Дмитрий Савелов: «Петиция на Change.org – это не количество подписей, а вовлечение людей в решение проблемы»

Если в 2012 году, в год запуска платформы Change.org в России, было всего 13 побед, то сейчас их больше тысячи. В день одна петиция достигает результата. На фото: Дмитрий Савелов. Автор фото: Евгения Минеева, Change.org
Если в 2012 году, в год запуска платформы Change.org в России, было всего 13 побед, то сейчас их больше тысячи. В день одна петиция достигает результата. На фото: Дмитрий Савелов. Автор фото: Евгения Минеева, Change.org

Люди ста­ли актив­нее поль­зо­вать­ся онлайн-инстру­мен­та­ми для реше­ния про­блем. Они не толь­ко устра­и­ва­ют сбор под­пи­сей, но и про­ду­мы­ва­ют более слож­ные спо­со­бы вовле­че­ния граж­дан: уда­лен­но соби­ра­ют груп­пы волон­те­ров, при­зы­ва­ют чита­те­лей рас­ска­зы­вать свои исто­рии и писать обра­ще­ния чинов­ни­кам, при­вле­ка­ют вни­ма­ние СМИ и обще­ствен­ных орга­ни­за­ций.

Об этом рас­ска­зал дирек­тор онлайн-плат­фор­мы для раз­ме­ще­ния пети­ций Change.org в Восточ­ной Евро­пе и Цен­траль­ной Азии Дмит­рий Саве­лов. Замре­дак­то­ра Теп­ли­цы Ната­лья Бара­но­ва пого­во­ри­ла с экс­пер­том о том, чего уда­лось достичь за пять лет рабо­ты в Рос­сии.

По сло­вам экс­пер­та, сей­час по все­му миру 180 мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей Change.org из 196 стран. В Рос­сии — 12,5 мил­ли­о­нов. В сред­нем каж­дый месяц появ­ля­ет­ся 500 тысяч новых поль­зо­ва­те­лей. В апре­ле 2017 года было созда­но 2,5 тыся­чи пети­ций, и при­со­еди­ни­лось 687 тысяч новых поль­зо­ва­те­лей.

Если в 2012 году, в год запус­ка плат­фор­мы в Рос­сии, было все­го 13 побед, то сей­час их боль­ше тыся­чи. В день одна пети­ция дости­га­ет резуль­та­та.

— Дмитрий, как за пять лет существования платформы изменилась вовлеченность пользователей? Что нового появилось в ведении кампаний?

— Пять лет назад — это был совер­шен­но новый инстру­мент, сей­час мы пыта­ем­ся объ­яс­нить поль­зо­ва­те­лям осо­бен­но­сти change.org. Это живое сооб­ще­ство людей, кото­рые объ­еди­ня­ют­ся вокруг важ­ной для них про­бле­мы на опре­де­лен­ное вре­мя. Change.org помо­га­ет сфор­му­ли­ро­вать, новое пони­ма­ние того, что зна­чит рабо­тать вме­сте, вовле­кать жур­на­ли­стов, экс­пер­тов, НКО, чинов­ни­ков. Со вре­ме­нем люди ста­ли эффек­тив­нее исполь­зо­вать онлайн-инстру­мен­ты.

Рань­ше было так: чело­век созда­ет пети­цию, если мно­го под­пи­сей, ее заме­ча­ет СМИ, так об исто­рии узна­ва­ли, и пети­ции ста­но­ви­лись успеш­ны­ми. Сей­час на плат­фор­ме фор­ми­ру­ют­ся инте­рес­ные и слож­ные спо­со­бы орга­ни­за­ции людей онлайн.

Напри­мер, кам­па­ния житель­ни­цы Омска Оль­ги Рыб­ков­ской за пра­во досту­па в реани­ма­цию род­ствен­ни­ков боль­ных, запу­щен­ная вес­ной 2016 года. Она собра­ла 360 тысяч под­пи­сей. Она отлич­но выстро­и­ла рабо­ту с под­пи­сан­та­ми: про­си­ла рас­ска­зать лич­ные исто­рии, мас­со­во обра­щать­ся к чинов­ни­кам, рабо­та­ла со СМИ. В ито­ге Оль­га не толь­ко доби­лась досту­па близ­ким в реани­ма­цию, но и орга­ни­зо­ва­ла груп­пы волон­те­ров-пси­хо­ло­гов и волон­те­ров-юри­стов в раз­ных реги­о­нах.

— Что показал опыт работы в России?

