Цифровые туземцы: что мы знаем о поколении Z, которому очень не нравится устаревшая реальность

Лишь 39 процентов миллениалов заявляли, что хотят изменить мир. Среди Z таких желающих – 60 процентов. 37 процентов Z в течение последних 6 месяцев сделали пожертвование или работали волонтерами. 36 процентов рассказали, что занимались повышением информированности о какой-либо проблеме среди своих родственников и друзей. 23 процента заявили, что бойкотировали какую-то деятельность или кампанию. Фото: Lorie Shaull. flickr.com (CC BY-SA 2.0)
Лишь 39 процентов миллениалов заявляли, что хотят изменить мир. Среди Z таких желающих – 60 процентов. 37 процентов Z в течение последних 6 месяцев сделали пожертвование или работали волонтерами. 36 процентов рассказали, что занимались повышением информированности о какой-либо проблеме среди своих родственников и друзей. 23 процента заявили, что бойкотировали какую-то деятельность или кампанию. Фото: Lorie Shaull. flickr.com (CC BY-SA 2.0)

Поколение «Z», iПоколение, пост-миллениалы – дети, подростки и молодежь, родившиеся, по разным метрикам, в период с 1995-1996 по 2010-2014 год. В США их также называют «плюралистами» как представителей первого в истории поколения, в котором большинство составят люди не белой расы. Это «дети цифровой эпохи»: они родились после технологической революции и никогда не видели мир в его аналоговой версии – до Интернета и бума хай-тек индустрии. 

Z фактически растут с телефонами в руках. Современный среднестатистический подросток получил свой первый смартфон в 12 лет, как минимум на 4 года раньше, чем его предшественники. Они проводят онлайн до 9 часов в сутки, половину этого времени глядя в телефон. 54 процента предпочитают использовать несколько гаджетов одновременно.

Эти обстоятельства не только сказываются на их здоровье, но и вылепливают идентичность поколения. Так, постоянный контакт с технологиями развил в них ряд общих свойств психики и мышления: улучшенную способность к многозадачности, селективность внимания и более короткие периоды концентрации. А также способность самостоятельно находить, сканировать и обрабатывать большие объемы информации, стремление к автономности и индивидуальности, а также гиперосведомленность об окружающем их мире. Психолог Тим Элмор называет этот феномен «мышлением в 4D»

В этом плане Z напоминают своих предшественников – поколение Y, родившееся в 1981-1995 годах, в прединтернетную эпоху, а затем «переехавшее» в цифровую среду. За это сходство Business Insider прозвал Z «миллениалами на стероидах». Тем не менее между этими поколениями уже наметились существенные различия.

К примеру, они по-разному используют социальные медиа. И тех, и других серьезно беспокоят вопросы защиты частной жизни онлайн, но Z лучше регулируют свой цифровой отпечаток: они чаще, чем миллениалы, отключают функцию геолокации. В то время как миллениалы склонны делиться подробностями личной жизни в аккаунтах в социальных сетях, Z подходят к этому избирательно и более пристрастно контролируют, кто видит их посты и как это может повлиять на их имидж.

Во многом поэтому они, например, предпочитают Snapchat и Whisper и покидают Facebook. Массовый выход 13-17-летних из этой социальной сети продолжается с 2011 года. В этом году Facebook может потерять до двух миллионов пользователей в данной возрастной группе. Те, кто остается, заявляют, что используют его для сбора информации о других, а не распространения данных о себе.

Эксперты считают, что Z – еще более тревожное поколение, чем миллениалы. Они обозначают эту проблему популярной у молодежи аббревиатурой FOMO от английского «fear of missing out» (страх пропустить что-то важное в жизни, как своей, так и других людей). Часто эта тревога выливается в полноценную депрессию.

Кроме того, Z сильно озабочены своей репутацией. Мнение окружающих, в особенности сверстников, а также влиятельных в их кругах персон, так называемых influencers и «звезд» социальных сетей, имеет для них определяющее значение. 53 процента подростков в возрасте от 13 до 17 лет заявляют, что для них важно или очень важно число их друзей и фолловеров онлайн.

Среди тех, кому от 18 до 24 лет, этот показатель снижается до 41 процента. Психологи предупреждают, что Z еще юны и некоторые особенности этого поколения могут быть списаны на естественную стадию взросления.

Миллениалы и Z по-разному относятся к необходимости получать образование. Первых признают самым образованным поколением – 72 процента закончили школу, 68 процентов закончили колледж или проучились там какое-то время.

Z планируют рано начать работать – сразу после школы или колледжа, и в целом более расслабленно подходят к образовательному процессу. Закончить университет предполагают 64 процента из них – на 8 процентов меньше, чем среди миллениалов. Эксперты предсказывают, что среди Z-молодежи будет все больше «хакеров» от образования. Они все чаще начнут отказываться от протоптанного пути к научной степени и станут приобретать нужные для работы навыки онлайн в формате сжатых модулей.

