.

Надеж­ду зовут зна­ко­мые, кото­рые уже поели. Вме­сте они отправ­ля­ют­ся в пункт обо­гре­ва для без­дом­ных (боль­шие отап­ли­ва­е­мые палат­ки, где мож­но пере­но­че­вать). Такая палат­ка нахо­дит­ся в шаго­вой доступ­но­сти от сто­ян­ки – в Обу­хо­во. Мно­гие, кто при­шел за едой, живут имен­но там.

olga-kulaga_bezdomnye_18
Фото: Оль­га Кула­га.

Во вре­мя ужи­на соци­аль­ный работ­ник «Ноч­леж­ки», води­тель авто­бу­са Игорь Анто­нов раз­го­ва­ри­ва­ет с людь­ми: спра­ши­ва­ет, как у них дела, в чем они сей­час нуж­да­ют­ся. Глав­ная про­бле­ма для всех – как мож­но ско­рее най­ти рабо­ту и жилье. Мно­гих обма­ну­ли «чер­ные» риэл­то­ры, выгна­ли из дома род­ствен­ни­ки, кто-то вышел из тюрь­мы и не зна­ет, где жить, дру­гие же ока­за­лись на ули­це после дет­ско­го дома.

Иго­ря из без­дом­ных никто не назы­ва­ет пол­ным име­нем, толь­ко «Иго­рюш».

– Иго­рюш, посмот­ри, пожа­луй­ста, обувь, – веж­ли­во гово­рит муж­чи­на и пока­зы­ва­ет на девуш­ку, кото­рая сто­ит в кедах. (На ули­це к ночи было мороз­но: -6°.)

– Мы сего­дня, к сожа­ле­нию, не на боль­шом авто­бу­се. Он сло­мал­ся, вещей мно­го не вошло, про­сти­те, – объ­яс­ня­ет Игорь.

Вме­сто обу­ви Игорь вру­ча­ет девуш­ке три пары нос­ков.

После того как ребя­та раз­да­ли всю еду, без­дом­ные помо­га­ют им соби­рать мусор в боль­шой пакет и сами уно­сят его в кон­тей­нер. Так про­ис­хо­дит каж­дый раз после ужи­на, за собой собрав­ши­е­ся остав­ля­ют поря­док.

– Уда­чи вам, ребя­та, спа­си­бо боль­шое! – хором гово­рят на про­ща­ние волон­те­рам без­дом­ные.

olga-kulaga_bezdomnye_3
Фото: Оль­га Кула­га.

Вто­рая точ­ка – место за желез­но­до­рож­ной плат­фор­мой Лиго­во в Крас­но­сель­ском рай­оне. Место встре­чи нахо­дит­ся под мостом, подаль­ше от глав­ной ули­цы. Ока­за­лось, что это уже тре­тья лока­ция в этом рай­оне: «Ноч­леж­ку» про­сто-напро­сто несколь­ко раз выго­ня­ли по жало­бе мест­ных жите­лей.

Адми­ни­стра­ции двух рай­о­нов, Васи­льев­ско­го и При­мор­ско­го, помо­га­ют «Ноч­леж­ке»: частич­но опла­чи­ва­ют затра­ты. А вот в Крас­но­сель­ском рай­оне, по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, без­дом­ных вооб­ще нет. Поэто­му дого­во­рить­ся с мест­ной адми­ни­стра­ци­ей о под­держ­ке «Ноч­но­го авто­бу­са» – почти невоз­мож­но.

Тем не менее маши­ну с волон­те­ра­ми под мостом встре­ча­ют 25 чело­век. Из них 10 жен­щин. Кто-то одет совсем бед­но: вытер­тые кожа­ные курт­ки и шта­ны, дру­гие – в акку­рат­ных утеп­лен­ных тулу­пах, чистых сапо­гах. Боль­шин­ство сто­ят без пер­ча­ток.

olga-kulaga_bezdomnye_12
Фото: Оль­га Кула­га.

