Илона Журавлева: Чиновникам стало проблематичнее лгать про вырубки и пожары благодаря картам

С помо­щью онлайн-карт спе­ци­а­ли­сты Грин­пис Рос­сия объ­еди­ня­ют людей для реше­ния про­блем, предо­став­ля­ют неза­ви­си­мые дан­ные и доби­ва­ют­ся того, что­бы на стол чинов­ни­ка чаще попа­да­ли кос­мо­сним­ки, – тогда скрыть реаль­ную пло­щадь пожа­ров или неза­кон­ных выру­бок уже невоз­мож­но. В интер­вью Теп­ли­це руко­во­ди­тель ГИС отде­ла Грин­пис…

С помощью онлайн-карт специалисты Гринпис Россия объединяют людей для решения проблем, предоставляют независимые данные и добиваются того, чтобы на стол чиновника чаще попадали космоснимки, – тогда скрыть реальную площадь пожаров или незаконных вырубок уже невозможно. В интервью Теплице руководитель ГИС отдела Гринпис Россия Илона Журавлева рассказала, как геоинформационные системы помогают показать реальную ситуацию с экологией в стране и что необходимо для создания карт.

Гринпис – международная организация, по всему миру работает около 30 офисов. Геоинформационные системы используются в работе Гринпис более 20 лет. Полноценные ГИС-команды, по словам специалиста, есть не везде – они находятся в России, Бразилии и Индонезии, отдельные специалисты работают в Китае, Франции, США, Румынии, Германии, Аргентине. Вместе они составляют сообщество Greenpeace Global Mapping Hub.

В российском офисе Гринпис одна из самых больших групп по картографированию и анализу, которая была создана самой первой. Сейчас в ней работают пять человек в специализированном отделе, и еще четыре сотрудника применяют ГИС как вспомогательные инструменты в работе лесного, энергетического и волонтерского отделов. Специалисты отдела работают над российскими и международными проектами.

ГИС как инструмент используется в разных проектах Гринпис – в лесных, противопожарных, проектах на тему загрязнения окружающей среды, для отслеживания судов, нелегально занимающихся рыболовством, и даже для оценки распределения сторонников Гринпис.

– Илона, по вашему мнению, в чем плюс использования онлайн-карт?

– Во-первых, карты помогают доступно рассказать о проблеме или решении большому количеству людей, убедительно вести переговоры на доказательной основе.

Во-вторых, они помогают собрать людей-единомышленников, объединить их вокруг решения социально значимой темы.

В третьих, это возможность получать достоверную информацию из первых рук. Если речь идет об использовании космических снимков, то здесь сложно оспаривать информацию о площадях незаконных вырубок – на стол переговоров можно положить первоисточник и сделанную на его основе карту с расчетами.

Карты помогают планировать работу и принимать более адекватные решения, то есть они важны с самого начала. Например, в случае с Гринпис группа добровольных пожарных всегда, выезжая на место тушения, оценивает ситуацию по данным дистанционного зондирования (по космическим снимкам).

Более того, хорошая карта вызывает интерес и побуждает исследовать вопрос глубже. Если мы говорим об интерактивной карте, то можно просто взглянуть на нее, а можно исследовать каждый элемент, возможно, применить простейшие операции анализа или поиска.

ГИС специалист может пойти дальше и найти взаимосвязи. К примеру, простая карта с рубками может ответить на множество вопросов: в каком регионе проблема стоит наиболее остро, какова плотность рубок на единицу площади, какая компания проводит рубки вне отведенных участков, есть ли угроза охраняемым территориям.

– Как именно карты помогают Гринпис?

– Со времен пожарной катастрофы в европейской части России 2010 года Гринпис активно работает над повышением информированности людей о ситуации в стране. Сложилась ситуация, когда регионы намеренно занижают площади пожаров, всячески стараются не афишировать реальные масштабы, часто слишком поздно вводят режим ЧС в пожароопасный сезон.

Лесопожарная ложь постепенно становится все более проблематичной для чиновников. А Гринпис благодаря инструментам ГИС и данным дистанционного зондирования выступает независимым источником данных. Чиновники понимают, что сейчас такую информацию скрыть почти невозможно, все равно экологи расскажут.

Здесь ГИС – незаменимый помощник в получении актуальной информации. Дело в том, что снимки TERRA/Modis и AQUA/Modis являются общедоступными и поступают несколько раз в сутки. Именно они лежат в основе дистанционного мониторинга и специализированных государственных служб и Гринпис.

Карта "Где, почему и как много горит Россия"
Карта Гринпис "Где, почему и как много горит Россия".

Именно Лесной форум Гринпис России стал главной информационной площадкой на эту тему, уже много лет на форуме публикуется информация о реальной ситуации с пожарами в стране. Такая работа привела к положительным результатам.

– Расскажите, какую предварительную работу вы делаете при создании карты?

– У нас есть два разных подхода. Во-первых, Campaign-driven (происходящий из тематики проектов Гринпис). Наиболее часто встречающийся. К нам в отдел поступают запросы от сотрудников Гринпис, которые занимаются насущными вопросами – защитой лесов, токсическим загрязнением.

