Современный активизм и его роль в появлении социальных альтернатив

Kучший способ измерить усилия креативных активистов – оценить их влияние на поведение и культуру, а не на законы и документы, считает Хэрребай. Фото: flickr. (СС0).
Kучший способ измерить усилия креативных активистов – оценить их влияние на поведение и культуру, а не на законы и документы, считает Хэрребай. Фото: flickr. (СС0).

Кре­а­тив­ные дей­ствия акти­ви­стов с исполь­зо­ва­ни­ем циниз­ма, иро­нии и юмо­ра спо­соб­ны раз­ру­шить усто­яв­ши­е­ся поряд­ки повсе­днев­ной жиз­ни. В сво­ей кни­ге «Соци­аль­ные изме­не­ния и акти­визм ХХI века: эффект зер­ка­ла» Сай­лас Хэр­ре­бай пишет, что такие акции гото­вят поч­ву для появ­ле­ния новых акти­вист­ских, граж­дан­ских, поли­ти­че­ских и зако­но­да­тель­ных дей­ствий. Цен­ность это­го тру­да в том, что автор допол­ня­ет и раз­ви­ва­ет тра­ди­ци­он­ные тео­рии соци­аль­но­го дви­же­ния, уве­рен Иан Рай­ли из канад­ско­го Уни­вер­си­те­та Маунт Сейнт Вин­сент. Его обзор кни­ги Сай­ла­са Хэр­ре­бая, опуб­ли­ко­ван­ный в International Journal of Communication, пере­ве­ла кор­ре­спон­дент Теп­ли­цы Ири­на Тол­сто­ше­е­ва.

Кре­а­тив­ные акти­ви­сты, по опре­де­ле­нию Хэр­ре­бай, – это очень раз­но­об­раз­ный набор «посред­ни­ков», «раз­ру­ши­те­лей» и «лов­ка­чей». Они ста­вят неудоб­ные вопро­сы и созда­ют «вре­мен­ные зре­лищ­ные собы­тия», кото­рые при­во­дят к еще более широ­ким акци­ям. Их дей­ствия направ­ле­ны, ско­рее, на сам про­цесс, чем на резуль­тат.

Эта груп­па людей про­во­дит такие акции, кото­рые мож­но счи­тать «допо­ли­ти­че­ской» рабо­той. Акти­ви­сты при­дер­жи­ва­ют­ся кон­цеп­ции, что «поли­ти­че­ское дей­ствие» долж­но вклю­чать ста­дии, кото­рые пред­ше­ству­ют тому, что откры­то объ­яв­ля­ет­ся поли­ти­кой. Такие люди явля­ют­ся спе­ци­а­ли­ста­ми в «малень­кой поли­ти­ке». При обсуж­де­нии част­ных вопро­сов они под­чер­ки­ва­ют фун­да­мен­таль­ные струк­тур­ные про­бле­мы.

Автор кни­ги пред­по­ла­га­ет, что тональ­ность это­го вида акти­вист­ской рабо­ты опре­де­лен­но уто­пи­че­ская. Дей­ствия акти­ви­стов в дан­ном слу­чае – попыт­ка адре­со­вать сле­ду­ю­щее поли­ти­че­ское тре­бо­ва­ние: если кри­ти­ку­ешь суще­ству­ю­щий поря­док вещей – пред­ла­гай жиз­не­спо­соб­ные аль­тер­на­ти­вы.

Еще по теме: Communities of practice: фено­мен дея­тель­ных сооб­ществ

Хэр­ре­бай про­во­дит деталь­ное пси­хо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние совре­мен­но­го акти­виз­ма. Кни­га фоку­си­ру­ет­ся на аспек­тах рабо­ты кре­а­тив­но­го акти­ви­ста «на мик­ро­уровне»: вме­сто «пери­о­дов дея­тель­но­сти» рас­смат­ри­ва­ют­ся эпи­зо­ды дея­тель­но­сти на фоне мас­штаб­ных дви­же­ний и акций.

Соглас­но тео­рии отра­же­ния, кре­а­тив­ные акти­ви­сты могут пред­ло­жить «диа­гно­сти­че­скую кри­ти­ку» капи­та­лиз­ма и раз­ра­бо­тать кон­тр­стра­те­гии, кото­рые моби­ли­зу­ют аль­тер­на­тив­ные точ­ки зре­ния. Автор пред­по­ла­га­ет, что капи­та­лизм дей­ству­ет и как систе­ма, и как меха­низм, через кото­рые мы в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни вынуж­де­ны видеть мир.

