2016 год для НКО: без поддержки государства и малого бизнеса

В 2016 году российским НКО государство почти не помогало, малый бизнес из-за кризиса тоже отказался от поддержки многих фондов. На фото: ежегодная благотворительная «Ярмарка чудес» в Санкт-Петербурге. Автор фото: Анастасия Волкова.
В 2016 году российским НКО государство почти не помогало, малый бизнес из-за кризиса тоже отказался от поддержки многих фондов. На фото: ежегодная благотворительная «Ярмарка чудес» в Санкт-Петербурге. Автор фото: Анастасия Волкова.

В 2016 году государство стало меньше помогать российским общественным организациям. Так считают сотрудники столичных и региональных благотворительных фондов. Корреспондент Теплицы Наталья Баранова пообщалась с представителями нескольких НКО и узнала, с какими трудностями они столкнулись в этом году и что ждут от 2017-го.

Большая сложность, с которой столкнулись НКО в 2016 году, – это неготовность к изменениям. Так считает Анна Орлова, председатель правления Центра развития некоммерческих организаций.

«Экономическая ситуация, приоритеты государства в части НКО – производителей социальных услуг, развитие незарегистрированных инициатив требуют кардинальной перестройки работы уже сложившихся организаций. А любая перестройка – это болезненный и творческий процесс, требующий энергии и ресурсов», – объяснила эксперт.

Трудности 2016 года

1. Государственная поддержка снизилась. Представители НКО говорят о том, что выиграть президентские гранты и получить региональные субсидии было гораздо сложнее.

По словам директора некоммерческой организации «Партнеры по радости» (Томск) Натальи Шиминой, фонд подавал заявку на участие во всех президентских грантах, проводимым в 2016 году, но не победил ни в одном. «Партнеры по радости» занимаются социально-культурной реабилитацией тяжелобольных детей в больницах (к детям приходят «больничные клоуны»). Такая работа в поликлиниках требует регулярности, но из-за недостатка финансирования НКО вынуждена сократить программы и отказаться от некоторых детских отделений городских больниц.

Коллегу поддержал и директор благотворительной общественной организации «Ночлежка» (Санкт-Петербург) Григорий Свердлин. Если в 2015 году «Ночлежка» получила и региональную, и федеральную субсидию, то в 2016-м осталась только одна, от местных властей. Еще для «Ночлежки» было непросто найти общий язык с чиновниками: комитет по социальной политике Санкт-Петербурга с трудом согласовывал места для размещения пунктов обогрева для бездомных.

«Господдержка – это единственная сфера, в которую я не верю. Мы не получали ни грантов, ни субсидий. Даже информационной поддержки от профильных комитетов невозможно добиться. Продолжаем сотрудничать с чиновниками только на экспертном уровне». Дарья Буянова, директор благотворительного фонда «Добрый город Петербург»

В свою очередь, директор по внешним связям общественной организации «Перспективы» (Санкт-Петербург) Светлана Мамонова убеждена, что государство должно давать гарантии.

«Наш проект завязан на конкретных людях с тяжелой инвалидностью, которых мы сопровождаем. И это большая ответственность. Может случиться разное: кризисы, частные пожертвования могут сократиться, в этих случаях государство должно дать нам стабильность», – подчеркнула Мамонова.

Напротив, по словам директора благотворительного фонда помощи детям и подросткам в сиротских учреждениях «Хранители детства» Анны Кочиневой, в 2016 году произошел всплеск интереса со стороны государственных органов к теме наставничества. Было проведено много грантовых конкурсов, благодаря которым региональные НКО смогли запустить свои программы по наставничеству.

Финансовое положение некоммерческого сектора пошатнулось из-за отказа Министерства финансов РФ поддерживать социально-ориентированные НКО. Это решение было принято еще в 2015 году. Тогда петицию против сокращения государственной программы подписали более 300 российских НКО.

В ежегодном послании к Федеральному собранию 1 декабря 2016 года Президент РФ Владимир Путин попросил Общественную палату и Агентство стратегических инициатив заняться поддержкой волонтерских и благотворительных организаций.

Но пока одно из направлений господдержки – включение НКО в официальный реестр поставщиков социальных услуг. Общественная организация может получить льготы от государства, субсидии, наладить контакты с региональной властью.

2. Люди стали меньше жертвовать. Это случилось по двум причинам: кризис и появление мошенников в сфере благотворительности.

По наблюдениям заместителя исполнительного директора Кузбасского благотворительного фонда «Детское сердце» (Кемерово) Светланы Бураго, частных пожертвований стало значительно меньше. В 2016 году фонду удалось собрать всего 300 тысяч пожертвований от физических лица, а от юридических – 4,5 миллиона.

С ней согласилась и Дарья Буянова. Она считает, что событий в благотворительности стало слишком много: почти каждый торговый центр проводит ярмарки и акции.

«Сфера уже перенасыщена, для того, чтобы выделиться и привлечь жертвователей, нужны новые форматы», – считает эксперт.

«Люди говорят, что нет денег. Кризис сказался в этом году. Активные жертвователи уже выбрали фонды, которым регулярно помогают, и они не готовы к дополнительным взносам». Анна Кочинева.

