Блокировки в России: эффективны ли они?

Блокировки не работают, потому что их механизм устроен так, что они не устраняют проблему, а лишь создают видимость устранения ее симптомов. В этом уверена эксперт Екатерина Абашина. На фото: митинг в поддержку Интернета в Москве 13 мая. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета».
Блокировки не работают, потому что их механизм устроен так, что они не устраняют проблему, а лишь создают видимость устранения ее симптомов. В этом уверена эксперт Екатерина Абашина. На фото: митинг в поддержку Интернета в Москве 13 мая. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета».

Какой эффект хочет полу­чить рос­сий­ская власть от внут­рен­не­го кон­тро­ля поль­зо­ва­те­лей Руне­та? Рабо­та­ют бло­ки­ров­ки, как обще­ство реа­ги­ру­ет на них? Эти вопро­сы замре­дак­то­ра Теп­ли­цы Ната­лья Бара­но­ва обсу­ди­ла с неза­ви­си­мы­ми экс­пер­та­ми в обла­сти циф­ро­вой без­опас­но­сти и сете­во­го про­стран­ства Ека­те­ри­ной Аба­ши­ной и Поли­ной Коло­за­ри­ди.

Что хочет показать власть?

По мне­нию коор­ди­на­то­ра клу­ба люби­те­лей Интер­не­та и обще­ства Поли­ны Коло­за­ри­ди, рос­сий­ская власть сей­час про­во­дит после­до­ва­тель­ную поли­ти­ку в отно­ше­нии Интер­не­та. «Это поли­ти­ка уста­нов­ки гра­ниц и раз­ли­че­ния меж­ду «сво­и­ми и чужи­ми», «хоро­ши­ми и пло­хи­ми». Феде­раль­ная власть очень дол­го ниче­го тако­го не дела­ла, в пер­вые годы прав­ле­ния Вла­ди­ми­ра Пути­на (2000−2008) каза­лось, что Интер­нет навсе­гда оста­нет­ся сво­бод­ным. Но посте­пен­но и IT-рынок вырос, и коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей воз­рос­ло, ста­ла более зна­чи­мой поли­ти­че­ская и соци­аль­ная роль Интер­не­та. Вер­нее, это уже не был Интер­нет как про­стран­ство для умни­ков и про­грам­ми­стов. Интер­нет стал все­рос­сий­ским», – рас­суж­да­ет экс­перт.

Еще по теме: Новые бло­ки­ров­ки: как не поте­рять связ­ность с миро­вой сетью и Интер­не­том

Изме­не­ния в поли­ти­ке, по наблю­де­ни­ям Коло­за­ри­ди, нача­лись, когда Путин при­шел на тре­тий срок (2012−2018 годы). Сто­ит вспом­нить поли­ти­че­ские про­те­сты 2011–2012 годов с лозун­гом «За чест­ные выбо­ры!», в кото­рых актив­но при­сут­ство­ва­ли соци­аль­ные сети. «Тогда Интер­нет стал еще и частью поли­ти­ки. Потом были май­ские ука­зы и пакет Яро­вой, сей­час – бло­ки­ров­ки Теле­гра­ма. Все вре­мя раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся «рос­сий­ские ана­ло­ги», и наше госу­дар­ство не гово­рит, что надо запре­тить тех­но­ло­гии, но оно ста­ра­ет­ся сде­лать так, что­бы гло­ба­ли­за­ци­он­но­го сти­ра­ния гра­ниц было мень­ше», – отме­ти­ла экс­перт.

«Мы видим по иссле­до­ва­ни­ям, как в дис­кур­се госу­дар­ства воз­ни­ка­ют «наши хоро­шие тех­но­ло­гии» и «их пло­хие» (речь идет о запад­ных раз­ра­бот­ках. – Прим. ред.). Цель это­го раз­ли­че­ния – кон­троль, так как Интер­нет явля­ет­ся инстру­мен­том и сим­во­лом того, что слож­но кон­тро­ли­ро­вать. И это вызов для вла­сти». Поли­на Коло­за­ри­ди

О том, насколь­ко этот резуль­тат реа­ли­зу­ет­ся, по мне­нию экс­пер­та, гово­рить слож­но. Во-пер­вых, во всем мире про­ис­хо­дит фраг­мен­та­ция Интер­не­та, Рос­сия тут не при­ду­мы­ва­ет ниче­го эда­ко­го. Во-вто­рых, мы тол­ком не зна­ем, как рос­си­яне поль­зу­ют­ся Интер­не­том, нет дета­ли­зи­ро­ван­ной ста­ти­сти­ки, очень мало каче­ствен­ных иссле­до­ва­ний. На сим­во­ли­че­ском и поли­ти­че­ском уровне теку­щие бло­ки­ров­ки – это и есть резуль­тат, мы уже видим, что и инду­стрия раз­де­ля­ет­ся, но дол­го­сроч­ные послед­ствия пока неяс­ны.

Еще по теме: Как в Рос­сии бло­ки­ру­ют сай­ты

Работают ли блокировки?

Бло­ки­ров­ки не рабо­та­ют, пото­му что их меха­низм устро­ен так, что они не устра­ня­ют про­бле­му, а лишь созда­ют види­мость устра­не­ния ее симп­то­мов. В этом уве­ре­на веду­щий юрист Цен­тра защи­ты циф­ро­вых прав Ека­те­ри­на Аба­ши­на.

