Социальный предприниматель Мэттью Манос: работая с НКО, вы наращиваете потенциал компании

Студия Verynice, созданная Мэттью Маносом, разрабатывает дизайн-стратегии для крупных международных компаний, при этом половину заказов выполняет на некоммерческой основе. На фото: Мэттью Манос. Автор фото: Иван Гущин.
Студия Verynice, созданная Мэттью Маносом, разрабатывает дизайн-стратегии для крупных международных компаний, при этом половину заказов выполняет на некоммерческой основе. На фото: Мэттью Манос. Автор фото: Иван Гущин.

Предприниматели заблуждаются, когда думают, что на благотворительность нужны большие вложения. В этом убежден дизайн-стратег и основатель студии Verynice Мэттью Манос (Matthew Manos). Он дал эксклюзивное интервью Теплице перед приездом в московский Институт «Стрелка». Корреспондент Наталья Баранова пообщалась с экспертом и узнала, как бизнес может зарабатывать, выполняя половину проектов бесплатно, и что такое «модель влияния».

Мэттью Манос – автор принципа в работе pro bono (от латинского «для блага»), который стал главной идеологией его компании. Студия Verynice разрабатывает дизайн-стратегии для крупных международных компаний, при этом половину заказов выполняет на некоммерческой основе. Благодаря команде студии НКО в 45 странах смогли сэкономить более двух миллионов долларов. На основе исследований Маноса был разработан курс «Финансовая грамотность для предпринимателей» онлайн-школы Института «Стрелка» Vector.

– Ваша компания Verynice работает по модели, которая называется «отдай половину» (give-half model). Почему предприниматель должен следовать такому принципу: не только зарабатывать деньги, но и участвовать в благотворительных проектах?

– Во-первых, предприниматели, таким образом, участвуют в сетевом взаимодействии. Многие общественные организации, с которыми мы работаем, небольшие, поэтому почти весь их персонал – добровольцы. Это значит, что люди, помимо НКО, имеют основную работу, которая приносит им доход. Когда мы выполняем для них отличную работу, то они приводят к нам новых клиентов, бизнес-компании, в которых работают постоянно.

С другой стороны, крупные влиятельные НКО, с которыми мы работаем, имеют невероятные дружественные отношения с людьми во многих сферах. Именно взаимодействие с такими НКО позволило нам наладить сотрудничество с ведущими компаниями, к которым очень сложно подобраться.

Во-вторых, предприниматели наращивают потенциал компании. Не всегда бывает просто предложить новую коммерческую услугу клиентам. Сначала вам нужно доказать, что вы знаете, что умеете это делать. Поэтому работа pro bono может быть полезна для фрилансеров, студий или агентств, которые хотят внедрить что-то новое. Приближаясь к некоммерческой организации и предлагая ей бесплатную помощь, вы проверяете задуманные методы и повышаете свой авторитет.

– Расскажите свою историю, как вы пришли к такой позиции?

– Я начал заниматься pro bono, когда мне было 16 лет. Я встретил своего первого клиента на скейтпарке в Силиконовой долине. Это был инвалид-колясочник, который основал НКО. Я вдохновился его работой. После этого я брал на себя все больше и больше клиентов, работающих на общественных началах, особенно из кампуса Калифорнийского университета. Бесплатно разрабатывал для них дизайн.

Вскоре я понял, что у работы pro bono есть много преимуществ. Для дизайнерской фирмы, агентства или внештатного специалиста – это отличный шанс сетевого взаимодействия и наращивания потенциала.

– Какие ресурсы должны быть у компании, чтобы она могла делать часть проектов на безвозмездной основе?

– Секрет успеха модели нашей компании заключается в уникальном подходе к социальному производству. У нас относительно небольшой штат из 10-15 человек. Но помимо этой команды специалистов, есть сеть более чем из 500 сотрудников по всему миру. Для клиентов из сферы НКО они работают бесплатно, а для коммерческих заказов – платно.

Благодаря такой сети мы поддерживаем достаточно низкие накладные расходы. И одновременно у нас есть мощный потенциал и ресурсы.