Уже очевидно, что Z более прагматичны и предприимчивы, чем миллениалы. 72 процента намерены начать свое дело. 61 процент заявляют, что предпочитают стать предпринимателями, а не строить карьеру. Более половины считают личный успех и самореализацию самым важным в жизни.

Кроме того, Z лучше питаются и значительно реже курят и употребляют алкоголь, чем все предыдущие поколения. Среди них отмечается нижайший в истории уровень подростковых беременностей.

В целом взрослые, в том числе миллениалы, убеждены, что Z ни на кого не похожи. 58 процентов людей старше 35 лет полагают, что у сегодняшних подростков и детей в разных странах больше общего друг с другом, чем с их более возрастными соотечественниками.

Z-активизм

Как пишет The Churchill Observer, «мы слышали это все уже не раз. В любую эпоху молодое поколение сопровождают стереотипы: ленивые, глупые, апатичные. В 1960-е годы хиппи считались оторванными от реальности лентяями. X-сов называли сердитыми подростками, миллениалов – поколением, разрушающим экономику своим бездельем. Им на смену пришло поколение Z: те, кто может сформировать общественное движение любителей поедать стиральный порошок, но не голосует на выборах и проживает жизнь в Snapchat’е».

На деле Z демонстрируют сравнимый, если не более высокий уровень гражданской активности, чем их предшественники. Так, по данным общенационального опроса в США, американские студенты сегодня бьют полувековой рекорд в плане политической и социальной вовлеченности.

Лишь 39 процентов миллениалов заявляли, что хотят изменить мир. Среди Z таких желающих – 60 процентов. 37 процентов Z в течение последних 6 месяцев сделали пожертвование или работали волонтерами. 36 процентов рассказали, что занимались повышением информированности о какой-либо проблеме среди своих родственников и друзей. 23 процента заявили, что бойкотировали какую-то деятельность или кампанию.

Согласно этому отчету, Z чаще считают себя либералами и занимают более левую позицию по вопросам феминизма, прав ЛГБТ, контроля продажи оружия.

Так, современные девочки-подростки демонстрируют впечатляюще высокий уровень осведомленности о проблемах защиты прав женщин, поскольку знакомы с принципом равенства полов с детства. 

Z действительно обещают стать наиболее либеральным поколением в истории. Они как никогда разнообразны в плане рас и национальностей: в США около половины детей младше 5 лет представляют этнические меньшинства. У них также больше шансов создать межэтнические семьи.

Кроме того, Z имеют широчайший доступ к информации о пестроте мира, и эксперты полагают, что они станут поколением, наиболее нетерпимым к различным формам дискриминации.

Как пишет Forbes, идеи всеобщего равенства в любых аспектах проявления личности встроены в ДНК современной молодежи.

Среди основных проблем общества они склонны выделять расовое неравенство (72 процента), неравенство полов (64 процента), дискриминацию, связанную с сексуальной ориентацией (48 процентов).

Интересно, что для Z, в отличие от миллениалов, охрана окружающей среды имеет чуть меньшее значение, хотя и входит в их «десятку». К наиболее важным вопросам в глобальном масштабе они относят проблемы образования, угрозу терроризма, вопросы трудоустройства и безработицы, мировой финансовый кризис, а также различные предубеждения и расизм.

Тревоги и заботы Z во многом объясняют события, сопровождавшие их детство. Они родились после рецессии и практически не видели экономически стабильного мира, зато получали много информации об актах насилия и терроризма, вооруженных конфликтах, гуманитарных катастрофах и социальном неравенстве или становились их очевидцами. 

Как Z пытаются изменить мир

Их пристрастие к Интернету называют наркотическим. Но, как пишет издание The Globe and Mail, важно понимать, что для Z – это не только образ жизни, но и инструмент, который они умело используют для поиска единомышленников, объединения в группы и высказывания своей гражданской позиции. В каждом поколении есть примеры юных лидеров. Но ни у одного поколения не было таких ресурсов и трибун для отстаивания своих взглядов, как у Z.

Автор книги «Grown Up Digital: How the Net Generation is Changing Your World» Дон Тапскотт считает Z умнейшим поколением: «Многие говорят, что цифровая эра создает армию нарциссов, делающих селфи и рассылающих твиты, что они онлайн зависимы, липнут к экранам, теряют социальные навыки и им на все плевать.

Но если вы действительно посмотрите на статистические данные, то поймете, что ни одно из этих убеждений не подтверждается”.

