Что такое благотворительность

Изображение с сайта: pexels.com (СС0).

В Рос­сии стре­ми­тель­но рас­тут част­ные пожерт­во­ва­ния. Это зна­чит, что помо­гать ста­но­вит­ся все попу­ляр­нее. Теп­ли­ца рас­ска­зы­ва­ет, что такое бла­го­тво­ри­тель­ность, каких видов она быва­ет и как раз­ви­ва­ет­ся в нашей стране.

В широ­ком смыс­ле бла­го­тво­ри­тель­ность – ока­за­ние без­воз­мезд­ной помо­щи. Спе­ци­а­ли­сты ассо­ци­а­ции «Форум доно­ров» пред­ло­жи­ли такое поня­тие бла­го­тво­ри­тель­но­сти: доб­ро­воль­ное бес­ко­рыст­ное пожерт­во­ва­ние физи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц в предо­став­ле­ние при­об­ре­та­те­лям мате­ри­аль­ной, финан­со­вой, орга­ни­за­ци­он­ной и иной благо­твори­тель­ной помо­щи.

Сино­ни­мом бла­го­тво­ри­тель­но­сти явля­ет­ся сло­во филан­тро­пия (от греч. philanthropia – чело­ве­ко­лю­бие). Это так­же вид соци­аль­ной актив­но­сти, кото­рый рас­це­ни­ва­ет­ся как аль­тру­изм и под­дер­жи­ва­ет какую-либо бла­го­тво­ри­тель­ную ини­ци­а­ти­ву.

«Мне близ­ко рас­ши­рен­ное поня­тие бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Если бук­валь­но – это делать хоро­шо людям и менять мир к луч­ше­му. По-мое­му, сюда же вхо­дит и пра­во­за­щи­та, и эко­ло­гия, и мно­гое дру­гое, а не толь­ко мило­сер­дие», – гово­рит коор­ди­на­тор кам­па­ний Агент­ства соци­аль­ной инфор­ма­ции Оль­га Дроз­до­ва. 

Специалист выделила несколько видов благотворительности.

1. Част­ная и кор­по­ра­тив­ная. Част­ная – фор­ма помо­щи, при кото­рой чело­век доб­ро­воль­но жерт­ву­ет сред­ства, вещи и дру­гие ресур­сы на нуж­ды дру­го­го чело­ве­ка, опре­де­лен­ной груп­пы людей или на отдель­ное соци­аль­ное направ­ле­ние.

Кор­по­ра­тив­ная бла­го­тво­ри­тель­ность заклю­ча­ет­ся в соци­аль­ной рабо­те ком­мер­че­ской орга­ни­за­ции, соци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ном биз­не­се. Она направ­ле­на на под­держ­ку соци­аль­ных про­ек­тов, на помощь нуж­да­ю­щим­ся. Ком­па­нии могут выби­рать сфе­ру для бла­го­тво­ри­тель­но­сти, создать свой бла­го­тво­ри­тель­ный фонд.

2. Спон­тан­ная и систе­ма­ти­че­ская. Речь идет об интен­сив­но­сти ока­за­ния помо­щи. Мож­но помочь кон­крет­но­му чело­ве­ку или бла­го­тво­ри­тель­но­му про­ек­ту один раз, а мож­но офор­мить регу­ляр­ные пожерт­во­ва­ния и под­дер­жи­вать какой-либо соци­аль­ный про­ект или бла­го­тво­ри­тель­ный фонд на посто­ян­ной осно­ве. Так­же систе­ма­ти­че­скую под­держ­ку соци­аль­ных про­ек­тов или учре­жде­ний спо­соб­ны осу­ществ­лять круп­ные ком­па­нии или малый и сред­ний биз­нес.

3. «Пар­ти­зан­ская» и инсти­ту­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная. Под «пар­ти­зан­ской» бла­го­тво­ри­тель­но­стью име­ет­ся в виду инди­ви­ду­аль­ная бла­го­тво­ри­тель­ность. «Когда люди сами по себе или с дру­зья­ми и род­ствен­ни­ка­ми что-то дела­ют. «Пар­ти­за­ны» верят, что сами луч­ше зна­ют, как надо, а фон­дам они не дове­ря­ют. А инсти­ту­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная бла­го­тво­ри­тель­ность пред­по­ла­га­ет ока­зы­вать помощь вме­сте с НКО или фон­дом», – объ­яс­ни­ла Оль­га Дроз­до­ва.

По сло­вам Оль­ги Дроз­до­вой, появ­ля­ют­ся новые воз­мож­но­сти под­клю­чить­ся к бла­го­тво­ри­тель­но­сти и волон­тер­ству. «Это свя­за­но и с рас­про­стра­не­ни­ем само­го явле­ния, и с раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий, и с раз­ви­ти­ем уме­ний НКО при­влечь союз­ни­ков. Важ­но, что­бы НКО были более убе­ди­тель­ны и вни­ма­тель­ны к волон­те­рам и сто­рон­ни­кам, и тогда она может пере­ра­с­ти в прак­ти­ку и повсе­днев­ную при­выч­ку».

