Доктор философских наук Владас Повилайтис: Создавая онлайн-курсы, мы конкурируем не с вузами, а с «котиками на youtube»

У БФУ запущено шесть бесплатных онлайн-курсов на Stepik разной тематики: риторика, теория аргументации, философия и логика. Изображение с сайта stepik.org
У БФУ запущено шесть бесплатных онлайн-курсов на Stepik разной тематики: риторика, теория аргументации, философия и логика. Изображение с сайта stepik.org

Чем разнообразнее контент онлайн-курса, тем больше шансов, что он будет удачным. Так считает директор регионального центра компетенций в области онлайн-обучения Балтийского федерального университета им. И. Канта (БФУ) Владас Повилайтис. Эксперт рассказал замредактора Теплицы Наталье Барановой, почему сейчас вузы создают бесплатные онлайн-курсы и каким образом борются за внимание пользователей.

У БФУ запущено шесть бесплатных онлайн-курсов на Stepik разной тематики: риторика, теория аргументации, философия и логика. У курсов от одной до девяти тысяч слушателей. Нескольким курсам пользователи дали высшую оценку: пять баллов.

– Владас, по вашему мнению, что стоит учесть при создании онлайн-курса, чтобы он стал востребованным?

– Востребованность онлайн-курса подразумевает несколько вещей. Первое: мы должны четко представлять, на кого мы ориентируемся, кому мы адресуем наш продукт. Притом основная ошибка, которую делают, на мой взгляд, производители онлайн-курсов, – это то, что в качестве экспертов они выбирают таких же преподавателей, как и они сами.

Все забывают, что в нашем случае целевая аудитория – первый, максимум второй курс бакалавриата, то есть люди, только что закончившие школу. Между их представлениями о том, каким должен быть онлайн-курс, и представлением преподавателей, которые 20 лет в профессии, существует огромная разница.

Главная идея – сделать так, чтобы по форме курс соответствовал ожиданиям совсем юной аудитории, при этом по содержанию не вызывал нареканий у профессионального сообщества. Баланса достичь довольно сложно, но он является залогом успеха.

Владас Повилайтис. Фото предоставил эксперт.
Владас Повилайтис. Фото предоставил эксперт.

– По вашему опыту, какой формат учебного контента самый удачный с точки зрения потребления пользователями?

– Я считаю, что нет какого-то самого удачного формата. Понятно, что все должно быть короче, яснее, визуальнее.

Но на самом деле опыт показывает, что при построении онлайн-курсов лучше всего пользоваться различными форматами: это и диалоги, и долгие беседы минут по 10-15, в которых проясняются какие-то теоретические важные моменты, и короткие видеоролики на пять минут, в которых дается выжимка всего основного. Это и презентации, и работа с текстами, и какие-то другие формы.

Идея заключается в том, что разнообразие форматов и есть главная особенность. Чем разнообразнее будет контент, тем больше шансов, что он станет удачным для потребления, потому что люди очень быстро устают от однообразия.

– Как вы строите логистику создания курса?

– Здесь есть простые вещи. Когда курс встраивается в учебный процесс, должны быть учтены те образовательные стандарты, нормы, требования, которые присутствуют в рамках системы высшего образования.

Здесь, как бы мы ни хотели переупаковывать и осовременивать, есть некоторые ограничения. Материал должен соответствовать требованиям высшего образования, поэтому структура у всех курсов, которые мы делаем, довольно традиционная. Можно сказать, что нетрадиционной становится подача этого материала.

– Есть ли особенности в переупаковке образовательного материала?

– Мы исходим из того, что потребности в сверхдорогом контенте на сегодня нет. Причина в том, что, судя по аналитике, которая у нас есть, структура трафика очень сильно изменилась. И если три-четыре года назад основные зрители смотрели на персональных компьютерах, то буквально с мая 2018 года количество людей, смотрящих видео на мобильных телефонах и компьютерах сравнялось.

Это означает простую вещь: основной пользователь (и доля этого пользователя будет расти) – это мобильный пользователь. Если мы делаем контент или переупаковываем контент, сделанный для ПК, то мы должны делать это так, чтобы на новых платформах старый контент смотрелся более-менее адекватно.

Мы пришли к выводу, что чем проще ты делаешь, тем современней выглядит контент. Потому что попытки делать супермодный, супердорогой, суперграфичный контент пятилетней давности на сегодняшний день в большинстве случаев смотрятся гораздо архаичнее, чем просто одна-две камеры на природе и два человека с умными лицами, разговаривающие о чем-то важном, о том, что им интересно.

– Как определиться, платный или бесплатный курс делать? Какая модель поможет привлечь больше пользователей?

– На наш взгляд, время сейчас такое, что продать контент – это мечта голубая и, видимо, неосуществимая. На сегодня наша задача заключается в том, чтобы раздавать контент. То есть мы конкурируем не с другими образовательными учреждениями и не с другими учебными курсами, а мы конкурируем с котиками, с собачками, с веселыми видосиками на youtube. И время, которое люди тратят на наши видео, они могут потратить на что-то другое, совсем не образовательное.

В этом смысле наша задача на сегодня заключается не в том, чтобы кому-то что-то продать. Я в эту возможность не верю, потому что контента очень много. Может быть, он не очень хорошего качества, но опыт показывает, что люди никогда не будут платить (массово платить) за то, что они могут получить бесплатно, даже если это будет чуть хуже по качеству.

