Итоги 2016: борьба с насилием над женщинами вышла из тени

Фото: фрагмент сайта nasiliu.net
Фото: фрагмент сайта nasiliu.net

В 2016 году в российских СМИ и социальных сетях часто фигурировала тема насилия по отношению к женщинам. Огромный резонанс в обществе вызвала акция в социальных сетях #яНеБоюсьСказать и случай домогательств к ученицам в московской школе № 57. Гражданское общество оперативно отреагировало на эти события: за этот год в России было запущено несколько онлайн-сервисов и мобильных приложений, которые помогают оказавшимся в экстремальной ситуации и оказывают юридическую и психологическую помощь. Корреспондент Теплицы Наталья Баранова пообщалась с экспертами, чтобы обсудить как в 2016 году тема насилия вышла из тени и стала открыто обсуждаться.

По информации Всемирной организации здравоохранения, 35% женщин в мире хотя бы раз в жизни подвергаются насилию со стороны партнера или другого лица. Статистики по России, которая бы правдиво отражала картину, сколько женщин пострадало от домашнего насилия, по словам экспертов, нет.

По данным Генпрокуратуры, в 2015 году в России было официально зарегистрировано 3 936 изнасилований. Из них 174 случая раскрыть не удалось.

Однако статистика судебных дел – это лишь малая часть того, что случается в жизни. Многие женщины, ставшие жертвами преступников, не только не идут в полицию, но и боятся рассказывать об этом своим близким. Например, по статистике Санкт-Петербургской региональной общественной организации «ИНГО. Кризисный центр для женщин», за помощью к правоохранительным органам обращается только каждая седьмая пережившая изнасилование женщина.

Публичность: говорить или нет?

В июне 2016 года украинская активистка Анастасия Мельниченко запустила в фейсбуке акцию под хэштегом #янебоюсьсказати. Она призвала девушек публично рассказывать о случаях сексуального насилия.

Флешмоб прошел сразу на трех языках: помимо украинского, на русском () и на английском (#IamNotAfraidToSayIt). За несколько дней свои трагичные истории рассказали сотни женщин по всему миру. Этот флешмоб был направлен на борьбу с дискриминацией и сексуальным насилием. Участники акции были убеждены, что о насилии необходимо говорить: только так можно изменить отношение общества.

Также интернет-сообщество поразила колонка под названием «Твое истинное лицо» редактора сайта w-o-s.ru Анны Жавнерович. В ней она рассказала, как ее избивал молодой человек.

В августе 2016 года публичной стала история, связанная с сексуальными домогательствами одного из учителей элитной московской школы № 57 к своим ученицам. Журналист Екатерина Кронгауз на своей странице в Facebook написала, что работавший там учитель истории на протяжении 16 лет «крутил романы» с ученицами.

В Сети начали появляться публичные признания выпускников о происходившем в школе 13 лет назад. В результате учебное заведение покинули его директор и ряд других преподавателей. Этой историей занялись следственные органы.

В социальной сети флешмоб #яНеБоюсьСказать был воспринят неоднозначно. Многие пользователи считали, что это ошибка и не нужно публично, коллективно рассказывать подобные истории. Представитель российской православной церкви (РПЦ) осудил женщин, которые участвуют в этой акции, и посоветовал обратиться к священникам, а не к интернет-сообществу.

Еще по теме: 8 новых медиакампаний по предотвращению насилия над женщинами и детьми.

Кандидат психологических наук, доцент кафедры журналистики и интегрированных коммуникаций Вятского государственного университета Анна Федяева уверена, что акция стала небезопасна для эмоционального состояния самих участников.