— В Рос­сии сайт быст­ро вырос до боль­ших мас­шта­бов. Мне кажет­ся, глав­ная при­чи­на – эффек­тив­ность плат­фор­мы. Одна пети­ция в день доби­ва­ет­ся резуль­та­тов, и это моти­ви­ру­ет людей воз­вра­щать­ся на сайт. Наша плат­фор­ма повы­ша­ет вовле­чен­ность жите­лей горо­да в про­цес­сы при­ня­тия реше­ний.

Опыт поль­зо­ва­те­лей пока­зы­ва­ет, что в раз­ных реги­о­нах Рос­сии доби­вать­ся реше­ния про­блем мож­но, объ­еди­ня­ясь онлайн, а не толь­ко ходя в оди­ноч­ку по раз­ным инстан­ци­ям. Напри­мер, мос­ков­ский жур­на­лист Вадим Конда­ков создал пети­цию в помощь незря­че­му муж­чине из Калуж­ской обла­сти. (назы­ва­ет­ся «Выта­щи­те незря­че­го из домаш­не­го ада» — прим.ред.) 180 тысяч чело­век его под­дер­жа­ли. Он не толь­ко добил­ся ново­го жилья, но и орга­ни­зо­вал сбор средств, на кото­рые бук­валь­но на этой неде­ле купи­ли квар­ти­ру.

Оль­га Кнор, житель­ни­ца Моск­вы, узна­ла, что под Сама­рой най­де­ны клет­ки с дву­мя исто­щен­ны­ми мед­ве­дя­ми. Созда­ла пети­цию, собра­ла волон­те­ров, день­ги. В ито­ге, мед­ве­дей спас­ли. Таких исто­рий мно­го: люди реша­ют про­бле­мы в дру­гих реги­о­нах.

— Как реагируют на петиции частные компании и государственные учреждения?

— Отклик от адре­са­тов актив­ный. В кон­це 2016 года мы запу­сти­ли вери­фи­ка­цию адре­са­тов на плат­фор­ме – ком­па­нии сами могут заре­ги­стри­ро­вать­ся. У нас заре­ги­стри­ро­ва­ны «Пер­вый канал», Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния, «Сбер­банк», МТС — деся­ток ком­па­ний. То есть если рань­ше адре­са­ты пети­ций отве­ча­ли зача­стую через СМИ или напря­мую, сей­час ведут диа­лог на плат­фор­ме, пуб­лич­но с авто­ра­ми пети­ций.

Еще по теме: 7 пра­вил эффек­тив­но­го соци­аль­но­го про­ек­ти­ро­ва­ния

Отлич­ный при­мер — кам­па­ния Свет­ла­ны Лапи­ной. 400 тысяч чело­век выска­за­лись за то, что­бы Сбер­банк не заби­рал у Свет­ла­ны, инва­ли­да 1 груп­пы, пере­жи­ва­ю­щей 4 ста­дию рака, квар­ти­ру, взя­тую в ипо­те­ку. Сбер­банк не толь­ко оста­вил жилье, но и пол­но­стью пере­смот­рел свою стра­хо­вую поли­ти­ку. Мы заме­ти­ли, что после это­го Сбер­банк начал актив­но рабо­тать и с дру­ги­ми кам­па­ни­я­ми на нашей плат­фор­ме.

Еще по теме: Под­го­тов­ка обще­ствен­ной кам­па­нии: стра­те­гия, спо­со­бы веде­ния, рабо­та со СМИ и союз­ни­ка­ми.

С част­ны­ми биз­не­сом, по опы­ту поль­зо­ва­те­лей, про­ще рабо­тать — он чув­стви­те­лен к пуб­лич­ным вещам. Да и мно­го пети­ций, адре­со­ван­ных биз­не­су, напи­са­ны в пози­тив­ном клю­че: мы любим этот бренд, но хотим, что­бы он улуч­шил свою поли­ти­ку.

— А чиновники пользуются платформой?

– Да, есть при­ме­ры, когда сами депу­та­ты пишут пети­ции. Один из недав­них при­ме­ров – депу­тат Любовь Духа­ни­на созда­ла пети­цию за откры­тие дет­ских лет­них лаге­рей при шко­лах и доби­лась постав­лен­ной цели. Ну, и посто­ян­но не толь­ко отдель­ные чинов­ни­ки или поли­ти­ки, но и целые пар­тии под­дер­жи­ва­ют те или иные пети­ции на Change.org.

— Какие проблемы больше всего вызывают резонанс?