Игорь всех при­вет­ству­ет и сра­зу начи­на­ет раз­да­вать пла­сти­ко­вые лож­ки. Все люди тут же выстро­и­лись в оче­редь и тер­пе­ли­во ждут свою пор­цию горя­че­го супа.

– Сол­ныш­ки, зай­чи­ки, дер­жи­те лож­ки, – лас­ко­во обра­ща­ет­ся к людям Игорь.

Жен­щи­ны улы­ба­ют­ся ему и бла­го­да­рят. Сюда при­шли двое моло­дых людей из Укра­и­ны, оба при­е­ха­ли в Рос­сию из-за вой­ны. «Кому же хочет­ся вое­вать?» – груст­но объ­яс­ня­ют они. А при­хо­дят они сюда, пото­му что малень­кая зар­пла­та, кото­рой хва­та­ет толь­ко на опла­ту ком­на­ты в ком­му­нал­ке.

Лег­ко оде­то­му муж­чине Сер­гею 34 года, он месяц назад при­е­хал в Санкт-Петер­бург из мона­сты­ря, где рабо­тал коче­га­ром. Там он хотел выле­чить­ся от алко­го­лиз­ма, при­зна­ет­ся, что не смог. Живет с мамой, но помо­гать ей совсем не может – новую рабо­ту пока не нашел. Сер­гей два сро­ка отси­дел в тюрь­ме.

bez-imeni-1
Фото: Оль­га Кула­га.

К Иго­рю под­хо­дит высо­кая жен­щи­на с раз­би­той губой в нетрез­вом состо­я­нии.

– Игорь, это меня муж изби­вал. Я боль­ше не могу, у меня пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма, – еле сдер­жи­вая сле­зы, гово­рит она.

– Тебе же меша­ет жить алко­голь? – спо­кой­но спра­ши­ва­ет Игорь.

– Да, каж­дый день, – гром­ко отве­ча­ет девуш­ка. – Я думаю, куда мне ухо­дить, я жду пас­порт, нуж­но вот швы снять.

– Аня, при­хо­ди к нам в центр, обя­за­тель­но, мы дадим направ­ле­ние, отпра­вим в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр, – сове­ту­ет Игорь.

– Иго­рюш, поце­луй меня в щеч­ку.

На эту прось­бу Игорь не откли­ка­ет­ся, уже идет общать­ся с дру­ги­ми без­дом­ны­ми. Через 10 минут нуж­но выез­жать на дру­гую точ­ку.

olga-kulaga_bezdomnye_14
Фото: Оль­га Кула­га.

– Гово­рить о том, что все без­дом­ные пер­ма­нент­но пья­ны, и они алко­го­ли­ки, кото­рые сами во всем вино­ва­ты, неспра­вед­ли­во, – уве­рен­но объ­яс­ня­ет Игорь. – Хотя такая про­бле­ма, конеч­но, суще­ству­ет. Но кон­тра­факт­ный спирт более чем досту­пен в нашей стране. Пол-лит­ра сто­ит 50–60 руб­лей. А бухан­ка хле­ба сколь­ко сто­ит? Про­езд в мет­ро?

Орга­ни­за­ция тес­но сотруд­ни­ча­ет с город­ской нар­ко­ло­ги­че­ской боль­ни­цей и сооб­ще­ством ано­ним­ных алко­го­ли­ков. Поэто­му для тех, кто упо­треб­ля­ет спирт­ное, «Ноч­леж­ка» пред­ла­га­ет кон­крет­ные шаги: прой­ти лече­ние в нар­ко­ло­ги­че­ском отде­ле­нии, а после в реа­би­ли­та­ци­он­ном.

Поодаль от всех сто­ят Мари­на и ее дочь Ана­ста­сия. Они вме­сте пьют чай. У них есть своя квар­ти­ра, но у обе­их нет рабо­ты, поэто­му на про­дук­ты денег не хва­та­ет.