«Флешмобы хоть и не решат в корне проблему, но заставят многих хотя бы о ней задуматься. И возможность высказаться сама по себе также важна. Но зачастую вместо поддержки в социальных сетях можно получить укор и непонимание, тем самым заработать еще одну травму. Нужно ответить для себя на вопрос: что ты ждешь от публичности? И как долго готов ждать? На мой взгляд, работа в психокоррекционной группе под руководством опытного и грамотного психолога или психотерапевта будет более уместна». Анна Федяева

Напротив, представители кризисных центров, специалисты, которые борются против насилия в отношении женщин, поддержали подобные акции признаний. По мнению менеджера Санкт-Петербургского кризисного центра для женщин, психолога Анны Решетниковой, флешмоб стал первым шагом на пути решения проблемы.

«Подобные акции были всегда, просто им уделялось не так много внимания как в этом году. Люди должны говорить об этой проблеме, и чем больше случаев будет освещено в СМИ, тем быстрее наша жизнь может измениться к лучшему. Очевидно, что проблему насилия уже невозможно не замечать. Я уважаю тех девушек, которые нашли в себе силы публично рассказать обо всем. Каждая из них отдавала себе отчет, что этот пост прочитают ее коллеги и друзья. Если же человек к такому не готов, ему нужно обратиться к психологу и решать проблему один на один». Анна Решетникова

В 2015 году кризисный центр помог 4 180 женщинам. Звонки на телефон доверия поступают со всей России и из-за рубежа.

Эксперты уверены: в обществе уже происходят изменения. По словам Анны Решетниковой, женщины начали обращаться за помощью в центр на раннем этапе, когда давление только начинается. Если раньше 90% женщин обращались по поводу жесткого насилия (побои), то сейчас много тех, кто просит совета при психологическом давлении. Бывает, партнер запрещает девушке одной куда-то поехать.

Юрист, руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина считает, что люди стали чаще предлагать свою помощь.

«На нашем сайте есть форма волонтера, которую люди заполняют, если хотят нам помочь. Кто-то предлагает оказать психологическую поддержку, кто-то – финансовую. Люди стали гораздо отзывчивее», – уточнила Ривина.

Мобильные приложения и онлайн-сервисы: реакция сообщества

По мнению активиста из Сыктывкара, одного из создателей Abuse.media Павла Сафронова, акция #яНеБоюсьСказать вовсе не вызвала общественного резонанса, а лишь стала развлечением для широких масс.

«Гражданские активисты и так знали весь масштаб проблемы», – считает Сафронов.

Действительно, еще до появления акций в марте 2016 года Теплица социальных технологий при поддержке программы «Гендерная демократия» Фонда Генриха Бёлля и Санкт-Петербургского кризисного центра для женщин провела хакатон под названием «Насилия.net». На ней активисты создавали сервисы и приложения, направленные на борьбу с насилием в отношении женщин. С видеозаписями защиты проектов, результатами и других материалов работы команд можно ознакомиться в материале.

В конце августа 2016 года было запущено мобильное приложение «Насилию.нет», презентованное Анной Ривиной на хакатоне. Оно призвано помочь женщине в экстренной ситуации.

В сентябре гражданские активисты из разных городов России создали новостной агрегатор Abuse.media о домашнем насилии в России. 25 ноября 2016 года, в Международный день борьбы с насилием в отношении женщин, также стартовал онлайн-сервис «П.О.Л.И.Н.А». В этот же день авторы мобильного приложения «Насилию.нет» запустили одноименный сайт.

Анна Решетникова считает, что в 2016 году проблеме насилия стали уделять больше внимания:

«Здорово, что мы, кризисные центры и активисты, сотрудничаем с программистами, чтобы улучшать наши сервисы. Но не стоит забывать про оказание прямой консультации женщинам, которые столкнулись с насилием: помогать юридически и психологически. Эту работу приложения не заменят», – подчеркнула эксперт.

Почему государство до сих пор в стороне?

Для того чтобы запустить проект «Насилию.нет», Анна Ривина и ее коллеги не раз подавали заявки на получение президентского гранта, просили поддержку и у Общественной палаты РФ. Но получали отказы.

