Коммуникационный активизм: новые формы участия для достижения социальной справедливости

«Коммуникационные активисты» в своей работе взаимодействуют не только с угнетенными, но и с обеспеченными, в том числе властными, кругами. Но первостепенное значение уделяется работе с теми, кого притесняют, а также активистами, защищающими социальную справедливость. Фото: pixabay.com Geralt (CC0).
«Коммуникационные активисты» в своей работе взаимодействуют не только с угнетенными, но и с обеспеченными, в том числе властными, кругами. Но первостепенное значение уделяется работе с теми, кого притесняют, а также активистами, защищающими социальную справедливость. Фото: pixabay.com Geralt (CC0).

Ученые, которые изучают притесняемые или маргинализированные группы и сообщества, могут вместе с ними добиваться справедливости. В этом им поможет относительно новый подход в социальных исследованиях – коммуникационный активизм.

Он дает исследователям, по мнению Кевина Караги из Саффолкского университета и Лоуренса Фрая из Университета Колорадо Боулдер, больше возможностей по сравнению с практиковавшимися ранее методами отстраненного наблюдения.

Особый инструмент

Коммуникационный активизм – это вид социально вовлеченного образования. Он подразумевает, что исследователи, студенты и преподаватели университетов участвуют в преодолении социального неравенства по отношению к притесняемым группам и слоям общества.

Для этого устраивают акции, которые нацелены на получение позитивных изменений в ситуациях неравенства: расизма, дискриминации или притеснения по религиозному, сексуально-ориентационному, этническому, классовому или другому признаку. Вот некоторые примеры таких акций:

  • создание документального фильма против казни невинного человека;
  • организация общественных дискуссий для примирения сообщества после локального инцидента со стрельбой по расовым мотивам;
  • курсы общения для заключенных с целью противостояния тюремному расизму.

При этом одного лишь факта проведения акций недостаточно. Каждая из них должна быть исследована и подробно задокументирована: планирование акции, ход акции, цели и результаты. Авторы должны четко описать, что нового принесло исследование в процесс коммуникации с тем или иным сообществом.

«Коммуникационные активисты» в своей работе взаимодействуют не только с угнетенными, но и с обеспеченными, в том числе властными, кругами. Но первостепенное значение уделяется работе с теми, кого притесняют, а также активистами, защищающими социальную справедливость.

Исследователь тесно сотрудничает и с «коллективными деятелями» – организациями, которые связаны с угнетенным сообществом. Иногда исследователь сам участвует в создании и работе таких организаций. Наличие «коллективного деятеля» обязательно для мобилизации и поддержания кампании по борьбе за социальную справедливость.

«Вмешательства» исследований социального активизма направлены на повышение уровня знания, навыков и ресурсов у «коллективных деятелей». Как следствие – повышаются их возможности добиваться социальной справедливости.

Пример эффективности вмешательства – документальный фильм о противоречивом смертном приговоре в Миссури, снятый активистами. Создавая его, они хотели спасти обвиняемого. Но картина привела к началу движения за отмену смертной казни в этом штате.

Исследователь больше не изучает объекты с целью сбора информации, на основе которой можно будет составить общие рекомендации. Он воспринимает вопросы справедливости не только как «место для исследований», но и как «призыв к вовлечению» в работу с притесняемыми сообществами.

Еще по теме: 7 главных технотрендов 2017 года, про которые вам обязательно нужно знать

Вызовы и трудности

Недоверие угнетенных сообществ к исследователям. Такие сообщества особенно чувствительны к использованию их в качестве объекта изучения. Долгое время исследования не соотносились с их нуждами и не имели целью улучшить их материальное положение и качество жизни.

Преодолеть начальное недоверие могут лишь действия исследователей, направленные на достижение социальной справедливости для этого сообщества, а не красивые слова. Сообщество должно увидеть, что исследователь своими действиями приносит ему пользу.

Острые различия между учеными и активистами в нуждах, целях и жизненном опыте. Активисты угнетаемого сообщества часто упрекают ученых в том, что их исследования – теоретические и оторванные от реальности, а также медленно протекающие.

Но разные взгляды на проблему позволяют выработать множество путей ее решения, а также объединить ресурсы разных групп людей. Например, очень неоднородная по составу коалиция в Огайо объединила городских и сельских жителей, активистов по защите животных и окружающей среды, сельскохозяйственных адвокатов, прогрессистов и христианских консерваторов. Они смогли с уважением отнестись к различиям друг друга и организовали мощную совместную оппозицию намечавшемуся в их краях строительству агрохолдинга.

Чтобы различия не мешали, а помогали, нужно создавать партнерство между исследователями и членами угнетенных сообществ. Необходимо говорить вместе с ними, а не за них. Следует уважать способность людей самим указать на несправедливости, которые они испытывают, и уважать средства, с помощью которых они пытаются бороться с несправедливостью.

Отсутствие взаимодействия с такими группами лишает работу смысла и разумного основания. При этом слишком тесные отношения могут ослабить способность исследователя критически воспринимать происходящее и смотреть на события «свежим взглядом». Поэтому важен баланс, который получил название «эмпатически отдаленные отношения».

Сложность одновременно проводить высококлассное исследование и участвовать в эффективном активизме. Часто бывает, что исследователи, пытающиеся преуспеть и в ученой работе, и в активизме, не достигают хороших результатов ни там, ни там. Чтобы уменьшить опасность некачественной работы в обоих направлениях, рекомендуется регулярно, трезво и объективно оценивать эффективность своих действий в обеих сферах на всех стадиях.

Критерии оценки проводимого исследования такие же, как у любых других научно-социальных исследований. А для оценки активизма следует ориентироваться на следующие моменты:

  • установлено ли партнерство между учеными, активистами и притесняемыми сообществами;
  • увеличились ли коммуникационные возможности и умения у всех участников процесса;
  • оценивают ли активисты и члены угнетаемых групп усилия исследователей как вклад в их собственные усилия для достижения социальной справедливости.

Влиять и воздействовать на решение социальных проблем сложно. Поэтому оценивать эффективность исследований социального активизма нужно очень осторожно, только как процесс попытки достижения социальной справедливости. Вряд ли уместны оценки на основании того, достигнута ли социальная справедливость как таковая.

Еще по теме: Продвижение в социальных сетях было сложным, но будет еще сложнее

Большинство исследователей работают в контексте университета. Университеты, особенно государственные, ищут партнерства с корпорациями, а не с угнетаемыми сообществами. Более того, исследования социального активизма имеют минимальные шансы получить финансирование от государства, корпораций и фондов. Причина в том, что такие исследования бросают вызов существующим центрам власти и могущества.

Современные университетские требования скорее поощряют количество исследований, чем их качество и значение: лучше несколько небольших, чем одно по-настоящему серьезное и глубокое. И почти никогда среди критериев оценки и поощрения нет влияния исследования на сегодняшнюю жизнь людей.

Так что исследования социального активизма встречают довольно много препятствий внутри самих вузов. Преодолеть это внутреннее сопротивление все же можно. Следует проводить, защищать, презентовать и публиковать больше качественных исследований, а также получать на них отзывы в университетских журналах.

Не надо забывать, что многим новым наукам и направлениям пришлось бороться за официальное признание и легитимность, и они в этой борьбе победили. Пример тому – прикладные коммуникации или критико-культурные исследования.