В кон­це ужи­на люди полу­ча­ют по пач­ке чип­сов, а волон­тер из «Теп­ли­цы» Влад Лаври­чен­ко раз­да­ет одеж­ду: нос­ки и ниж­нее белье. От вещей никто не отка­зы­ва­ет­ся.

«Я не знаю, окажусь ли я сам на улице через 10 лет»

olga-kulaga_bezdomnye_5
Фото: Оль­га Кула­га.

В 9 вече­ра мы отправ­ля­ем­ся к тре­тьей точ­ке, к Смо­лен­ско­му клад­би­щу на Васи­льев­ском ост­ро­ве. Немно­го опаз­ды­ва­ем, по доро­ге заби­ра­ем бли­ны из кафе. Еду для «Ноч­но­го авто­бу­са» гото­вят раз­ные город­ские кафе бес­плат­но. Вся пища при­го­тов­ле­на в день выез­да.

Иго­рю уже зво­нят люди, кото­рые собра­лись на точ­ке, бес­по­ко­ят­ся: при­едут ли волон­те­ры сего­дня. «Для нас глав­ное гра­фик. Люди же нам дове­ря­ют», – уточ­ня­ет Игорь. Почти у всех без­дом­ных есть мобиль­ные теле­фо­ны. Их они полу­чи­ли бес­плат­но в «Ноч­леж­ке».

У клад­би­ща собра­лось боль­ше 20 чело­век. Исто­рии людей, кото­рые при­шли к машине в этой точ­ке, похо­жие: их обма­ну­ли и они лиши­лись жилья, из квар­ти­ры их выпи­са­ли род­ствен­ни­ки. Боль­шин­ство уже отча­я­лись искать рабо­ту.

– Давай­те я вам сей­час рас­ска­жу реаль­ную исто­рию. Хоти­те? Меня выгна­ли из квар­ти­ры, – живо гово­рит муж­чи­на. – Двор­ни­ком даже не берут рабо­тать! Пред­став­ля­е­те? Я свар­щик по спе­ци­аль­но­сти, а тол­ку-то. Рабо­тал рань­ше на Бал­тий­ском заво­де, кораб­ли варил… Име­ни сво­е­го не ска­жу. Я не один здесь с такой исто­ри­ей.

– Я тоже не могу най­ти рабо­ту, – под­хва­ты­ва­ет пожи­лой муж­чи­на. – Я печ­ник. Но зака­зов сей­час нет. Сни­маю ком­на­ту, денег совсем нет. У моих род­ствен­ни­ков свои забо­ты: дети, вну­ки. Я не хочу быть для них обу­зой. О «Ноч­леж­ке» я узнал года 4 назад, но обра­тил­ся толь­ко этой осе­нью, когда уже совсем мне тяже­ло ста­ло.

olga-kulaga_bezdomnye_8
Фото: Оль­га Кула­га.

По лич­ным наблю­де­ни­ям соци­аль­но­го работ­ни­ка Иго­ря, про­бле­ма с доступ­ной рабо­той, прав­да, есть. По его мне­нию, целые пла­сты тру­до­вой дея­тель­но­сти заня­ты гастар­бай­те­ра­ми, най­ти под­ра­бот­ку очень слож­но.

– Дру­зья, вме­сте с чаем вам выда­дут нос­ки! – объ­яв­ля­ет Игорь.

– О, это пре­крас­но! – слы­шит­ся из тол­пы.

– Я чело­век неви­дим­ка, и не раз­го­ва­ри­ваю, и не фото­гра­фи­ру­юсь, – отка­зы­ва­ет­ся отве­чать на вопро­сы жен­щи­на в длин­ном тулу­пе и крас­ном шар­фе и быст­ро ухо­дит.

За ней идет Игорь и пыта­ет­ся объ­яс­нить, что «это непра­виль­но, когда ты не суще­ству­ешь для госу­дар­ства». Волон­те­ры рас­ска­за­ли, что жен­щи­ну зовут Татья­на и в про­шлом она была про­фес­си­о­наль­ной гим­наст­кой.

