Цифровые туземцы: что мы знаем о поколении Z, которому очень не нравится устаревшая реальность

Лишь 39 процентов миллениалов заявляли, что хотят изменить мир. Среди Z таких желающих – 60 процентов. 37 процентов Z в течение последних 6 месяцев сделали пожертвование или работали волонтерами. 36 процентов рассказали, что занимались повышением информированности о какой-либо проблеме среди своих родственников и друзей. 23 процента заявили, что бойкотировали какую-то деятельность или кампанию. Фото: Lorie Shaull. flickr.com (CC BY-SA 2.0)
Лишь 39 процентов миллениалов заявляли, что хотят изменить мир. Среди Z таких желающих – 60 процентов. 37 процентов Z в течение последних 6 месяцев сделали пожертвование или работали волонтерами. 36 процентов рассказали, что занимались повышением информированности о какой-либо проблеме среди своих родственников и друзей. 23 процента заявили, что бойкотировали какую-то деятельность или кампанию. Фото: Lorie Shaull. flickr.com (CC BY-SA 2.0)

Поко­ле­ние «Z», iПо­ко­ле­ние, пост-мил­ле­ни­а­лы – дети, под­рост­ки и моло­дежь, родив­ши­е­ся, по раз­ным мет­ри­кам, в пери­од с 1995–1996 по 2010–2014 год. В США их так­же назы­ва­ют «плю­ра­ли­ста­ми» как пред­ста­ви­те­лей пер­во­го в исто­рии поко­ле­ния, в кото­ром боль­шин­ство соста­вят люди не белой расы. Это «дети циф­ро­вой эпо­хи»: они роди­лись после тех­но­ло­ги­че­ской рево­лю­ции и нико­гда не виде­ли мир в его ана­ло­го­вой вер­сии – до Интер­не­та и бума хай-тек инду­стрии. 

Z фак­ти­че­ски рас­тут с теле­фо­на­ми в руках. Совре­мен­ный сред­не­ста­ти­сти­че­ский под­ро­сток полу­чил свой пер­вый смарт­фон в 12 лет, как мини­мум на 4 года рань­ше, чем его пред­ше­ствен­ни­ки. Они про­во­дят онлайн до 9 часов в сут­ки, поло­ви­ну это­го вре­ме­ни гля­дя в теле­фон. 54 про­цен­та пред­по­чи­та­ют исполь­зо­вать несколь­ко гад­же­тов одно­вре­мен­но.

Эти обсто­я­тель­ства не толь­ко ска­зы­ва­ют­ся на их здо­ро­вье, но и вылеп­ли­ва­ют иден­тич­ность поко­ле­ния. Так, посто­ян­ный кон­такт с тех­но­ло­ги­я­ми раз­вил в них ряд общих свойств пси­хи­ки и мыш­ле­ния: улуч­шен­ную спо­соб­ность к мно­го­за­дач­но­сти, селек­тив­ность вни­ма­ния и более корот­кие пери­о­ды кон­цен­тра­ции. А так­же спо­соб­ность само­сто­я­тель­но нахо­дить, ска­ни­ро­вать и обра­ба­ты­вать боль­шие объ­е­мы инфор­ма­ции, стрем­ле­ние к авто­ном­но­сти и инди­ви­ду­аль­но­сти, а так­же гипе­ро­све­дом­лен­ность об окру­жа­ю­щем их мире. Пси­хо­лог Тим Элмор назы­ва­ет этот фено­мен «мыш­ле­ни­ем в 4D»

В этом плане Z напо­ми­на­ют сво­их пред­ше­ствен­ни­ков – поко­ле­ние Y, родив­ше­е­ся в 1981–1995 годах, в пре­дин­тер­нет­ную эпо­ху, а затем «пере­ехав­шее» в циф­ро­вую сре­ду. За это сход­ство Business Insider про­звал Z «мил­ле­ни­а­ла­ми на сте­ро­и­дах». Тем не менее меж­ду эти­ми поко­ле­ни­я­ми уже наме­ти­лись суще­ствен­ные раз­ли­чия.