Важно иметь в виду, что наш центр – некоммерческая университетская структура, мы выполняем заказ на образование, а по закону возможность получить бесплатное образование есть у каждого. Более того, раздавая контент бесплатно, мы не только просвещаем, но и работаем на репутацию нашего университета, что тоже является непростым и совсем не дешевым делом.

Если рассматривать это как инвестирование в рекламную кампанию, то надо сказать, что, инвестировав один раз в 2014 году в создание наших первых роликов, мы до сих пор с этих роликов получаем трафик на Youtube, и этот трафик постоянно увеличивается.

На сегодня это суммарно 1,5 млн просмотров. То есть наши курсы – своего рода рекламный продукт, который ежегодно привлекает все большее количество слушателей и зрителей и работает на имидж БФУ им. И. Канта. Я не думаю, что какая-либо рекламная статья или рекламный ролик, или даже массово закупленные публикации в СМИ могли бы дать такой долгий эффект за такие небольшие деньги.

– Как считаете, мотивируют ли игровые механики слушателей пройти курс до конца?

– С одной стороны, геймификация – это понятная вещь, она должна присутствовать. Но мы геймификацию думаем вводить очень осторожно по той простой причине, что геймификация подразумевает продумывание игрового сюжета, игровой динамики, компьютерную оболочку и прочие вещи, что само по себе не так дешево. Это первое: делает дороже контент.

А второе: будучи раз написанным, игровой сценарий довольно сложно поддается модификации. А если учесть, что онлайн-курсы постоянно обновляются: постоянно исправляются ошибки, добавляются новые видео, вводятся новые темы, то в жестко написанный игровой сюжет ввести что-то новое будет довольно сложно. Поэтому либо игра будет законченной раз и навсегда, либо этот курс будет динамично развивающимся.

В идеале, конечно, неплохо бы вводить какие-то элементы, связанные с игрой. Оценивание, баллы, рейтинги – это тоже момент игры. Если в этом смысле, то, наверное, это имеет значение. Но в данном случае геймификация требует отдельного, очень мощного финансирования, для того чтобы она потом стала чем-то, что приносит какую-то прибыль.

– Сколько человек создают ваши курсы? Можно ли их создать своими силами?

– В данном случае, если говорить о том, как мы начинали, мы справлялись силами 5-6 человек. На сегодня наша студия устроена таким образом, что если человек хочет создать курс, он может создать его в одиночестве. Технически может. Он может зайти в студию без курса и выйти из студии с курсом. При этом потратить на изготовление курса определенное время, не очень большое.

Проблема в том, что он должен знать, что говорить, как говорить, кому говорить, как подготовить презентацию. Если он все это знает и умеет, то на сегодня проблемы нет. Возможно, понадобится некоторая помощь при размещении онлайн-курса, но это тоже не очень большая проблема.

Еще по теме: 5 главных трендов в онлайн-обучении

Однако если мы говорим о концепции, о том, что нужны какие-то люди, которые когда-то этим занимались и когда-то это делали, то очень сложно представить себе, что онлайн-курс создается в замкнутом пространстве.

Мы учимся постоянно. Мы учимся даже не у себя, а у наших коллег. Мы смотрим, что делают в других вузах, что делают на коммерческих площадках. В этом смысле сложно сказать, сколько нужно человек. Нужны все, кто занимается онлайн-обучением и в Калининграде, и в России, и в мире. Для того чтобы делать что-то актуальное, надо быть в курсе того, что делается сейчас и делается наилучшим образом.

– Какие онлайн-инструменты вы используете для создания курсов?

– Мы для создания курса используем программу Jalinga, которая позволяет довольно дешево, массово и быстро производить контент достаточно простой, но это тот "черный хлеб", на который мы делали ставку и который позволяет находить, экспериментировать, много записывать, не тратить деньги на монтаж. Это касается массовых курсов.

Есть целый ряд курсов, которые мы продолжаем делать, которые призваны представлять университет. Они по-прежнему снимаются с двух-трех камер в каких-то интересных локациях. Они стоят, конечно, дороже, но они работают и являются визитной карточкой университета.

Что касается других программ, то не столько для самого производства, а для организации мы пользуемся несколькими вещами. Мы пользуемся корпоративным мессенджером Slack для коммуникации. Его бесплатной версии нам вполне хватает. Trello, систему карточек, используем для обеспечения работы, а для оптимизации – Google-сервисы. Это позволяет нам синхронизировать работу и организовать ее независимо от того места, где каждый из нас в данный момент находится. Slack, Trello и Google диск – это общая конфигурация.

– Расскажите о продвижении курсов, как вы привлекаете слушателей?

– Поскольку у нас нет своей платформы, мы сотрудничаем с платформами, которые сами активно этим занимаются. Например, со Stepik.org. У нас в данном случае возникает взаимовыгодный симбиоз.

Мы, конечно, распространяем информацию о собственных курсах, но надо понимать, что система дистрибьюции на переполненном рынке не создается по щелчку пальцев. В данном случае основной источник пользователей либо наш вуз, которому мы непосредственно доносим, либо коллеги из других вузов, которых мы тоже информируем о наших курсах.

Что касается широкой аудитории, то это, прежде всего, социальные сети и главное – это система продвижения, которая существует на самих платформах. Надо сказать, что они заинтересованы в этом росте, может быть, даже больше, чем мы сами.

Мы взаимодействуем с платформами, как-то прислушиваемся к ним. Universarium.org, Stepik.org – это две платформы, на основании которых мы пытаемся что-то делать. Большое значение для нас имеет Youtube, на котором мы выкладываем все наши видеоролики. Это позволяет быстро обнаруживать все достоинства и недостатки материалов.