Более того, в 2016 году случился ажиотаж с темой мошенничества. Появлялись фонды-двойники, которые обманывали людей, собирая деньги якобы на лечение детей. В связи с этим население стало с опаской относиться к работе реальных фондов.

Чтобы доказать, что фонд работает честно и правильно, активистам не хватает поддержки СМИ. По словам Светланы Бураго, местные, региональные СМИ не могут сравниться с влиянием федеральных.

«Очень трудно пробиться на федеральные каналы, заручиться поддержкой. У нас совсем не работает закон о социальной рекламе. Один раз сюжет о нашем проекте «Сердечный маршрут» показали на ОТР. После этого мы смогли собрать нужную сумму. Это же прямая зависимость», – объяснила Бураго.

3. Малый бизнес уже не готов помогать. Многие НКО в 2016 году были вынуждены переориентироваться из-за потери спонсоров.

К примеру, несколько компаний малого бизнеса неожиданно отказались спонсировать организацию «Перспективы». Поэтому НКО уделила больше внимания массовым сборам, и только за счет переориентации ей удалось стабильно завершить 2016 год.

В региональных фондах ситуация еще сложнее. По словам Светланы Бураго, в Кемерово все предприятия принадлежат Москве, региональных компаний практически нет. Поэтому их филиалы не помогают местным благотворителям, а предпочитают вкладывать деньги в крупные московские общественные организации.

«Традиционно бизнес-компаниям помогать тяжело. Так было и в этом, и в прошлом году. Наша сфера (поддержка бездомных людей) куда менее популярна. Ситуация осложняется тем, что для бизнеса, который жертвует, нет никаких льгот от государства». Григорий Свердлин,«Ночлежка»

По информации Натальи Шиминой, активность компаний в этом году резко упала. Многие просто сократили статьи расходов, направленные на благотворительность.

«Мы не питаем иллюзий, что компании будут нам помогать. Мы разными способами пытались донести до бизнеса, что дети в больницах тоже хотят играть. Но мы уже не видим смысла стоять с протянутой рукой», – с сожалением подчеркнула Шимина.

4. Не во все сферы легко привлечь волонтеров. Некоторые организации столкнулись с нехваткой волонтеров, готовых регулярно помогать.

По словам Наталья Шиминой, волонтеры могут помогать лишь один раз, а большинству из них больше нужны отметки в волонтерских книжках. С ней согласилась и Светлана Бураго. Хоть фонд «Детское сердце» и сотрудничает с учебным заведением, откуда регулярно приходит 10 человек, но самостоятельно люди не обращаются.

«В регионах нет популяризации волонтерства. У нас же не Москва, крупных мероприятий почти нет». Светлана Бураго

Напротив, по словам Дарьи Буяновой, в Санкт-Петербурге активно начало развиваться «серебряное» волонтерство (пожилые люди охотно участвуют в разных событиях). Наряду с ним растет сфера детского и корпоративного волонтерства.

Особенно в этом году стала популярна и востребована тема наставничества. По словам Анны Кочиневой, представители многих бизнес-компаний, студенты желают стать наставниками для детей-сирот.

Вызовы 2017 года

1. Освоить цифровые форматы. Представители НКО убеждены, что особое внимание в 2017 году следует уделить внедрению новых цифровых форматов. К примеру, Дарья Буянова считает, что НКО нужно найти свое место в сфере сетевых технологий.

«Мы явно технологизируемся, создаем порталы, базы данных волонтеров, хотим сделать более современной структуру фонда, обновить наши приложения и программы», – делится планами Буянова.

2. Найти финансы в условиях кризиса. НКО уже обдумывают, какой план действия использовать. Например, организация «Партнеры по радости» начинает заниматься коммерческой деятельностью, чтобы помогать тяжелобольным детям. Сотрудники организовывают семейные городские праздники, творческие мастер-классы. Еще они являются учредителем портала и получают средства от размещения рекламы. В 2017 году они планируют увеличить продажи.

«Чтобы решать социальные проблемы общества, НКО должно самостоятельно зарабатывать. Такой вот парадокс». Наталья Шимина

3. Государство попытается взять благотворительный сектор под контроль. Так считает Григорий Свердлин.

«Государство не любит то, что делается вне его контроля, и попытается командовать», – говорит он.

Организация «Перспективы» уже в этом году столкнулась с бюрократическими сложностями. Дело в том, что НКО активно развивает международные волонтерские программы, привозит экспертов для обмена опытом. Раньше от «Перспективы» можно было сделать приглашение для гостей из другой страны, которым впоследствии легко давали визу.

«Недавно выяснилось, что от общественных организаций консульство больше не принимает приглашения. Теперь нужно пройти сложную бюрократическую процедуру. И это создает сложности для сотрудничества», – рассказала Светлана Мамонова.

4. Создавать новые интернет-проекты. Опыт НКО 2016 года показал, что сбор пожертвований через краудфандинговые платформы (Благо.ру, Планета.ру) вырос. Например, фонд «Детское сердце» с помощью краудфандинга в этом году собрал 3,5 млн рублей. По словам Светланы Бураго, это огромная сумма для их организации, почти столько же пожертвовали и юридические компании. Успешно стартовал в 2016 году дистанционный курс по наставничеству фонда «Хранители детства». Благодаря его запуску к программе подключились новые регионы страны.