К при­ме­ру, они по-раз­но­му исполь­зу­ют соци­аль­ные медиа. И тех, и дру­гих серьез­но бес­по­ко­ят вопро­сы защи­ты част­ной жиз­ни онлайн, но Z луч­ше регу­ли­ру­ют свой циф­ро­вой отпе­ча­ток: они чаще, чем мил­ле­ни­а­лы, отклю­ча­ют функ­цию гео­ло­ка­ции. В то вре­мя как мил­ле­ни­а­лы склон­ны делить­ся подроб­но­стя­ми лич­ной жиз­ни в акка­ун­тах в соци­аль­ных сетях, Z под­хо­дят к это­му изби­ра­тель­но и более при­страст­но кон­тро­ли­ру­ют, кто видит их посты и как это может повли­ять на их имидж.

Во мно­гом поэто­му они, напри­мер, пред­по­чи­та­ют Snapchat и Whisper и поки­да­ют Facebook. Мас­со­вый выход 13–17-летних из этой соци­аль­ной сети про­дол­жа­ет­ся с 2011 года. В этом году Facebook может поте­рять до двух мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей в дан­ной воз­раст­ной груп­пе. Те, кто оста­ет­ся, заяв­ля­ют, что исполь­зу­ют его для сбо­ра инфор­ма­ции о дру­гих, а не рас­про­стра­не­ния дан­ных о себе.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что Z – еще более тре­вож­ное поко­ле­ние, чем мил­ле­ни­а­лы. Они обо­зна­ча­ют эту про­бле­му попу­ляр­ной у моло­де­жи аббре­ви­а­ту­рой FOMO от англий­ско­го «fear of missing out» (страх про­пу­стить что-то важ­ное в жиз­ни, как сво­ей, так и дру­гих людей). Часто эта тре­во­га выли­ва­ет­ся в пол­но­цен­ную депрес­сию.

Кро­ме того, Z силь­но оза­бо­че­ны сво­ей репу­та­ци­ей. Мне­ние окру­жа­ю­щих, в осо­бен­но­сти сверст­ни­ков, а так­же вли­я­тель­ных в их кру­гах пер­сон, так назы­ва­е­мых influencers и «звезд» соци­аль­ных сетей, име­ет для них опре­де­ля­ю­щее зна­че­ние. 53 про­цен­та под­рост­ков в воз­расте от 13 до 17 лет заяв­ля­ют, что для них важ­но или очень важ­но чис­ло их дру­зей и фол­ло­ве­ров онлайн.

Сре­ди тех, кому от 18 до 24 лет, этот пока­за­тель сни­жа­ет­ся до 41 про­цен­та. Пси­хо­ло­ги пре­ду­пре­жда­ют, что Z еще юны и неко­то­рые осо­бен­но­сти это­го поко­ле­ния могут быть спи­са­ны на есте­ствен­ную ста­дию взрос­ле­ния.

Мил­ле­ни­а­лы и Z по-раз­но­му отно­сят­ся к необ­хо­ди­мо­сти полу­чать обра­зо­ва­ние. Пер­вых при­зна­ют самым обра­зо­ван­ным поко­ле­ни­ем – 72 про­цен­та закон­чи­ли шко­лу, 68 про­цен­тов закон­чи­ли кол­ледж или про­учи­лись там какое-то вре­мя.

Z пла­ни­ру­ют рано начать рабо­тать – сра­зу после шко­лы или кол­ле­джа, и в целом более рас­слаб­лен­но под­хо­дят к обра­зо­ва­тель­но­му про­цес­су. Закон­чить уни­вер­си­тет пред­по­ла­га­ют 64 про­цен­та из них – на 8 про­цен­тов мень­ше, чем сре­ди мил­ле­ни­а­лов. Экс­пер­ты пред­ска­зы­ва­ют, что сре­ди Z-моло­де­жи будет все боль­ше «хаке­ров» от обра­зо­ва­ния. Они все чаще нач­нут отка­зы­вать­ся от про­топ­тан­но­го пути к науч­ной сте­пе­ни и ста­нут при­об­ре­тать нуж­ные для рабо­ты навы­ки онлайн в фор­ма­те сжа­тых моду­лей.