Мно­гие общать­ся отка­зы­ва­ют­ся. Для одной пожи­лой жен­щи­ны рас­ска­зы­вать о сво­ей жиз­ни боль­но и непри­ят­но.

– Я не хочу вспо­ми­нать. Когда я вну­шаю себе, что это про­ис­хо­дит не со мной, мне ста­но­вит­ся лег­че.

olga-kulaga_bezdomnye_7
Фото: Оль­га Кула­га.

– Мне 35 лет, – мед­лен­но гово­рит Гали­на. – Я бом­жую вме­сте с мужем, мы живем на ули­це.

Ее рас­сказ пре­ры­ва­ет муж, рез­ко берет ее за руку и отво­дит, стро­го при­ка­зы­ва­ет боль­ше ниче­го об их жиз­ни не рас­ска­зы­вать.

Неко­то­рые про­сят у Иго­ря обез­бо­ли­ва­ю­щее. Он охот­но выда­ет его из аптеч­ки.

Игорь назы­ва­ет «Ноч­ной авто­бус» без­опас­ным инфор­ма­ци­он­ным про­стран­ством. Все пото­му, что к волон­те­рам мож­но обра­тить­ся за любы­ми сове­та­ми: най­ти рабо­ту, нуж­ную одеж­ду, прий­ти на кон­суль­та­цию к юри­сту, пси­хо­ло­гу или меди­ку, даже бес­плат­но позво­нить. Сотруд­ни­ки ни в коем слу­чае не отсе­и­ва­ют людей.

– Если чело­век при­шел к авто­бу­су и встал в эту оче­редь, он уже пере­шел внут­рен­нюю гра­ни­цу. Неспро­ста чело­век ест из пла­сти­ко­вой тарел­ки, стоя на ули­це. Зна­чит, что-то такое слу­чи­лось в его жиз­ни. Моя зада­ча – мак­си­маль­но кор­рект­но и эффек­тив­но общать­ся с людь­ми, кото­рые на гра­ни­це соци­у­ма. В какую сто­ро­ну он пой­дет: с горя выпьет ста­кан или обра­тит­ся к нашим юри­стам и выбьет свое жилье обрат­но? Это зави­сит от нашей рабо­ты.

Как-то по рас­ска­зам одной девуш­ки Игорь опре­де­лил, что у нее слу­чил­ся выки­дыш. В ито­ге ее взя­ли под при­смотр «Ноч­леж­ки».

olga-kulaga_bezdomnye_10
Фото: Оль­га Кула­га.

Мы едем к послед­ней точ­ке, к желез­но­до­рож­ной плат­фор­ме Новая дерев­ня в При­мор­ском рай­оне. По доро­ге Игорь рас­ска­зы­ва­ет, что в «Ноч­леж­ку» семья­ми при­хо­дят с под­де­лан­ны­ми дого­во­ра­ми куп­ли-про­да­жи жилья. И юри­сты орга­ни­за­ции не раз дока­зы­ва­ли мошен­ни­че­скую сдел­ку недей­стви­тель­ной.

– Сей­час помо­гать дру­гим ста­но­вит­ся нор­маль­ным. Это такой банк помо­щи. Ока­жусь ли я через 10 лет на ули­це? Я не знаю. Но я точ­но не могу пред­ска­зать, что какая-нибудь сдел­ка не оста­вит меня на ули­це. Я хочу, что­бы в нашем обще­стве непред­ви­ден­ная слож­ная ситу­а­ция не ста­ла при­го­во­ром на всю жизнь. В этом обще­стве и госу­дар­стве, в кото­ром я живу – людям нуж­но помо­гать. Про­сто пото­му что меха­низ­мов защи­ты нет.

Подъ­ез­жая к сто­ян­ке, мы видим все­го пару чело­век, Игорь начи­на­ет сиг­на­лить, и из-за гара­жа сра­зу выхо­дят еще боль­ше два­дца­ти. Кто-то идет на косты­лях, кто-то – с палоч­кой.

