Смартфон или кнопочный телефон, что безопаснее?

Для разных людей с разными привычками и разными моделями угроз – ответы могут быть разными. Разбираемся на примерах. Фото: Pexels.com (CC0).
Для разных людей с разными привычками и разными моделями угроз – ответы могут быть разными. Разбираемся на примерах. Фото: Pexels.com (CC0).

Под кно­поч­ным теле­фо­ном мы будем под­ра­зу­ме­вать про­стей­ший аппа­рат для мобиль­ной свя­зи с мини­маль­ным функ­ци­о­на­лом, неболь­шим экран­чи­ком, физи­че­ски­ми кноп­ка­ми для набо­ра номе­ра и, конеч­но, не осна­щен­ный Android или iOS.

Мате­ри­ал пере­пе­ча­тан по лицен­зии Attribution 4.0 International (CC BY 4.0). Ори­ги­нал опуб­ли­ко­ван на сай­те про­ек­та Рос­ком­сво­бо­да.

Два крайних суждения звучат примерно так:

  • Кно­поч­ный теле­фон гораз­до без­опас­нее смарт­фо­на. На кно­поч­ном теле­фоне не сохра­нишь мно­го дан­ных (а зна­чит, если он про­па­дёт, немно­го и поте­ря­ешь). В интер­нет не зай­дешь, почту не почи­та­ешь, в соц­се­тях не поси­дишь. На смарт­фоне есть весь этот функ­ци­о­нал и (как пра­ви­ло) пол­но важ­ной инфор­ма­ции.
  • Смарт­фон гораз­до без­опас­нее «кно­поч­но­го» теле­фо­на. На смарт­фоне мож­но исполь­зо­вать совре­мен­ные при­ло­же­ния для защи­ты дан­ных и ком­му­ни­ка­ций, а на кно­поч­ном теле­фоне ниче­го не уста­но­вишь и не запу­стишь.

А мы думаем так:

  • Без­опас­ность мобиль­но­го устрой­ства (смарт­фо­на или кно­поч­но­го теле­фо­на) зави­сит от лич­но­сти вла­дель­ца, режи­ма исполь­зо­ва­ния устрой­ства и моде­ли угроз, кото­рая харак­тер­на для вла­дель­ца.

То есть, судить о без­опас­но­сти мож­но, когда мы зна­ем кон­текст.

Пример 1. Данила, 9 лет, школьник.

В каче­стве награ­ды за год без тро­ек роди­те­ли пода­ри­ли Дани­ле новый теле­фон. Они коле­ба­лись, каким дол­жен быть пода­рок, и в кон­це кон­цов реши­ли купить про­стой смарт­фон на Android. (Все рав­но разо­бьет или уто­пит, дети – они такие). Рань­ше у Дани­лы был кно­поч­ный теле­фон, кото­рый Дани­ла, есте­ствен­но, сра­зу забро­сил и с энту­зи­аз­мом при­нял­ся осва­и­вать новый аппа­рат.

Дани­ла – маль­чик любо­зна­тель­ный, поэто­му очень ско­ро на его Alcatel ока­за­лись два десят­ка при­ло­же­ний с кра­си­вы­ми кар­тин­ка­ми и туман­ным спис­ком раз­ре­ше­ний. Основ­ное вре­мя Дани­ла чатит­ся с дру­зья­ми ВКон­так­те. Один раз Дани­ла уже поте­рял свой теле­фон в шко­ле, но, к сча­стью, его нашел охран­ник и вер­нул вла­дель­цу.

Каки­ми-либо зна­чи­мы­ми дан­ны­ми (типа досту­па к онлайн-бан­ку) Дани­ла в силу сво­е­го воз­рас­та не обла­да­ет. Основ­ные цен­но­сти в этой ситу­а­ции: пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние, здо­ро­вье, жизнь. Угро­зы: педо­фи­лы, обман­щи­ки и про­чие «неадек­ва­ты», осо­бен­но в соц­се­тях. При более деталь­ном изу­че­нии моде­ли угроз воз­мож­ны «опо­сре­до­ван­ные» вари­ан­ты: напри­мер, когда зло­умыш­лен­ник через ребен­ка выяс­ня­ет, когда в квар­ти­ре нико­го нет (взрос­лые бы почув­ство­ва­ли нелад­ное, ребен­ка про­ще обма­нуть).

В целом обла­да­ние смарт­фо­ном сде­ла­ло Дани­лу более уяз­ви­мым.

Пример 2. Татьяна, 20 лет, студентка.

Купи­ла новый смарт­фон, пото­му что ста­рый надо­ел.