Уже оче­вид­но, что Z более праг­ма­тич­ны и пред­при­им­чи­вы, чем мил­ле­ни­а­лы. 72 про­цен­та наме­ре­ны начать свое дело. 61 про­цент заяв­ля­ют, что пред­по­чи­та­ют стать пред­при­ни­ма­те­ля­ми, а не стро­ить карье­ру. Более поло­ви­ны счи­та­ют лич­ный успех и само­ре­а­ли­за­цию самым важ­ным в жиз­ни.

Кро­ме того, Z луч­ше пита­ют­ся и зна­чи­тель­но реже курят и упо­треб­ля­ют алко­голь, чем все преды­ду­щие поко­ле­ния. Сре­ди них отме­ча­ет­ся нижай­ший в исто­рии уро­вень под­рост­ко­вых бере­мен­но­стей.

В целом взрос­лые, в том чис­ле мил­ле­ни­а­лы, убеж­де­ны, что Z ни на кого не похо­жи. 58 про­цен­тов людей стар­ше 35 лет пола­га­ют, что у сего­дняш­них под­рост­ков и детей в раз­ных стра­нах боль­ше обще­го друг с дру­гом, чем с их более воз­раст­ны­ми сооте­че­ствен­ни­ка­ми.

Z-активизм

Как пишет The Churchill Observer, «мы слы­ша­ли это все уже не раз. В любую эпо­ху моло­дое поко­ле­ние сопро­вож­да­ют сте­рео­ти­пы: лени­вые, глу­пые, апа­тич­ные. В 1960-е годы хип­пи счи­та­лись ото­рван­ны­ми от реаль­но­сти лен­тя­я­ми. X-сов назы­ва­ли сер­ди­ты­ми под­рост­ка­ми, мил­ле­ни­а­лов – поко­ле­ни­ем, раз­ру­ша­ю­щим эко­но­ми­ку сво­им без­де­льем. Им на сме­ну при­шло поко­ле­ние Z: те, кто может сфор­ми­ро­вать обще­ствен­ное дви­же­ние люби­те­лей поедать сти­раль­ный поро­шок, но не голо­су­ет на выбо­рах и про­жи­ва­ет жизнь в Snapchat’е».

На деле Z демон­стри­ру­ют срав­ни­мый, если не более высо­кий уро­вень граж­дан­ской актив­но­сти, чем их пред­ше­ствен­ни­ки. Так, по дан­ным обще­на­ци­о­наль­но­го опро­са в США, аме­ри­кан­ские сту­ден­ты сего­дня бьют полу­ве­ко­вой рекорд в плане поли­ти­че­ской и соци­аль­ной вовле­чен­но­сти.

Лишь 39 про­цен­тов мил­ле­ни­а­лов заяв­ля­ли, что хотят изме­нить мир. Сре­ди Z таких жела­ю­щих – 60 про­цен­тов. 37 про­цен­тов Z в тече­ние послед­них 6 меся­цев сде­ла­ли пожерт­во­ва­ние или рабо­та­ли волон­те­ра­ми. 36 про­цен­тов рас­ска­за­ли, что зани­ма­лись повы­ше­ни­ем инфор­ми­ро­ван­но­сти о какой-либо про­бле­ме сре­ди сво­их род­ствен­ни­ков и дру­зей. 23 про­цен­та заяви­ли, что бой­ко­ти­ро­ва­ли какую-то дея­тель­ность или кам­па­нию.

Соглас­но это­му отче­ту, Z чаще счи­та­ют себя либе­ра­ла­ми и зани­ма­ют более левую пози­цию по вопро­сам феми­низ­ма, прав ЛГБТ, кон­тро­ля про­да­жи ору­жия.

Так, совре­мен­ные девоч­ки-под­рост­ки демон­стри­ру­ют впе­чат­ля­ю­ще высо­кий уро­вень осве­дом­лен­но­сти о про­бле­мах защи­ты прав жен­щин, посколь­ку зна­ко­мы с прин­ци­пом равен­ства полов с дет­ства. 