«Кейс Теле­гра­ма нагляд­но про­де­мон­стри­ро­вал, что даже «симп­то­мы» не все­гда полу­ча­ет­ся побо­роть», – при­ве­ла при­мер экс­перт. Дело в том, что Рос­ком­над­зор бло­ки­ру­ет IP-адре­са, кото­рые, воз­мож­но, исполь­зу­ет Telegram для обхо­да бло­ки­ро­вок. Из-за это­го постра­да­ли «ВКон­так­те» и «Одно­класс­ни­ки», поис­ко­вая систе­ма «Яндекс», отдель­ные сер­ви­сы Google и дру­гие сер­ви­сы. Сам мес­сен­джер про­дол­жа­ет рабо­тать и пере­на­стра­и­ва­ет сете­вые адре­са.

Ека­те­ри­на Аба­ши­на счи­та­ет, что при при­ня­тии реше­ний о бло­ки­ров­ке госор­га­ны не коор­ди­ни­ру­ют свои дей­ствия и про­во­дят про­вер­ки в закры­том режи­ме, что пагуб­но ска­зы­ва­ет­ся на всей циф­ро­вой сре­де.

«Если госор­га­ны хотят хоро­шую ста­ти­сти­ку, то бло­ки­ров­ки пре­крас­но удо­вле­тво­ря­ют такую потреб­ность. Если хотят пре­се­кать неза­кон­ную дея­тель­ность, то нет». Ека­те­ри­на Аба­ши­на

По мне­нию Аба­ши­ной, в Рос­сии сфор­ми­ро­ва­лась пагуб­ная пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка. «Вме­сто рас­сле­до­ва­ния и реаль­но­го пре­се­че­ния неза­кон­ной дея­тель­но­сти госор­га­ны про­сто бло­ки­ру­ют сайт на тер­ри­то­рии РФ, но ведь рабо­тать он от это­го не пере­ста­ет.

В дове­сок испол­ни­тель­ная власть рас­ши­ри­тель­но трак­ту­ет пра­во­вые осно­ва­ния для бло­ки­ро­вок и выно­сит реше­ния по бре­до­вым мело­чам, а так­же часто тре­бу­ет бло­ки­ро­вок совер­шен­но закон­ных сай­тов, в том чис­ле круп­ных ком­па­ний», – заклю­чи­ла экс­перт.

Еще по теме: Что такое циф­ро­вая без­опас­ность: тер­ми­ны и тех­но­ло­гии

По дан­ным Рос­ком­сво­бо­ды, на момент напи­са­ния ста­тьи в Рос­сии необос­но­ван­но забло­ки­ро­ва­но более четы­рех с поло­ви­ной мил­ли­о­на сай­тов.

Как реагирует общество

22 апре­ля 2018 года в раз­ных горо­дах Рос­сии про­шла «акция в под­держ­ку сво­бод­но­го Интер­не­та». Жите­ли Рос­сии запус­ка­ли бумаж­ные само­ле­ти­ки – сим­вол Теле­гра­ма.

Уже 30 апре­ля 2018 года в цен­тре Моск­вы про­шел круп­ный согла­со­ван­ный митинг, собрав­ший более 12 тысяч чело­век. Его орга­ни­зо­ва­ла Либер­та­ри­ан­ская пар­тия.

Созда­тель Telegram Павел Дуров назвал акцию «бес­пре­це­дент­ной». «Я гор­жусь тем, что родил­ся в одной стране с эти­ми людь­ми. Ваша энер­гия меня­ет мир», – напи­сал он.

По наблю­де­ни­ям Поли­ны Коло­за­ри­ди, в ответ на бло­ки­ров­ки про­яви­лись те силы, о кото­рых рань­ше зна­ли толь­ко энту­зи­а­сты. «Либер­та­ри­ан­цы, интер­нет-акти­ви­сты – кто про них знал поза­вче­ра? А сего­дня они вышли на пло­ща­ди, и у них появи­лось боль­ше пуб­лич­но­сти. Будет ли это еди­нич­ным явле­ни­ем – пред­ска­зать слож­но, но я думаю, что нет», – сде­ла­ла вывод Коло­за­ри­ди.

«Для про­сто­го поль­зо­ва­те­ля мало что меня­ет­ся. Для тех, кто пони­ма­ет, как рабо­та­ют IT-тех­но­ло­гии госу­дар­ство выгля­дит про­иг­рав­шим». Поли­на Коло­за­ри­ди

В мае 2018 года 65 меж­ду­на­род­ных и рос­сий­ских пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций под­пи­са­ли откры­тое пись­мо, где высту­пи­ли про­тив бло­ки­ров­ки Теле­гра­ма в Рос­сии.

Более того, дея­тель­ность Рос­ком­над­зо­ра осу­ди­ли веду­щие рос­сий­ские IT-ком­па­нии и пуб­лич­но высту­пи­ли с кри­ти­кой. «Попыт­ка забло­ки­ро­вать Telegram в Рос­сии неожи­дан­но ста­ла уда­ром по все­му Руне­ту», – констатировал«Яндекс» в офи­ци­аль­ном бло­ге. Управ­ля­ю­щий дирек­тор «ВКон­так­те» так­же рас­кри­ти­ко­вал ведом­ство. Экс­пер­ты оце­ни­ли ущерб биз­не­са из-за бло­ки­ров­ки Теле­гра­ма в $2 млрд.