Анастасия Никитина: как мы создавали онлайн-курс по правам человека

У онлайн-курса по правам человека, запущенного центром HUMANA, почти четыре тысячи слушателей. Теплица узнала, как он создавался. Изображение: скриншот с сайта stepik.org
У онлайн-курса по правам человека, запущенного центром HUMANA, почти четыре тысячи слушателей. Теплица узнала, как он создавался. Изображение: скриншот с сайта stepik.org

Онлайн-курс должен быть удобен для изучения и отвечать потребностям аудитории. В этом уверена руководитель центра дистанционного обучения HUMANA Международной школы прав человека и гражданских действий Анастасия Никитина. 

У онлайн-курса по правам человека, запущенного центром HUMANA, почти четыре тысячи слушателей. Замредактора Теплицы Наталья Баранова поговорила с экспертом о том, как создавался курс и какие форматы контента сейчас наиболее востребованы.

Курс по правам человека длится два часа, он получил оценку 4,6 балла из пяти, более 30 слушателей оставили отзывы.

Тренерами курса стали замдиректора благотворительной организации помощи беженцам "Гражданское содействие" Анастасия Денисова, директор Международной школы прав человека и гражданских действий Мария Гордеева, юрист и правозащитник Дмитрий Макаров и член координационного совета Международного молодежного правозащитного движения Константин Баранов.

– Анастасия, расскажите, с чего вы начали создавать онлайн-курс, как искали нужный формат?

– Мы прошли три этапа шлифовки формата. Первые два раза мы делали курс на базе платформы moodle Сахаровского центра. Это старая платформа, рассчитанная, прежде всего, на университетские курсы.

С самого начала мы поняли, что нужно делать видеолекции, но первый раз делали их "на коленке": просто записали выступления наших лекторов по ключевым аспектам курса.

Думали, что длинный курс позволит людям потихоньку учиться, не учитывая, что сегодня все хотят быстрых знаний и мало кто готов посвятить два месяца изучению основ прав человека.

Дополнительно мы собрали стандартные формы работы: чтение и комментирование текстов, тесты, написание эссе, обсуждение кейсов в мини-группах. Важно, что в данном случае мы работали с конкретными группами участников (курируемый курс) и больше всего сил уходило на мотивирование их оставаться на курсе. Тогда мы еще не были готовы к таким drop-out (показатель, когда ученик бросает курс не закончив его. Примечение редактора) показателям и очень переживали, что что-то идет не так.

На фото Анастасия Никитина, фото предоставлено экспертом.
На фото Анастасия Никитина, фото предоставлено экспертом.

Частью курсов были вебинары, которые готовить почти так же сложно, как очные семинары, да еще требовали участия экспертов. Один раз эксперт не смог выйти на связь, и так как я тоже разбираюсь в этой теме, мне пришлось вести вебинар почти без подготовки, такой форс-мажор получился.

Короче, на первом этапе мы еще совсем плохо представляли, чем отличается очное обучение от заочного по целям, мотивации участников, формату, и набили массу шишек. Хотя при всем этом люди были благодарны даже за такую возможность.

И я помню, как меня вдохновляла мысль, что нашими участниками были люди, которые жили на тот момент на территории от Сиднея до Лондона.

– Что было потом, и как вы пришли к формату коротких видео?

– На следующем этапе мы поняли, что наша цель – массовое обучение и поэтому нам важен формат массовых открытых онлайн-курсов (MOOС, от англ. massive open online course. – Прим. ред.), как Cursera или Udemy. Мы проанализировали десятки платформ и остановились на российской платформе stepik.org.

Тогда мы нашли отдельные средства на создание качественных видеороликов, так как сами этого делать не умеем, и несколько месяцев работали над их производством.

Стали подгонять наши задания под содержание роликов, максимально разнообразили задания, разбили все на мелкие шаги, сократили время просмотра до нескольких минут, опираясь на наше исследование внимания пользователей. Оказалось, что лучше всего смотрят ролики длиной не более трех минут.

Структура вводного курса по правам человека. Изображение: скриншот с сайта stepik.org
Структура вводного курса по правам человека. Изображение: скриншот с сайта stepik.org

Запустив первый MOOC, мы обратились к десяткам людей, экспертов в образовании, правах человека, цифровом обучении, участников наших очных программ, нашим коллегам из государственного сектора и включили форму обратной связи в сам курс.

И теперь можно работать уже с обновленной версией курса. За 10 месяцев на него записались почти четыре тысячи человек. Самое важное, для каждой платформы есть свои оптимальные методические решения.
Очень важно чтобы в команде был методист, который сможет продумать логику заданий, поставить себя на место участника, так как процесс онлайн-обучения сильно отличается от очного.

– Какие рекомендации вы бы дали по созданию и оформлению контента?

– Важно понимать, какую информацию вы хотите донести до участников и какие эмоции вы хотите, чтобы они пережили. А потом создать схему курса и нарастить на нее разные форматы: выдача информации или создание впечатления, проверка знаний, обратная связь.

Все должно быть удобно пользователю, так как вполне вероятно, что на этой платформе он учится впервые и больше всего сложностей будет связано именно с технической стороной вопроса. Если проводить аналогию с очным обучением – комфортная и понятная среда является основой для успешного обучения.

Сейчас мы работаем еще над несколькими вариантами инфографики к курсу, так как это лучший способ донести основные мысли.

При этом сейчас мы разрабатываем курс по действиям в защиту общественных интересов и пока решили начать просто с видеороликов и вопросов, текстов, для самостоятельного изучения, так как без тестирования материала на реальной аудитории сложно сразу вкладывать много сил и денег в создание красивых продуктов.

