Бизнес-модели онлайн-курсов

Александр Ларьяновский. рассказал, как устроены бизнес-модели и к каким из них стоит присмотреться. Фото: Pexels.com (CC0).

Какие бизнес-модели онлайн-курсов существуют, в чем их особенность, плюсы и минусы? В этом вопросе замредактору Теплицы Наталье Барановой помог разобраться управляющий партнер онлайн-школы английского языка SkyEng Александр Ларьяновский. Эксперт рассказал, как устроены бизнес-модели и к каким из них стоит присмотреться.

По словам Ларьяновского, отрасль онлайн-образования еще очень молода, ей всего десять лет, поэтому общепринятого деления на бизнес-модели еще не сложилось.

Есть три параметра, от которых зависит бизнес:

  1. количество учеников,
  2. средняя выручка на одного пользователя (от англ. average revenue per user (ARPU)
  3. длительность курса.

"Умножая три этих показателя, получаем выручку компании. Именно они определяют финансовую историю онлайн-курса", - говорит Александр Ларьяновский.

На фото Александр Ларьяновский, фото предоставил эксперт
На фото Александр Ларьяновский, фото предоставил эксперт

Классификация по моделям

1. Модель "бизнес для бизнеса" (от англ business to business B2B»). Это образовательные курсы, которые создают компании и некоммерческие организации для корпоративного обучения сотрудников.

Есть два способа монетизации: лицензия на пользователя или выбор необходимого функционала. В данном случае неважно сколько пользователей, важно какие функции приобретает компания, например, возможность проведения вебинара, возможность назначить куратора группы, организовать индивидуальные занятия.

2. Модель "бизнес для потребителя" (от англ. business-to-consumer, B2C). Онлайн-образование, которое охватывает разные среды, разные категории населения. Примером может стать университет интернет-профессий "Нетология".

Способы монетизации следующие: слушатель может купить курс, подписку, либо определенное количество уроков.

Классификация образовательных онлайн-проектов

1. Многопользовательские открытые онлайн-курсы (МООК). Один из секторов дистанционного образования. Это курсы, разрабатываемые учебными организациями для специализированных МООC-платформ. Примеры - Coursera, Универсариум, Stepik. Они работают по принципу записанных видеолекций с домашними заданиями, в основе – самообучение.

Особенности: миллионы пользователей, при этом средний доход низкий и отток большой. "Известно, что курсы на Coursera заканчивают лишь 2-5% от тех, кто начинает", - отметил эксперт.

2. Мобильные тренажеры. Обучающие мобильные приложения, в которые также входят чат-боты. Например, @AndyRobot помогает выучить английский язык.

Особенности: также как и в МООК много пользователей и низкий средний доход; у мобильных приложений, по словам эксперта, срок жизни недолгий – 1-2 месяца.

3. Онлайн-биржи. Это классические биржи знаний. Здесь есть преподаватели и ученики. Одни продают свои знания, другие покупают. Пример: сервис "Ваш репетитор".

Особенности: высокий средний доход от урока, много преподавателей и студентов, но количество взятых уроков здесь как правило невелико.

4. Онлайн-школы. Программы обучения личных занятий с преподавателем. Пример: SkyEng.

Особенности: десятки тысяч пользователей, высокий средний доход, курс длится продолжительное время.

"SkyEng зарабатывает больше всех на рынке онлайн-образования. В школе 35 тысяч учеников, для сравнения у Lingualeo - 20 миллионов пользователей, а активных около миллиона. В месяц SkyEng зарабатывает 130 миллионов рублей, а Lingualeo - 10-15 миллионов. Длительность прохождения курса на SkyEng высокая: в среднем 10-11 месяцев", - делится наблюдениями эксперт.

"Сегодня все проекты, в которых есть живые преподаватели – прибыльные, а в самообразовании денег нет. Дело в том, что большинство людей не способны к самообучению, им нужен преподаватель, мотивация". Александр Ларьяновский.

По мнению эксперта, недостатки бизнес-модели с преподавателями такие: нужен контроль команды, потому что весь процесс построен на личном общении и работе с людьми. "Это не быстрорастущий бизнес, зато он приносит прибыль, тяжелый с точки зрения операционной работы, но эффективный", - заключил Ларьяновский.