— Ско­рее, в первую оче­редь, это про­бле­мы здра­во­охра­не­ния, вопро­сы досту­па к лекар­ствам. Напри­мер, Свет­ла­на Лапи­на, та самая, что доби­лась от Сбер­бан­ка пере­смот­ра стра­хо­вой поли­ти­ки, нача­ла новую пети­цию за пра­во полу­чить очень эффек­тив­ный, но недо­ступ­ный в нашей стране пре­па­рат для онко­ло­ги­че­ских боль­ных.

В 2013 году была гром­кая успеш­ная пети­ция за спа­се­ние 31 боль­ни­цы в Санкт-Петер­бур­ге. После нее в реги­о­нах пошла вол­на с похо­жи­ми пети­ци­я­ми — и несколь­ко побед.

Изображение: скриншот с сайта www.change.org
Изоб­ра­же­ние: скрин­шот с сай­та www.change.org

Потом были ряд пети­ций про­тив рас­фор­ми­ро­ва­ния дет­ских садов для детей с про­бле­ма­ми слу­ха и зре­ния. Нача­лось все с одно­го дет­ско­го сада в Маг­ни­то­гор­ске, но люди в дру­гих реги­о­нах уви­де­ли, что в там уда­лось сохра­нить лече­ние для детей и это при­ве­ло к цело­му ряду побед в раз­ных реги­о­нах. У меня ощу­ще­ние, что имен­но так на Change.org вырос­ло сооб­ще­ство людей, кото­рые под­дер­жи­ва­ют друг дру­га, напри­мер, в вопро­сах здра­во­охра­не­ния. Кро­ме того, все­гда попу­ляр­ны темы прав живот­ных, это самые эмо­ци­о­наль­ные пети­ции, прав потре­би­те­лей, прав чело­ве­ка, вопро­сы обра­зо­ва­ния и куль­ту­ры и дру­гие.

— Давайте попробуем составить собирательный образ успешной кампании. Что непременно нужно учитывать?

Во-пер­вых, в пети­ции важ­но изло­жить суть про­бле­мы так, что­бы ее поня­ли люди, кото­рые о ней слы­шат впер­вые. Хоро­шо рабо­та­ют лич­ные исто­рии. На плат­фор­ме они, одно­знач­но, объ­еди­ня­ют боль­ше людей. Все пото­му, что так лег­че про­чув­ство­вать про­бле­му. Во-вто­рых, в успеш­ной кам­па­нии чет­ко опре­де­лен адре­сат. До сих пор 70–80% адре­со­ва­ны Пре­зи­ден­ту. Понят­но, что по боль­шин­ству вопро­сов реше­ние при­ни­ма­ет не он лич­но. Так что нуж­но опре­де­лить вер­но­го адре­са­та. Это про­стой момент, но важ­ный.

В-тре­тьих, авто­ры успеш­ных кам­па­ний вовле­ка­ют сво­их под­пи­сан­тов. Пети­ция — это не коли­че­ство под­пи­сей. За каж­дой из них сто­ит реаль­ный чело­век. В кон­це 2016 года мы про­во­ди­ли иссле­до­ва­ние, узна­ли, что 81 % людей, под­пи­сав­ших пети­цию, хоте­ли бы еще что-то сде­лать для помо­щи авто­ру. Помочь вре­ме­нем, кон­так­та­ми, зна­ни­я­ми. Это нуж­но учи­ты­вать. И, в-чет­вер­тых, необ­хо­ди­мо уметь рабо­тать не толь­ко с под­пи­сан­та­ми, но и с экс­пер­та­ми, СМИ, искать кон­такт с людь­ми, кто при­ни­ма­ет реше­ние по ваше­му вопро­су, искать кон­струк­тив­ный диа­лог и быть гото­вым к нему.

— Есть ли в планах внедрить новые функции для платформы?

— Сей­час мы тести­ру­ем новый раз­дел «Сооб­ще­ства» на сай­те. В нем люди смо­гут обсуж­дать даль­ней­шие дей­ствия кам­па­нии. Сей­час люди могут толь­ко ком­мен­ти­ро­вать пети­ции, но мы хотим улуч­шить интер­ак­тив­ность, раз­вить дис­кус­сию. Люди смо­гут общать­ся с авто­ром, напря­мую пред­ла­гать свою помощь и обсуж­дать идеи сов­мест­ных дей­ствий.

Еще мы рабо­та­ем с систе­мой вери­фи­ка­ции адре­са­тов. Хотим улуч­шить этот инстру­мент, сде­лать его про­ще в исполь­зо­ва­нии. Так­же в бли­жай­шие меся­цы мы выпу­стим гид для поль­зо­ва­те­лей о том, как вести успеш­ную кам­па­нию.