– Какие форматы контента вы использовали, и какие из них стали наиболее удачными?

– Видеолекции, тексты, инфографика, мультфильмы, видео в формате скрайбинга. Самые удачные, по отзывам участников, – это видео. Почему?

Потому что все они сняты в одном стиле, в них есть элементы анимации, они короткие и раскрывают тезис, который призваны раскрыть. При этом каждое видео – это история отдельного лектора, через которую видно немного его личного опыта.

Это очень важно для наших целей, так как мы хотим влюбить людей в правозащитную деятельность и погрузить их в правозащитный контекст. Однозначно, что самым удачным форматом, с точки зрения потребления пользователями, стал видеоконтент.

Еще по теме: Онлайн-обучение: для всех, даром и пусть никто не уйдет обиженным

– Какое время вам понадобилось на создание курса?

– В целом на один курс у нас уходит год, потому что это не основной вид деятельности, мы работаем в международной команде, и иногда нам важно встречаться, чтобы продвинуться дальше.

Но я представляю, что можно создать простой курс и за месяц, и за две недели. Чем больше навыков у создателя, тем меньше времени уйдет на командную работу и создание продукта.

– Как вы считаете, что важно учесть при создании онлайн-курса, чтобы он стал востребованным?

Во-первых, очень хорошо понять вашу цель и потребности вашей целевой аудитории. Например, если вы хотите сделать курс, для того чтобы отобрать участников для очной программы, то их мотивация доучиться будет зависеть не столько от качества курса, а от интереса к тому предложению, которое находится за гранью курса.

Если вы готовите массовый курс, то посмотрите аналоги по вашей теме и поймите, чего в них не хватает. Мы сидели и смотрели все, что могли найти: университетские курсы, курсы общественных организаций из разных стран, чтобы понять, что важно сделать именно нам для нашей аудитории, чтобы это был уникальный продукт.

Во-вторых, платформа, на которой вы хотите его продвигать, и ее технические возможности. Например, мы сейчас делаем с "Международной амнистией" иллюстрации к курсу в виде интерактивных игр по теме свободы собраний, так как был запрос на то, чтобы показать, как работает право, но на Stepik это невозможно реализовать технически.

Поэтому мы создаем на отдельных страницах, используя чат-боты, – люди сами смогут разобраться в том, как реализуется право на свободу собраний в России (по материалам конкретного кейса).

В-третьих, понять, как наилучшим способом решить извечные проблемы нехватки времени-денег-опыта, чтобы не откладывать при этом запуск курса на долгие годы.

В-четвертых, собрать разные любимые фишки по теме курса, которые у вас накопились в опыте: картинки, видео, тексты. Если что-то любите вы, то это обязательно зацепит и вашу аудиторию. Курс не должен быть чересчур эклектичным, важно, чтобы участник не терял нить и концентрацию как можно дольше, но разные способы повысить эмоциональную включенность важно использовать как можно сильнее.

И, в-пятых, в самом конце сделать короткое приветственное видео или текст, где сказать о том, что к чему, кто вы и почему это делаете.

– Как вы выбирали бизнес-модель?

– Мы для себя решили сначала сделать бесплатно, а когда доведем до ума и поймем, кто вообще может покупать курс по правам человека, то уже предлагать получать сертификат за плату.

Для этого мы сейчас делаем расширенную версию курса, чтобы там было 16 часов и чтобы это можно было сертифицировать как дополнительное образование от имени нашего партнера Института права им. Принца Ольденбургского.

И люди будут платить символическую сумму именно за получение сертификата, если он им нужен. По нашим оценкам, такие сертификаты нужны учителям и молодым людям. Думаю, что тут нет однозначного ответа.

– Как думаете, работают ли игровые механики в онлайн-курсах?

– Да, это очень крутой инструмент. Мы много это изучали, но не являемся специалистами в этом вопросе. И нас в итоге отговорили его применять в наших курсах. Думаю, что мы попробуем к этому вернуться на каком-то новом этапе и скорее для наших очных программ. Сейчас как раз мы разрабатываем настольную игру по правам человека. Советую посмотреть курс на stepik по геймификации.

– По вашему опыту, сколько человек нужно, чтобы создать курс?

– Нужны несколько качеств и навыков, которые могут сочетаться в одном человеке: методист, специалист в выбранной платформе или программист, если вы решили под себя программировать, оператор и специалист по созданию видео, эксперт (минимум один) в теме курса, продюсер курса или координатор процесса.

Гипотетически это может быть и один человек. Но чаще всего минимум трое или несколько команд, которые работают вместе. Часто эксперт выступает в роли методиста, но если у него не было опыта создания онлайн-курсов, то его должен кто-то сильно редактировать, так как он, скорее всего, не поймет механику курса, значит, потом ее не поймут и участники. Или методист выступает в роли специалиста по платформе и продюсера.

– Как вы продвигали онлайн-курс?

– Так получилось, что на наш курс очень большой спрос сам по себе, плюс stepik сам нас продвигает, так как у нас хорошие отзывы. Просто пока это единственный в своем роде курс, не считая такого курса от "Международной амнистии", но наш курс более приближен к нашему контексту, тогда как у "Амнистии" это перевод на русский язык их международной версии.
Возможно, в этом причина. Курс на moodle мы продвигали так же, как и наши очные программы, через соцсети и сети партнеров нашей Международной школы прав человека и гражданских действий.