Если бизнес заинтересован выполнять так же много pro bono работы, как мы, то он сможет выстроить большое сообщество, которое верит в свою миссию изменить мир к лучшему.

– Вы делаете коммерческие заказы для крупнейших компаний: UNICEF, NASA, Google, Disney. Как нужно действовать: работать только с гигантами или же набрать как можно больше мелких заказчиков?

– С моей точки зрения, работать с крупными компаниями или только с небольшими – опасное решение. Когда компания специализируется (особенно на консалтинге), она теряет связь с другими сферами и упускает интересные предложения. Одна из причин популярности нашей компании у клиентов в том, что мы работаем в разных отраслях. Это позволяет нам черпать вдохновение из самых неочевидных проектов.

На фото: Мэттью Манос. Автор фото: Иван Гущин.
На фото: Мэттью Манос. Автор фото: Иван Гущин.

– В 2016 году вы провели семинар в Москве на онлайн-школе городских предпринимателей Vector, выступали ментором проектов. Удалось ли российским предпринимателям создать стартапы, которые будут работать по принципу «отдай половину»?

– Да, на семинаре я рассказывал про «модель влияния» (Models of Impact), которую разработал и преподаю сейчас во всем мире студентам и клиентам. Это такой стратегический подход для бизнеса, набор знаний и инструментов, взятых из 100 возможных бизнес-моделей (пошаговое руководство о том, как создать устойчивый бизнес, можно скачать за символическую сумму. – Прим. ред.).

Еще по теме: Названы лучшие проекты социального предпринимательства 2016 года.

Участники предлагали новые идеи для запуска местного бизнеса и городских проектов в Москве. Один из проектов, который мне понравился, придумала студентка Ольга Рокаль (создатель образовательного проекта «Место». – Прим. ред.). Она применила модель влияния в своем проекте, придумала, как монетизировать детскую образовательную программу.

– Как думаете, приживается ли в России «модель влияния»? Вы заметили какие-либо особенности ведения бизнеса в нашей стране?

– Есть распространенное заблуждение о внедрении pro bono бизнес-модели: люди думают, что на благотворительность нужно тратить много денег. Я обнаружил, что уход за другим человеком или помощь какому-либо волонтерскому движению вовсе не приносит бизнесу дополнительных расходов, не обременяет его. Напротив, предприниматель находит новые возможности и получает чувство удовлетворения. Эти плюсы можно не увидеть и не понять, если заниматься только бизнесом в чистом виде. Наша модель может работать в любом культурном контексте.

Я заметил, что в России есть невероятно увлеченное молодое поколение, которое много трудится и оставляет свой след в городском пространстве. Меня это вдохновляет. То же самое происходит в США: тенденция такова, что молодые люди переосмысливают традиционные возможности бизнеса, разбираются, какое влияние он оказывает на сообщества.

– Сейчас российские некоммерческие организации вынуждены заниматься социальным предпринимательством, чтобы продолжать работать. Посоветуйте, с чего им стоит начать, существует ли готовая бизнес-модель для НКО?

– Действительно, в скором времени социальный бизнес будет доминировать и в некоммерческом секторе. НКО уже должны приступить к внедрению новых моделей воздействия и привлечения доходов, чтобы оставаться востребованными и актуальными.

Есть сотни бизнес-моделей. Именно поэтому я советую изучить «модель воздействия». Люди, правда, не знают, сколько есть вариантов! Нужно просмотреть глоссарий всех новых моделей доходов, которые мы собрали, а затем задать себе несколько вопросов. Могу ли я применить эту модель для своей НКО? Что может пойти не так? Как я могу проверить эту модель без больших затрат? Таким образом, вы отсечете нерабочие модели. Знайте, что у вас есть множество вариантов, чтобы сделать что-то удивительное!

Мэттью Манос стал экспертом курса «Финансовая грамотность для предпринимателей» онлайн-школы Vector. 15 апреля он проведет воркшоп в Москве и расскажет о том, как спроектировать свое дело.

17 апреля эксперт прочитает лекцию в Саратове в рамках недели института «Стрелка».

Ссылка на книгу Мэттью Маноса «Как отдавать половину своей работы бесплатно» (Eng).