– При­вет! – радост­но гово­рит моло­дая девуш­ка Мария в крас­ной курт­ке с боль­шим рюк­за­ком за пле­ча­ми и пожи­ма­ет руки волон­те­рам.

У нее пока нет дома. Рас­ска­зы­вать о себе она не хочет. Мария берет лож­ки, про­сит всех встать в оче­редь, ее слу­ша­ют­ся.

Мно­гие едят, при­сев на кор­точ­ки, кто-то нахо­дит боль­шой сугроб и ста­вит на него тарел­ку или кла­дет хлеб на снег, что­бы было удоб­нее.

bez-imeni-2
Фото: Оль­га Кула­га.

Моло­дой чело­век Евге­ний при­е­хал в Санкт-Петер­бург из Бело­рус­сии, четы­ре раза его обма­ну­ли на рабо­те: не выпла­ти­ли зар­пла­ту, два года назад в дра­ке его уда­ри­ли битой по голо­ве.

– Я могу жить хоть где. Вот здесь даже на сне­гу, – гля­дя вдаль, рас­ска­зы­ва­ет Евге­ний. – Я пью, и не скры­ваю это­го. Рабо­ту най­ти хочу, но я уже не могу нико­му дове­рять.

Игорь назы­ва­ет такие ситу­а­ции «совре­мен­ной моде­лью раб­ства».

– Навер­ня­ка все виде­ли на ули­це мно­го объ­яв­ле­ний, обе­ща­ю­щих рабо­ту, помощь, пита­ние, – гово­рит он. – Так вот все они под­ра­зу­ме­ва­ет то, что чело­век идет рабо­тать на строй­ку, вста­ет в 6 утра, при­хо­дит ночью и спит на двухъ­ярус­ной кро­ва­ти. И это будет до тех пор, пока он не сбе­жит отту­да. Мы, сотруд­ни­ки «Ноч­леж­ки», не соглас­ны с тем, что если чело­век ока­зал­ся в непри­ят­ной ситу­а­ции, то он дол­жен поста­вить крест на сво­ей жиз­ни.

Пожи­лой муж­чи­на Геор­гий 10 лет назад поте­рял память. Его объ­яви­ли про­пав­шим без вести, род­ствен­ни­ки выпи­са­ли из квар­ти­ры, а сей­час он пыта­ет­ся вос­ста­но­вить все доку­мен­ты и вер­нуть свое жилье. Он выгля­дит акку­рат­но, при­я­тен в обще­нии. Ему 51 год, закон­чил «море­ход­ку», зани­мал­ся рестав­ра­ци­ей хра­мов. Геор­гию хочет­ся рас­ска­зать мно­го исто­рий о том вре­ме­ни.

Сей­час он живет в палат­ке для без­дом­ных, кото­рая нахо­дит­ся рядом с точ­кой. В ней очень теп­ло, немно­го пах­нет гарью, в два ряда сто­ят двухъ­ярус­ные кро­ва­ти, в углу вклю­чен теле­ви­зор. Очень тес­но, пустых мест нет. Без­дом­ные воз­вра­ща­ют­ся сюда после ужи­на от «Ноч­леж­ки», с собой несут завер­ну­тые в фоль­гу бли­ны.

olga-kulaga_bezdomnye_11
Фото: Оль­га Кула­га.

– Вот, посмот­ри­те на это­го пар­ня, – радост­но гово­рит Игорь.

К нам под­хо­дит моло­дой чело­век и при­вет­ли­во улы­ба­ет­ся.

– Что ты вче­ра у нас (в «Ноч­леж­ке») делал, рас­ска­жи?

– Я схо­дил в душ, полу­чил мобиль­ный теле­фон и жетон­чик на обрат­ную доро­гу, – мед­лен­но, но уве­рен­но пере­чис­ля­ет моло­дой чело­век.

На него вни­ма­тель­но смот­рят без­дом­ные и про­сят в сле­ду­ю­щий раз пока­зать доро­гу до «Ноч­леж­ки».