Основ­ное вре­мя Таня посвя­ща­ет соц­се­тям, любит Инста­грам, пишет в Твит­те­ре. СМС почти не поль­зу­ет­ся – зачем, когда столь­ко мес­сен­дже­ров? Круг кон­так­тов у Тани в пять раз боль­ше, чем у Дани­лы. К «дани­ли­ным» цен­но­стям добав­ля­ют­ся неко­то­рые важ­ные дан­ные. Соот­вет­ствен­но, рас­ши­ря­ет­ся и спи­сок угроз – все они обще­го харак­те­ра (т. е. соот­вет­ству­ют любо­му поль­зо­ва­те­лю мобиль­ных устройств и сетей, ниче­го спе­ци­фи­че­ско­го). При­ло­же­ния для защи­ты дан­ных Таня не исполь­зу­ет, пото­му что не зна­ет о них и верит, что ей «нече­го скры­вать». Не, ну если Viber, гово­рят, что-то там шиф­ру­ет, то кру­то, а так…

Еще по теме: Me & My Shadow поз­во­ля­ет отсле­дить инфор­ма­цию, кото­рую мы остав­ля­ем о себе в интер­не­те и надеж­но спря­тать ее

Вопрос «а что было бы в слу­чае кно­поч­но­го теле­фо­на» в дан­ной ситу­а­ции ста­вить прак­ти­че­ски бес­смыс­лен­но. Таня не купит кно­поч­ный теле­фон, даже если мы ста­нем её убеж­дать сде­лать это. Моти­ва­ции, что­бы осво­ить какие-то сред­ства для защи­ты дан­ных или ком­му­ни­ка­ций, у Тани нет (а зачем?), на рабо­те её заста­вить не могут (она не рабо­та­ет, а толь­ко учить­ся).

Пример 3. Мария, 47 лет, медицинский работник.

Чело­век при­выч­ки – из тех, кто дер­жит­ся за свой люби­мый теле­фон до послед­не­го, даже если экран раз­бил­ся. У Маши 4-лет­ний смарт­фон (экран, впро­чем, пока цел).

Маша рабо­та­ет волон­те­ром в обще­ствен­ной орга­ни­за­ции помо­щи онко­боль­ным, кото­рую недав­но объ­яви­ли «ино­стран­ным аген­том». Маша участ­во­ва­ла в несколь­ких подоб­ных про­ек­тах, напри­мер, помо­щи бежен­цам, даже выхо­ди­ла про­те­сто­вать на город­скую пло­щадь и уже полу­ча­ла угро­зы по СМС и в соц­се­тях. Модель угроз для Маши будет вклю­чать и авто­ров таких СМС, и насто­ро­жен­ное началь­ство на рабо­те, и полу­су­ма­сшед­ших акти­ви­стов – «пат­ри­о­тов». Здесь не толь­ко общие, но и про­фес­си­о­наль­ные (свя­зан­ные с её граж­дан­ской актив­но­стью, тар­ге­ти­ро­ван­ные) угро­зы.

На смарт­фоне у Маши почти нет при­ло­же­ний. К соц­се­тям она рав­но­душ­на. Смот­реть почту и веб-сай­ты пред­по­чи­та­ет на домаш­нем ком­пью­те­ре, на боль­шом экране. Но обыч­ные звон­ки и СМСки – само собой. Модель угроз у Маши серьёз­нее, чем у Тани, а уяз­ви­мо­стей мень­ше, и вот что ещё: сын Миша при­шел на помощь, всё настро­ил и объ­яс­нил. Он пока­зал маме, как чистить спи­сок вхо­дя­щих и исхо­дя­щих звон­ков и СМС-сооб­ще­ния. Научил, как поль­зо­вать­ся паро­лем на вхо­де.

Уста­но­вил WhatsApp в основ­ном для голо­со­вых звон­ков и тек­сто­вых сооб­ще­ний. (Поче­му имен­но WhatsApp? Этим мес­сен­дже­ром поль­зу­ют­ся в той обще­ствен­ной орга­ни­за­ции, где она рабо­та­ет). И ещё кое-что сде­лал (не будем рас­кры­вать все подроб­но­сти). Смарт­фон помог Маше стать менее уяз­ви­мой, чем если бы она поль­зо­ва­лась кно­поч­ным теле­фо­ном.

Пример 4. Николай, 83 года, пенсионер.

Внук пода­рил ему на день рож­де­ния «бабуш­ко­фон» с круп­ны­ми циф­ра­ми на кноп­ках. Нико­лаю не нра­вит­ся сло­во «бабуш­ко­фон», поэто­му он гово­рит про­сто «теле­фон».

Вооб­ще, Нико­лай не при­вык поль­зо­вать­ся «мобиль­ни­ка­ми», он пред­по­чи­та­ет ста­ци­о­нар­ный аппа­рат дома – с боль­шим понят­ным дис­ком и насто­я­щей, а не нари­со­ван­ной, труб­кой. Но быва­ло так, что Нико­лай отправ­лял­ся в мага­зин и уже там, на месте не мог вспом­нить, что хотел купить – при­хо­ди­лось зво­нить домой.