Так, Z уже демонстрируют иную этику потребления и выражают готовность использовать свою власть как клиентов в борьбе за то, что считают правильным. 85 процентов из них убеждены, что бренды должны участвовать в решении социальных проблем. Больше 80 процентов заявляют, что будут больше доверять социально активному бренду, более склонны стать клиентами этой компании и рекомендовать ее друзьям. 60 процентов заявляют, что поддерживают те бренды, которые занимают активную позицию по близким молодежи социальным проблемам.

В каждом поколении есть вдохновляющие примеры юных активистов-одиночек. Отличие Z в размахе влияния и широты проблем, на которые они замахиваются. Одним из флагманов поколения считается пакистанка Малала Юсуфзай, борец за права девочек и самая юная обладательница Нобелевской премии мира.

9-летняя София Круз борется за права детей-мигрантов в США. Она прославилась в 2015 году, когда во время визита Папы Римского Франциска в Вашингтон пробралась через службы безопасности и передала понтифику письмо с просьбой не допускать депортации в Мексику ее родителей. В прошлом году 7-летняя Круз выступала с речью во время «Марша женщин» в Вашингтоне. 

18-летняя Мемори Банда – известная на всю страну активистка, выступающая против ранних браков в Малави. Она начала свою кампанию несколько лет назад после беременности и замужества 11-летней сестры. В прошлом году в конституции этой страны возраст согласия был повышен до 18 лет.

Журнал Time ежегодно составляет список «Топ-30 тех, кому меньше 30» – рейтинг влиятельных молодых людей. Так, в прошлом году в него вошла Микайла Ульмер, в 13 лет начавшая собирать средства для защиты пчел от вымирания. Она продавала лимонад, подслащенный местным медом.

К 2014 году компания Me&The Bees превратилась в полноценный бизнес, жертвующий 10 процентов доходов в пользу групп, занимающихся охраной пчелиных видов.

15-летний Сальвадор Гомез Колон после урагана в Пуэрто-Рико в 2017 году запустил гражданскую кампанию Light and Hope for Puerto Rico и за 7 месяцев собрал 133 тысячи долларов на приобретение работающих на солнечной энергии ламп, ручных стиральных машин и других товаров для людей, все еще живущих без электричества.

Также в списке 16-летняя Раюф Аллюмеди, начавшая кампанию, в результате которой Apple разработала эмодзи в хиджабе.

Z пытаются добиться перемен не только в одиночку, но и группами. В 2013 году 15-летняя Мелати и 13-летняя Исабель Вийсен вместе начали кампанию по «освобождению» Бали от пластиковых пакетов. Сейчас это полноценная организация, добившаяся от аэропорта Бали запрета на использование пластиковых пакетов. В 2018 году они были запрещены уже по всему острову.

С 2015 года подростки в возрасте от 9 до 20 лет из группы Earth Guardians судятся с правительством США за использование ископаемого топлива. Они заявляют, что изменение климата – это их будущее, а потому они имеют конституционное право на должное судебное разбирательство.

О том, что Z может быть под силу выиграть битвы, продолжавшиеся десятилетия, а то и столетия, заговорили с новой силой в феврале этого года. В этом месяце в школе в Парклэнде в американском штате Калифорния произошел очередной вооруженный инцидент. От рук стрелка погибли 17 человек.

Результатом этой трагедии стала грандиозная общественная кампания с хэштегом #NeverAgain, организованная выжившими подростками и их единомышленниками.

24 марта сотни тысяч молодых людей вышли на общенациональный марш «За наши жизни», выступив против свободной продажи оружия в США.

Эксперт Морли Вайноград называет Z «адаптивным поколением» – теми, кто все исправит. По его словам, в человеческой истории такой пласт людей обычно сменяет «дизруптивное поколение» – группу, с помощью которой были вскрыты острые социальные проблемы. Миссия «адаптивного поколения» – найти решение обнажившихся в обществе перекосов.

В начале года газета New York Time предложила Z самим выбрать имя для своего поколения. Редакция особо выделила термин «Поколение Дельта». Его автор, 22-летняя Келси Хильшайм, так объяснила свою версию: «В математике и в целом в науке «дельта» обозначает перемены и неопределенность. Мое поколение было сформировано переменами и неопределенностью: терактами, войнами, рецессией и выборами в США в 2016 году. (…) Но «дельта» – это также символ изменений. Мы не пассивный результат обстоятельств, мы активные члены общества, которым по силам изменить ход истории».

Но сами Z в ходе этого опроса значительно больше поддержали другое предложение. Самым популярным комментарием в Facebook стал ответ Кирнана Маджеруса-Коллинза. 22-летний лидер демократов в американском городке Льюстон написал: «Не надо лепить на нас ярлыки. Вся теория о последовательности поколений – это бред».