Z дей­стви­тель­но обе­ща­ют стать наи­бо­лее либе­раль­ным поко­ле­ни­ем в исто­рии. Они как нико­гда раз­но­об­раз­ны в плане рас и наци­о­наль­но­стей: в США око­ло поло­ви­ны детей млад­ше 5 лет пред­став­ля­ют этни­че­ские мень­шин­ства. У них так­же боль­ше шан­сов создать меж­эт­ни­че­ские семьи.

Кро­ме того, Z име­ют широ­чай­ший доступ к инфор­ма­ции о пест­ро­те мира, и экс­пер­ты пола­га­ют, что они ста­нут поко­ле­ни­ем, наи­бо­лее нетер­пи­мым к раз­лич­ным фор­мам дис­кри­ми­на­ции.

Как пишет Forbes, идеи все­об­ще­го равен­ства в любых аспек­тах про­яв­ле­ния лич­но­сти встро­е­ны в ДНК совре­мен­ной моло­де­жи.

Сре­ди основ­ных про­блем обще­ства они склон­ны выде­лять расо­вое нера­вен­ство (72 про­цен­та), нера­вен­ство полов (64 про­цен­та), дис­кри­ми­на­цию, свя­зан­ную с сек­су­аль­ной ори­ен­та­ци­ей (48 про­цен­тов).

Инте­рес­но, что для Z, в отли­чие от мил­ле­ни­а­лов, охра­на окру­жа­ю­щей сре­ды име­ет чуть мень­шее зна­че­ние, хотя и вхо­дит в их «десят­ку». К наи­бо­лее важ­ным вопро­сам в гло­баль­ном мас­шта­бе они отно­сят про­бле­мы обра­зо­ва­ния, угро­зу тер­ро­риз­ма, вопро­сы тру­до­устрой­ства и без­ра­бо­ти­цы, миро­вой финан­со­вый кри­зис, а так­же раз­лич­ные предубеж­де­ния и расизм.

Тре­во­ги и забо­ты Z во мно­гом объ­яс­ня­ют собы­тия, сопро­вож­дав­шие их дет­ство. Они роди­лись после рецес­сии и прак­ти­че­ски не виде­ли эко­но­ми­че­ски ста­биль­но­го мира, зато полу­ча­ли мно­го инфор­ма­ции об актах наси­лия и тер­ро­риз­ма, воору­жен­ных кон­флик­тах, гума­ни­тар­ных ката­стро­фах и соци­аль­ном нера­вен­стве или ста­но­ви­лись их оче­вид­ца­ми. 

Как Z пытаются изменить мир

Их при­стра­стие к Интер­не­ту назы­ва­ют нар­ко­ти­че­ским. Но, как пишет изда­ние The Globe and Mail, важ­но пони­мать, что для Z – это не толь­ко образ жиз­ни, но и инстру­мент, кото­рый они уме­ло исполь­зу­ют для поис­ка еди­но­мыш­лен­ни­ков, объ­еди­не­ния в груп­пы и выска­зы­ва­ния сво­ей граж­дан­ской пози­ции. В каж­дом поко­ле­нии есть при­ме­ры юных лиде­ров. Но ни у одно­го поко­ле­ния не было таких ресур­сов и три­бун для отста­и­ва­ния сво­их взгля­дов, как у Z.

Автор кни­ги «Grown Up Digital: How the Net Generation is Changing Your World» Дон Тап­скотт счи­та­ет Z умней­шим поко­ле­ни­ем: «Мно­гие гово­рят, что циф­ро­вая эра созда­ет армию нар­цис­сов, дела­ю­щих сел­фи и рас­сы­ла­ю­щих тви­ты, что они онлайн зави­си­мы, лип­нут к экра­нам, теря­ют соци­аль­ные навы­ки и им на все пле­вать.

Но если вы дей­стви­тель­но посмот­ри­те на ста­ти­сти­че­ские дан­ные, то пой­ме­те, что ни одно из этих убеж­де­ний не под­твер­жда­ет­ся”.