Им часто бывает необходимо что-то проиллюстрировать, сделать расчеты, посмотреть, что происходит в том или ином месте. В первую очередь обсуждаем цель, аудиторию (если это публичный продукт) и какой продукт нужно сделать.

Далее наиболее затратный по времени этап – подбор данных. Иногда надо скачать космические снимки, иногда – существующие в открытом доступе ГИС данные, порой приходится оцифровывать бумажные источники данных. Наша роль здесь – помочь существующим природоохранным инициативам, придать им вес доказательной базой, которую дает ГИС.

Илона Журавлева рассказала, какие карты создает Гринпис России, и как помогают решать различные социальные проблемы в стране. На изображении: карта "Губернаторы против мусора".
Карта Гринпис "Губернаторы против мусора".

И второй – Data-driven (ориентированный на данные). В некоторых случаях наш ГИС-отдел является "драйвером" какой-то новой работы. Так, например, случайно мы обнаружили незаконные постройки на острове Врангеля (заповедник) или сделали анализ сокращения лесов в Румынии, после чего в румынском офисе Гринпис запустили лесную работу (ранее наши коллеги лесами не занимались).

– А с какими проблемами вы сталкивались, что обычно самое сложное?

– Все по-разному в зависимости от особенностей карты. Как правило, первая сложность – это найти общий язык с тем, кому нужна карта. Иногда люди не понимают, как карта может помочь в их работе, приходится вникать в проекты и договариваться. С течением времени меняется и тип запросов.

Еще по теме: Карты: что делать, когда дизайн картографических проектов важен, но получается некрасиво

Сейчас часто стало важно показать какой-то меняющийся процесс, приходится искать пути автоматизации или совместной работы над картой. Например, однажды иностранные коллеги попросили нас сделать "живую" карту с перемещением корабля Гринпис Arctic Sunrise, при этом еще точками нанести значимые места на его пути. Так как нужна была схема перемещения и данные надо было добавлять каждый день, мы предложили коллегам вносить данные в таблицу, из которой они автоматически поступали на карту.

– Есть ли трудности, связанные именно с российской спецификой?

– Да, это большие объемы данных. В принципе, когда мы говорим о ГИС-технологиях, космических снимках, мы сразу должны учитывать этот аспект. Но для России это еще более острая проблема. Стоит хотя бы представить, какие мощности нужны, чтобы работать с данными о лесном покрове страны с разрешением 30 м в пикселе.

Некоторые процессы геообработки могут занимать сутки, а то и больше. Отдельная проблема – поиск хороших качественных данных. В разных странах дела с этим обстоят по-разному. В России ситуация сложная.

Например, мы сейчас до сих пор занимаемся картографированием осушенных торфяников, так как такой информации на системном уровне попросту нет (а для предотвращения пожаров на торфяниках это очень нужная информация!).

С одной стороны, не хватает специалистов, а проблем очень много. С другой – что более обидно – не хватает открытости. Многие страны уже делают свои программы по дистанционному зондированию Земли доступными. Россия в этом отношении пока шаг навстречу обществу не делает. То же самое касается карт. Даже в Индонезии Министерство лесного хозяйства не постеснялось предоставить данные пользователям Интернета на портале Гринпис.

В целом надо отметить, что в мире растет поток открытой информации, это касается космических снимков. Еще 10 лет назад мы мечтали, чтобы был открыт архив Landsat-5 (снимки с разрешением 30 м), сейчас бесплатно можно скачать Sentinel-2 (c разрешением 10 м).

– Какие бы советы вы дали активистам, которые хотят создать карту, что стоит учитывать?

– Карта должна быть инструментом, который помогает решить проблему (визуализирует ее, помогает проанализировать, предоставляет важные для проекта данные, вовлечь пользователей в проект).

Важно определиться с целью картографического продукта. Если речь идет об онлайн-картах, важно правильно подобрать платформу, которая бы полностью отвечала требованиям проекта (проверить, насколько хорошо работает карта под пиковыми нагрузками, отвечает ли она техническим требованиям – иногда существует ограничение на количество тематических слоев в карте или нужны специальные инструменты анализа).

С развитием эры ГИС карты из красивых картинок стали мощным средством визуализации, а также привлечения людей к значимым социальным проектам. Хотелось бы давать людям больше инструментов для получения информации и анализа.

Важно проверить качество данных – это основа любой карты. Это в равной степени относится как к конфигурации объектов (правильности границ объектов), так и к атрибутивной информации (той, что сопровождает каждый объект на карте). Ошибка на карте определяется однозначно, потом нельзя будет сказать, что вы имели в виду нечто другое – аргумент "я такого не говорил" не пройдет.

Конечно при все увеличивающемся объеме информации необходимо сделать карту понятной и визуально привлекательной для целевой аудитории – вопросы дизайна выходят на передовые позиции.

Особняком стоят краудсорсинговые карты, где содержание формируют пользователи. Надо четко понимать задачи такого продукта, продумывать вопрос о хранении персональных данных, выстроить систему перепроверки предоставляемых данных.