Напри­мер, мож­но выде­лить онлайн-плат­фор­мы, пред­на­зна­чен­ные для сбо­ра част­ных пожерт­во­ва­ний в поль­зу неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций. В Рос­сии суще­ству­ют такие сер­ви­сы, как Благо.руДобро.Mail.ru, плат­фор­ма фон­да «Нуж­на помощь», сер­вис Charry, кра­уд­фандин­го­вые плат­фор­мы Planeta.ru и Boomstarter.

Так­же бла­го­тво­ри­тель­но­му про­ек­ту мож­но помочь бес­плат­но сво­и­ми навы­ка­ми. Для это­го суще­ству­ют спе­ци­аль­ные плат­фор­мы интел­лек­ту­аль­но­го волон­тер­ства: Todogood, ProCharity, «Волон­тим», «IT-волон­тер» и «Пасе­ка».

Благотворительность в России

Бла­го­тво­ри­тель­ность в Рос­сии ста­но­вит­ся все более систем­ной. Такой вывод сле­ду­ет из докла­да «Бла­го­тво­ри­тель­ность в Рос­сии», кото­рый вышел в нача­ле 2018 года. Его под­го­то­ви­ла Кэро­лайн Харт­нелл, кон­суль­тант-редак­тор пор­та­ла Philanthropy for Social Justice and Peace при уча­стии жур­на­ла Alliance, WINGS и фон­да «КАФ».

Отчет пока­зал, что за послед­ние 10 лет в Рос­сии вырос­ли част­ные пожерт­во­ва­ния со сто­ро­ны сред­не­го клас­са. Этот факт мож­но назвать самым выда­ю­щим­ся успе­хом в раз­ви­тии филан­тро­пии в стране. Это свя­за­но с тем, что сде­лать пожерт­во­ва­ние мож­но лег­ко и быст­ро бла­го­да­ря тех­но­ло­ги­че­ским реше­ни­ям, таким как кра­уд­фандинг и онлайн-плат­фор­мы.

Иссле­до­ва­ние фон­да «КАФ» пока­за­ло, что в 2017 году пожерт­во­ва­ния совер­ши­ли 53% насе­ле­ния Рос­сии. В основ­ном помо­га­ют детям, рели­ги­оз­ным орга­ни­за­ци­ям и бед­ным людям. Так­же стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ет­ся мест­ная бла­го­тво­ри­тель­ность, созда­ют­ся фанд­рай­зин­го­вые бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды. Инте­рес­но, что быст­рее все­го раз­ви­ва­ют­ся «сель­ские фон­ды».

Соглас­но отче­ту, в Рос­сии круп­ней­шим «игро­ком» счи­та­ет­ся кор­по­ра­тив­ная бла­го­тво­ри­тель­ность, кото­рая осу­ществ­ля­ет­ся ком­па­ни­я­ми, а не кор­по­ра­тив­ны­ми фон­да­ми. По дан­ным иссле­до­ва­ния, при­мер­но у 60 круп­ных ком­па­ний, пред­став­лен­ных в Рос­сии и за рубе­жом, с 2013 по 2016 год общий бюд­жет, выде­лен­ный на бла­го­тво­ри­тель­ность, вырос более чем на 10 млрд руб­лей – до 43,9 млрд руб­лей.

В миро­вом рей­тин­ге част­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти Рос­сия зани­ма­ет 124-е место из 139. 7% про­цен­тов рос­си­ян заяви­ли, что они дела­ли денеж­ные пожерт­во­ва­ния в минув­шем меся­це, тогда как в 2015 году об этом сооб­щи­ли лишь 9%.

Так­же в отче­те уде­ля­ет­ся вни­ма­ние осо­бен­ной роли госу­дар­ства в раз­ви­тии филан­тро­пии в Рос­сии. «С одной сто­ро­ны, госу­дар­ство под­дер­жи­ва­ет бла­го­тво­ри­тель­ность, кото­рая помо­га­ет ему достичь целей в сфе­ре раз­ви­тия соци­аль­ных услуг для насе­ле­ния. С дру­гой сто­ро­ны, Закон об ино­стран­ных аген­тах (при­нят в 2012 году) нега­тив­но вли­я­ет как на сек­тор НКО, так и на стрем­ле­ние круп­ных доно­ров вый­ти за рам­ки тра­ди­ци­он­но одоб­ря­е­мых направ­ле­ний финан­си­ро­ва­ния», – ука­за­но в отче­те.

Более того, объ­ем онлайн-пожерт­во­ва­ний с каж­дым годом рас­тет. По дан­ным Яндек­са, объ­ем онлайн-пожерт­во­ва­ний в 2017 году вырос в два раза: через раз­лич­ные пла­теж­ные сред­ства сер­ви­са было отправ­ле­но 1,2 млрд руб­лей. На 13% по срав­не­нию с 2016 годом уве­ли­чил­ся сред­ний раз­мер онлайн-пожерт­во­ва­ния, кото­рый соста­вил 722 руб­ля.