Одна­жды Нико­лай пошёл в лес за гри­ба­ми и заблу­дил­ся, вышел на какую-то незна­ко­мую доро­гу, дошёл до авто­бус­ной оста­нов­ки, но авто­бу­сы уже не ходи­ли, было позд­но; тогда он позво­нил вну­ку (хоть и было неудоб­но), и тот при­е­хал за ним на машине. Ещё у теле­фо­на есть круп­ная оран­же­вая кноп­ка сза­ди: если её нажать, сооб­ще­ние авто­ма­ти­че­ски при­дет вну­ку. Дед ни разу не поль­зо­вал­ся оран­же­вой кноп­кой – стес­нял­ся, но её нали­чие дава­ло ему допол­ни­тель­ное чув­ство без­опас­но­сти.

Модель угроз для Нико­лая вклю­ча­ет такие цен­но­сти, как жизнь и здо­ро­вье, он пожи­лой и уяз­ви­мый в этом смыс­ле чело­век. Несколь­ко раз Нико­лаю зво­ни­ли неиз­вест­ные люди с исто­ри­я­ми, буд­то внук Нико­лая попал в ава­рию и нуж­ны день­ги, но внук всё обсто­я­тель­но объ­яс­нил деду про мошен­ни­ков, и теперь Нико­лай прин­ци­пи­аль­но не берет труб­ку, если зво­нок от неиз­вест­но­го чело­ве­ка. Оче­вид­но, что любые угро­зы, свя­зан­ные с интер­не­том, для Нико­лая не акту­аль­ны. Покуп­ка смарт­фо­на не помог­ла бы сколь-нибудь повы­сить его без­опас­ность – ско­рее, наобо­рот.

Пример 5. Кирилл, 35 лет, журналист.

Мно­го ездит с редак­ци­он­ны­ми зада­ни­я­ми. Ино­гда – на осве­ще­ние раз­ных пике­тов и митин­гов. Кирилл класс­но с этим справ­ля­ет­ся, хотя ради это­го порой рис­ку­ет и пару раз даже ока­зы­вал­ся в «авто­за­ке», где у него отби­ра­ли смарт­фон (потом воз­вра­ща­ли).

А смарт­фон у Кирил­ла «наво­ро­чен­ный», с кучей при­ло­же­ний. Одних мес­сен­дже­ров штук шесть, ведь Кирил­лу при­хо­дит­ся общать­ся с раз­ны­ми источ­ни­ка­ми инфор­ма­ции, а те наста­и­ва­ют каж­дый на сво­ем фор­ма­те. Как жур­на­ли­сту ему надо посе­щать и Фейс­бук, и ВКон­так­те, и Одно­класс­ни­ков. Быва­ло, что Кирил­лу угро­жа­ли пер­со­на­жи его ста­тей.

Несколь­ко раз у Кирил­ла пыта­лись выве­дать его источ­ни­ки инфор­ма­ции. Слу­ча­лись и про­бле­мы с кон­ку­рен­та­ми, пытав­ши­ми­ся «обо­гнать» Кирил­ла в осве­ще­нии город­ских собы­тий. Одна­жды Кирилл был соот­вет­чи­ком по иску гла­вы рай­он­ной адми­ни­стра­ции о защи­те чести и досто­ин­ства, но жур­на­ли­сты под­тя­ну­ли хоро­ших юри­стов, и чинов­ник про­иг­рал (впро­чем, он даже не явил­ся на судеб­ное засе­да­ние).

К сча­стью для себя, Кирилл более-менее раз­би­ра­ет­ся в ком­пью­те­рах и ком­му­ни­ка­ци­ях. Кро­ме того, редак­ция отпра­ви­ла его на тре­нинг по циф­ро­вой без­опас­но­сти. Теле­фон зашиф­ро­ван, выпол­не­ны и дру­гие шаги, но посколь­ку Кирилл опа­сал­ся, что доро­гой аппа­рат бру­таль­но грох­нут об асфальт во вре­мя задер­жа­ния на акции, он купил себе самый про­стой кно­поч­ный теле­фон «для акций», где и теле­фон­ных номе­ров-то все­го три: редак­ция, дом и горя­чая линия помо­щи задер­жан­ным. Ника­кой исто­рии звон­ков, ника­ких СМСок. Фак­ти­че­ски, Кирилл при­нял умное реше­ние в обла­сти без­опас­но­сти, соот­вет­ству­ю­щее его лич­но­сти, харак­те­ру рабо­ты и моде­ли угроз, и теперь ком­би­ни­ру­ет смарт­фон и кно­поч­ный теле­фон.

Вывод

Теперь вы види­те, что ответ на вопрос «что без­опас­нее, смарт­фон или кно­поч­ный теле­фон?» не так прост, как может пока­зать­ся сна­ча­ла. Для раз­ных людей с раз­ны­ми при­выч­ка­ми и раз­ны­ми моде­ля­ми угроз – отве­ты могут быть раз­ны­ми. Заду­мы­ва­е­тесь, повы­сит ли вашу без­опас­ность новый (допол­ни­тель­ный) аппа­рат? Поду­май­те о цен­но­стях (дан­ных), кото­рые вы преж­де все­го хоти­те защи­тить, а так­же о том (тех), кто может этим цен­но­стям угро­жать. При­кинь­те, как вы исполь­зу­е­те своё нынеш­нее устрой­ство. И уж потом при­ни­май­те реше­ние.