Капи­та­лизм пока­зал впе­чат­ля­ю­щую спо­соб­ность погло­щать и пере­на­прав­лять кри­ти­ку. Поэто­му кре­а­тив­ные акти­ви­сты все боль­ше и боль­ше при­спо­саб­ли­ва­ют свои инстру­мен­ты, стра­те­гии и прак­ти­ки таким обра­зом, что­бы нахо­дить «аль­тер­на­тив­ные про­стран­ства» для «кри­ти­че­ско­го отра­же­ния».

Тео­рия уче­но­го Фрей­зе­ра назы­ва­ет в каче­стве основ­ных эле­мен­тов соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти сле­ду­ю­щие: пере­рас­пре­де­ле­ние, при­зна­ние и пред­ста­ви­тель­ство. Хэр­ре­бай к этим трем фак­то­рам добав­ля­ет «отра­жа­тель­ные (зер­каль­ные) функ­ции».

Зер­ка­ло может давать и отра­же­ние, и свет (если на него пада­ет свет). «Зер­каль­ные» прак­ти­ки акти­ви­стов ХХI века – это сме­лые кон­тр­стра­те­гии, кото­рые поз­во­ля­ют граж­да­нам и соци­аль­ным груп­пам уви­деть махи­на­ции капи­та­лиз­ма с дру­гой точ­ки обзо­ра. Подоб­ные прак­ти­ки откры­ва­ют осталь­ным новые воз­мож­но­сти для кри­ти­че­ско­го раз­мыш­ле­ния и аль­тер­на­тив­ных взгля­дов на мир, пусть даже неко­то­рые из них выгля­дят уто­пи­че­ски­ми. Одна­ко сей­час воз­ни­ка­ет риск того, что акти­ви­сты будут вли­вать­ся в кор­по­ра­ции или соци­аль­ные гос­струк­ту­ры. Тем самым их «кри­ти­че­ская злость» может быть смяг­че­на.

Что­бы оце­нить резуль­та­тив­ность совре­мен­ных акти­ви­стов, автор пред­ла­га­ет пере­смот­реть тео­рию соци­аль­ных изме­не­ний. В сво­их выво­дах он опи­ра­ет­ся на коли­че­ствен­ные и каче­ствен­ные дан­ные, резуль­та­ты наблю­де­ний, интер­вью, опрос­ни­ки, иссле­до­ва­ния кей­сов.

Автор счи­та­ет, что луч­ший спо­соб изме­рить уси­лия кре­а­тив­ных акти­ви­стов – оце­нить их вли­я­ние на пове­де­ние и куль­ту­ру, а не на зако­ны и доку­мен­ты. Боль­шин­ство их работ харак­те­ри­зу­ет­ся ско­ро­теч­но­стью и «вре­мен­но­стью», поэто­му акти­ви­стам доста­точ­но тяже­ло «пой­мать вол­ну» и добить­ся более-менее серьез­ных резуль­та­тов. Хэр­ре­бай утвер­жда­ет, что необ­хо­ди­мы как фор­маль­ные, так и нефор­маль­ные вме­ша­тель­ства в поли­ти­че­скую жизнь. Поэто­му лоб­би­сты, сфо­ку­си­ро­ван­ные на инсти­ту­ци­ях, так же важ­ны, как про­те­сту­ю­щие на ули­цах.

Еще по теме: Сроч­ные вопро­сы, прось­бы, гру­бые ком­мен­та­рии и трол­ли: как НКО выстра­и­ва­ют диа­лог со сво­и­ми поль­зо­ва­те­ля­ми

В ситу­а­ции, когда резуль­та­ты непред­ска­зу­е­мы и куль­ту­ры меня­ют­ся мед­лен­но, акти­ви­сты долж­ны гото­вить спо­со­бы для того вре­ме­ни, когда соци­аль­ные пере­ме­ны ста­нут воз­мож­ны­ми. Это то, что Хэр­ре­бай назы­ва­ет «струк­тур­но праг­ма­тич­ная, но опти­ми­стич­ная» точ­ка зре­ния.

Как заклю­ча­ет автор, наи­бо­лее серьез­ный вклад его кни­ги в нау­ку – иссле­до­ва­ние того, как кре­а­тив­ный акти­визм созда­ет усло­вия для озву­чи­ва­ния и реа­ли­за­ции луч­ших соци­аль­ных аль­тер­на­тив. Когда эти усло­вия созда­ны, у граж­дан есть воз­мож­ность поду­мать о сво­ей ответ­ствен­но­сти в про­дви­же­нии чело­ве­че­ства впе­ред. А акти­ви­сты полу­ча­ют про­стран­ство, что­бы раз­ви­вать «цен­ную рево­лю­ци­он­ную эти­ку поли­ти­че­ско­го вооб­ра­же­ния».

Ска­чать кни­гу «Соци­аль­ные изме­не­ния и акти­визм ХХI века: эффект зер­ка­ла» (eng).