«Государство в этом вопросе уходит на задний план. Поддержки, которая так необходима, нет. Власть даже выступает против наших инициатив. Выходит, что мы не только должны находить силы на решение проблем, но и бороться за то, чтобы не было хуже». Анна Ривина

К примеру, в Кирове есть уникальный центр для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, «Вифлеем в Вятке». В нем женщины вместе с детьми могут пожить какое-то время. Центр был открыт римско-католическим приходом в 2009 году, но оказывает помощь нуждающимся матерям любого вероисповедания.

Подобных учреждений, созданных государством, нет. Местная власть центру не помогает, он существует только за счет частных пожертвований. Единственный плюс – за аренду платить не нужно: помещение на окраине города досталось центру безвозмездно спустя три года после его открытия. Многие женщины приходят в центр от безысходности: зачастую из дома их выгнал муж, угрожал.

Вместо помощи со стороны государства, по мнению Анны Ривиной, общество получает «информационные вбросы». Вспомним законопроект депутата Елены Мизулиной. Летом 2016 года она внесла в Госдуму поправки к закону о декриминализации преступлений. В частности, она предложила исключить из числа уголовных преступлений побои в отношении родственников и перевести их в разряд административных правонарушений. Мизулина считает, что побои от родственника не опаснее действий постороннего, нанесшего побои. Поправки вызвали дискуссию в обществе.

В свою очередь, РПЦ выступила категорически против подобных поправок и заявила, что родители не должны подвергаться ни уголовному, ни административному преследованию за «умеренные и добросовестные наказания» своих детей.

«Каждый человек, услышав такие заявления, думает, что же вообще правильно? Подобные инициативы не защищают нас. Есть такое понятие «позитивное право», его принципы несет государство. Это значит, что оно гарантирует каждому гражданину защиту жизни и здоровья. Мы не говорим о том, чтобы государство защищало мужа от жены, ребенка от родителя. Государство должно защищать каждого гражданина от другого гражданина. И этот принцип оно сейчас не выполняет». Анна Ривина

По мнению юристов, создателей проекта «Насилю нет» Анны Ривиной и Мари Давтян, в России нет защитных механизмов для потерпевших от домашнего насилия женщин. К примеру, не существует охранных предписаний (это запреты обидчикам совершать определенные действия), сети убежищ и реабилитационных центров для женщин, бесплатной юридической помощи. Более того, не работают программы по реабилитации как жертв, так и преступников.

Сегодня жертва семейно-бытового насилия не может рассчитывать на помощь полиции в случаях, если ее здоровью не нанесен тяжкий вред. Еще в 2012 году рабочая группа при Министерстве труда и социальной защиты РФ разработала  проект Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Правозащитники назвали его революционным. Закон предлагает упразднить частное обвинение по фактам избиения в семье. Если он будет принят, жертва семейно-бытового насилия не должна будет сама собирать доказательства вины своего обидчика: этим займется полиция.

Мировая практика доказала, что специальный закон о профилактике насилия в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства. За принятие этого закона уже подписались более 150 тысяч человек.

По мнению руководителя аппарата уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Ольги Штанниковой, законопроект в ближайшее время не примут: на это нет политической воли. Эксперт убеждена, что такой закон необходим, только благодаря ему удастся выстроить целостную систему защиты пострадавшего, ребенка и семьи.

«В нашем обществе популяризируют домострой, а не западные ценности, основанные на правах человека. Еще в 90-х годах была инициатива принять подобный закон. Но вот уже 20 лет вопрос никак не решается. На проблему не обращают внимания на федеральном уровне. Даже внутри семьи эта тема непопулярна». Ольга Штанникова.

Более того, Россия проигнорировала Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и борьбе с домашним насилием (по-другому ее называют Стамбульская конвенция). По мнению Штанниковой, российская сторона должна была ее подписать и ратифицировать.

«Это мог быть серьезный толчок для нашего общества», – с сожалением отметила руководитель аппарата.

Эксперты уверены, что в ситуации безразличия со стороны государства рассчитывать нужно только на гражданских активистов. Именно они способны повлиять на решение проблемы.