Так, Z уже демон­стри­ру­ют иную эти­ку потреб­ле­ния и выра­жа­ют готов­ность исполь­зо­вать свою власть как кли­ен­тов в борь­бе за то, что счи­та­ют пра­виль­ным. 85 про­цен­тов из них убеж­де­ны, что брен­ды долж­ны участ­во­вать в реше­нии соци­аль­ных про­блем. Боль­ше 80 про­цен­тов заяв­ля­ют, что будут боль­ше дове­рять соци­аль­но актив­но­му брен­ду, более склон­ны стать кли­ен­та­ми этой ком­па­нии и реко­мен­до­вать ее дру­зьям. 60 про­цен­тов заяв­ля­ют, что под­дер­жи­ва­ют те брен­ды, кото­рые зани­ма­ют актив­ную пози­цию по близ­ким моло­де­жи соци­аль­ным про­бле­мам.

В каж­дом поко­ле­нии есть вдох­нов­ля­ю­щие при­ме­ры юных акти­ви­стов-оди­но­чек. Отли­чие Z в раз­ма­хе вли­я­ния и широ­ты про­блем, на кото­рые они зама­хи­ва­ют­ся. Одним из флаг­ма­нов поко­ле­ния счи­та­ет­ся паки­стан­ка Мала­ла Юсуф­зай, борец за пра­ва дево­чек и самая юная обла­да­тель­ни­ца Нобе­лев­ской пре­мии мира.

9-лет­няя София Круз борет­ся за пра­ва детей-мигран­тов в США. Она про­сла­ви­лась в 2015 году, когда во вре­мя визи­та Папы Рим­ско­го Фран­цис­ка в Вашинг­тон про­бра­лась через служ­бы без­опас­но­сти и пере­да­ла пон­ти­фи­ку пись­мо с прось­бой не допус­кать депор­та­ции в Мек­си­ку ее роди­те­лей. В про­шлом году 7-лет­няя Круз высту­па­ла с речью во вре­мя «Мар­ша жен­щин» в Вашинг­тоне. 

18-лет­няя Мемо­ри Бан­да – извест­ная на всю стра­ну акти­вист­ка, высту­па­ю­щая про­тив ран­них бра­ков в Мала­ви. Она нача­ла свою кам­па­нию несколь­ко лет назад после бере­мен­но­сти и заму­же­ства 11-лет­ней сест­ры. В про­шлом году в кон­сти­ту­ции этой стра­ны воз­раст согла­сия был повы­шен до 18 лет.

Жур­нал Time еже­год­но состав­ля­ет спи­сок «Топ-30 тех, кому мень­ше 30» – рей­тинг вли­я­тель­ных моло­дых людей. Так, в про­шлом году в него вошла Микай­ла Уль­мер, в 13 лет начав­шая соби­рать сред­ства для защи­ты пчел от выми­ра­ния. Она про­да­ва­ла лимо­над, под­сла­щен­ный мест­ным медом.

К 2014 году ком­па­ния Me&The Bees пре­вра­ти­лась в пол­но­цен­ный биз­нес, жерт­ву­ю­щий 10 про­цен­тов дохо­дов в поль­зу групп, зани­ма­ю­щих­ся охра­ной пче­ли­ных видов.

15-лет­ний Саль­ва­дор Гомез Колон после ура­га­на в Пуэр­то-Рико в 2017 году запу­стил граж­дан­скую кам­па­нию Light and Hope for Puerto Rico и за 7 меся­цев собрал 133 тыся­чи дол­ла­ров на при­об­ре­те­ние рабо­та­ю­щих на сол­неч­ной энер­гии ламп, руч­ных сти­раль­ных машин и дру­гих това­ров для людей, все еще живу­щих без элек­три­че­ства.

Так­же в спис­ке 16-лет­няя Раюф Аллю­ме­ди, начав­шая кам­па­нию, в резуль­та­те кото­рой Apple раз­ра­бо­та­ла эмод­зи в хиджа­бе.