Маша сно­ва пожи­ма­ет всем нам руки и гово­рит: «Все­го доб­ро­го, спо­кой­ной ночи и спа­си­бо вам!». Мы жела­ем ей уда­чи в ответ.

olga-kulaga_bezdomnye_9
Игорь Анто­нов. Игорь при­зна­ет­ся, что стал для мно­гих людей «и бра­том, и сыном, и дру­гом». В этой орга­ни­за­ции он уже два года, и ни на что не про­ме­нял бы эту рабо­ту. Рань­ше он 10 лет рабо­тал моря­ком, потом на ско­рой помо­щи, сей­час полу­ча­ет тре­тье обра­зо­ва­ние в обла­сти пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ки. Фото: Оль­га Кула­га.

По сло­вам Иго­ря, людей на оста­нов­ках сего­дня было не так мно­го. Обыч­но быва­ет по 30–40 чело­век. Сей­час, види­мо, неко­то­рые живут в пунк­тах обо­гре­ва, где тоже полу­ча­ют бес­плат­ный ужин. Игорь зна­ет почти каж­до­го без­дом­но­го в горо­де. Тому, кто не смог прий­ти к авто­бу­су, он пере­да­ет еду или нуж­ные вещи через зна­ко­мых.

Игорь при­зна­ет­ся, что стал для мно­гих людей «и бра­том, и сыном, и дру­гом». В этой орга­ни­за­ции он уже два года, и ни на что не про­ме­нял бы эту рабо­ту. Рань­ше он 10 лет рабо­тал моря­ком, потом на ско­рой помо­щи, сей­час полу­ча­ет тре­тье обра­зо­ва­ние в обла­сти пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ки.

Волон­тер «Ноч­леж­ки» Еле­на Мини­на рабо­та­ет веду­щим инже­не­ром в про­ект­ном инсти­ту­те «Гипро­транс­сиг­нал­связь». Она пятый раз ездит с авто­бу­сом и раз­да­ет людям еду.

olga-kulaga_bezdomnye_15
Еле­на Мини­на накла­ды­ва­ет еду.Фото: Оль­га Кула­га.

– У меня был какой-то пло­хой момент в жиз­ни. И я вспом­ни­ла про «Ноч­леж­ку», что дав­но хоте­ла помочь. Зна­е­те, все мои про­бле­мы кажут­ся вооб­ще незна­чи­мы­ми. Люди из таких ситу­а­ций выка­раб­ки­ва­ют­ся! Это рас­ши­ря­ет созна­ние, пере­но­сит­ся фокус с себя. Мне нра­вит­ся кор­мить людей.

Event-коор­ди­на­тор Теп­ли­цы Влад Лаври­чен­ко при­е­хал для уча­стия в рей­де «Ноч­леж­ки» из Моск­вы. По его мне­нию, для без­дом­ных – это без­опас­ное и ста­биль­ное место, воз­мож­но, един­ствен­ное в их жиз­ни на дан­ный момент.

– Ноч­ной авто­бус – это пси­хо­ло­ги­че­ская под­держ­ка людям. Пред­ставь­те, что на про­тя­же­нии мно­гих лет еже­днев­ный рейд ходит задан­ным марш­ру­том по точ­но­му рас­пи­са­нию. Вме­сте с горя­чим пита­ни­ем и необ­хо­ди­мой одеж­дой люди полу­ча­ют, воз­мож­но, пер­вый раз за день при­вет­ли­вое «Доб­рый день», «Как ваши дела?». Было вид­но, что для них это эмо­ци­о­наль­ная под­пит­ка для пре­одо­ле­ния жиз­нен­ных труд­но­стей.

Наш води­тель Геор­гий сра­зу же согла­сил­ся про­ехать по марш­ру­ту, как толь­ко узнал, что мы хотим помочь «Ноч­леж­ке». Он ува­жа­ет эту орга­ни­за­цию и был рад помочь сам.

Как помочь ста­рей­шей бла­го­тво­ри­тель­ной орга­ни­за­ции «Ноч­леж­ка», мож­но узнать на сай­те.