Z пыта­ют­ся добить­ся пере­мен не толь­ко в оди­ноч­ку, но и груп­па­ми. В 2013 году 15-лет­няя Мела­ти и 13-лет­няя Иса­бель Вий­сен вме­сте нача­ли кам­па­нию по «осво­бож­де­нию» Бали от пла­сти­ко­вых паке­тов. Сей­час это пол­но­цен­ная орга­ни­за­ция, добив­ша­я­ся от аэро­пор­та Бали запре­та на исполь­зо­ва­ние пла­сти­ко­вых паке­тов. В 2018 году они были запре­ще­ны уже по все­му ост­ро­ву.

С 2015 года под­рост­ки в воз­расте от 9 до 20 лет из груп­пы Earth Guardians судят­ся с пра­ви­тель­ством США за исполь­зо­ва­ние иско­па­е­мо­го топ­ли­ва. Они заяв­ля­ют, что изме­не­ние кли­ма­та – это их буду­щее, а пото­му они име­ют кон­сти­ту­ци­он­ное пра­во на долж­ное судеб­ное раз­би­ра­тель­ство.

О том, что Z может быть под силу выиг­рать бит­вы, про­дол­жав­ши­е­ся деся­ти­ле­тия, а то и сто­ле­тия, заго­во­ри­ли с новой силой в фев­ра­ле это­го года. В этом меся­це в шко­ле в Парк­л­эн­де в аме­ри­кан­ском шта­те Кали­фор­ния про­изо­шел оче­ред­ной воору­жен­ный инци­дент. От рук стрел­ка погиб­ли 17 чело­век.

Резуль­та­том этой тра­ге­дии ста­ла гран­ди­оз­ная обще­ствен­ная кам­па­ния с хэш­те­гом #NeverAgain, орга­ни­зо­ван­ная выжив­ши­ми под­рост­ка­ми и их еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми.

24 мар­та сот­ни тысяч моло­дых людей вышли на обще­на­ци­о­наль­ный марш «За наши жиз­ни», высту­пив про­тив сво­бод­ной про­да­жи ору­жия в США.

Экс­перт Мор­ли Вай­но­град назы­ва­ет Z «адап­тив­ным поко­ле­ни­ем» – теми, кто все испра­вит. По его сло­вам, в чело­ве­че­ской исто­рии такой пласт людей обыч­но сме­ня­ет «диз­руп­тив­ное поко­ле­ние» – груп­пу, с помо­щью кото­рой были вскры­ты ост­рые соци­аль­ные про­бле­мы. Мис­сия «адап­тив­но­го поко­ле­ния» – най­ти реше­ние обна­жив­ших­ся в обще­стве пере­ко­сов.

В нача­ле года газе­та New York Time пред­ло­жи­ла Z самим выбрать имя для сво­е­го поко­ле­ния. Редак­ция осо­бо выде­ли­ла тер­мин «Поко­ле­ние Дель­та». Его автор, 22-лет­няя Кел­си Хиль­шайм, так объ­яс­ни­ла свою вер­сию: «В мате­ма­ти­ке и в целом в нау­ке «дель­та» обо­зна­ча­ет пере­ме­ны и неопре­де­лен­ность. Мое поко­ле­ние было сфор­ми­ро­ва­но пере­ме­на­ми и неопре­де­лен­но­стью: тер­ак­та­ми, вой­на­ми, рецес­си­ей и выбо­ра­ми в США в 2016 году. (…) Но «дель­та» – это так­же сим­вол изме­не­ний. Мы не пас­сив­ный резуль­тат обсто­я­тельств, мы актив­ные чле­ны обще­ства, кото­рым по силам изме­нить ход исто­рии».

Но сами Z в ходе это­го опро­са зна­чи­тель­но боль­ше под­дер­жа­ли дру­гое пред­ло­же­ние. Самым попу­ляр­ным ком­мен­та­ри­ем в Facebook стал ответ Кир­на­на Мад­же­ру­са-Кол­лин­за. 22-лет­ний лидер демо­кра­тов в аме­ри­кан­ском город­ке Лью­стон напи­сал: «Не надо лепить на нас ярлы­ки. Вся тео­рия о после­до­ва­тель­но­сти поко­ле­ний – это бред».