Илья Зверев: российские активисты почти не используют открытые и бесплатные карты OpenStreetMap

Илья Зверев рассказал про тренды в картографии, что обсуждает профессиональное сообщество и почему российские активисты совсем не используют карты для решения проблем. На фото: Илья Зверев
Илья Зве­рев рас­ска­зал про трен­ды в кар­то­гра­фии, что обсуж­да­ет про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство и поче­му рос­сий­ские акти­ви­сты совсем не исполь­зу­ют кар­ты для реше­ния про­блем. На фото: Илья Зве­рев

В Рос­сии почти нет откры­тых гео­дан­ных и обще­до­ступ­ной базы адре­сов с коор­ди­на­та­ми. Об этом гово­рит участ­ник про­ек­та OpenStreetMap, кар­ты мира с откры­той лицен­зи­ей, один из раз­ра­бот­чи­ков MAPS.ME Илья Зве­рев. В интер­вью замре­дак­то­ра Теп­ли­цы Ната­лье Бара­но­вой спе­ци­а­лист рас­ска­зал про трен­ды в кар­то­гра­фии, что обсуж­да­ет про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство и поче­му рос­сий­ские акти­ви­сты совсем не исполь­зу­ют кар­ты для реше­ния про­блем.

– Илья, что нового появилось в картографии за прошлый и нынешний год?

– Если пере­чис­лять функ­ции новых вер­сий при­ло­же­ний, то ста­нет понят­но, что изме­не­ния в кар­то­гра­фии не рево­лю­ци­он­ные, но эво­лю­ци­он­ные: тут при­ба­ви­ли, тут уско­ри­ли, тут новый (или ста­рый) алго­ритм сде­ла­ли доступ­ным для неспе­ци­а­ли­стов. Я могу отве­чать толь­ко за тех­ни­че­скую ветвь кар­то­гра­фии, а она все тес­нее свя­зы­ва­ет­ся с ана­ли­ти­кой дан­ных в целом. Соот­вет­ствен­но, новин­ки – часто ответ на попу­ляр­ные темы: машин­ное обу­че­ние, боль­шие дан­ные, допол­нен­ная реаль­ность, блок­чейн, вот это все. Напри­мер, роб­кие попыт­ки про­шло­го в клас­си­фи­ка­ции сним­ков за послед­ний год пре­вра­ти­лись в широ­кий поток: ней­ро­се­ти к сним­кам и гео­дан­ным не при­ме­нял толь­ко лени­вый. Один из недав­них при­ме­ров – RoboSat.

Отве­том на внед­ре­ние AR (допол­нен­ной реаль­но­сти) в устрой­ства Android и iPhone ста­ли экс­пе­ри­мен­ты несколь­ких ком­па­ний, преж­де все­го Mapbox, с нало­же­ни­ем гео­данных на видео­по­ток. Сто­ит обра­тить вни­ма­ние на про­ект Vision SDK для нави­га­ции с тех­но­ло­ги­ей AR.

Оче­вид­но, ком­па­ния Mapbox нын­че на пере­до­вой визу­аль­ных раз­ра­бо­ток на осно­ве карт, как пока­за­ла их недав­няя кон­фе­рен­ция Locate. Кро­ме биб­лио­те­ки для AR, они выпу­сти­ли несколь­ко отлич­ных гео­ана­ли­ти­че­ских инстру­мен­тов, как Kepler GL, и вклю­чи­лись в гон­ку за про­грамм­ным обес­пе­че­ни­ем для само­ход­ных авто­мо­би­лей.

Напри­мер, сту­дия Urbica выпу­сти­ла бес­плат­ное мобиль­ное при­ло­же­ние AReal, в кото­ром поль­зо­ва­те­ли могут гулять по Петер­бур­гу в режи­ме допол­нен­ной реаль­но­сти.

Что обсуждает сейчас сообщество гис-профессионалов, openstreetmap (OSM), какие вопросы вызывают больше всего дискуссий?

– Сооб­ще­ство про­фес­си­о­на­лов, как все­гда, обсуж­да­ет теку­щие рабо­чие вопро­сы. Отдель­ные акти­ви­сты, вро­де Ани­ты Грей­зер или Пола Рам­си, изу­ча­ют и опи­сы­ва­ют инте­рес­ные воз­мож­но­сти откры­тых ГИС, напри­мер, – рабо­ту с мет­ка­ми вре­ме­ни в QGIS.

Дис­кус­сии сре­ди участ­ни­ков OpenStreetMap более насы­щен­ны, эмо­ци­о­наль­ны и раз­но­об­раз­ны. Они чаще обра­ща­ют вни­ма­ние на плюс-коды, откры­тую аль­тер­на­ти­ву от Google для ужас­но­го what3words. Чаще зада­ют­ся вопро­сом, зачем нуж­но рисо­вать кар­ту: напри­мер, сто­ит ли тре­бо­вать от тысяч участ­ни­ков про­ек­та Missing Mapsума­ни­тар­ный про­ект, кото­рый пре­вен­тив­но отоб­ра­жа­ет части мира, уяз­ви­мые для сти­хий­ных бед­ствий, кон­флик­тов и эпи­де­мий болез­ней.Прим. ред.) отри­со­вы­вать кон­ту­ры зда­ний в стра­нах тре­тье­го мира, или доста­точ­но точек с атри­бу­та­ми. Чаще заме­ча­ют, как OpenStreetMap появ­ля­ет­ся не толь­ко в ново­стях и госу­дар­ствен­ных пор­та­лах, но и в попу­ляр­ных филь­мах: напри­мер, «Мис­сия невы­пол­ни­ма».

Это кадр из фильма "Миссия невыполнима", на нем - печатная карта OpenStreetMap. Изображение: wiki.openstreetmap.org
Это кадр из филь­ма «Мис­сия невы­пол­ни­ма», на нем – печат­ная кар­та OpenStreetMap. Изоб­ра­же­ние: wiki.openstreetmap.org

После недав­ней кон­фе­рен­ции State of the Map ста­ла оче­вид­на зада­ча кор­рект­ной и удоб­ной отри­сов­ки марш­ру­тов обще­ствен­но­го транс­пор­та. Это один из самых слож­ных видов гео­дан­ных, и адап­та­ция систе­мы кар­ти­ро­ва­ния как под реа­лии, так и под кар­то­гра­фов, – непро­стая зада­ча для участ­ни­ков OSM на бли­жай­шие меся­цы.

Из боль­ших трен­дов откры­то­го кар­ти­ро­ва­ния заме­тен пово­рот к осо­знан­но­сти: вопрос «зачем» так или ина­че про­смат­ри­ва­ет­ся в каж­дом обсуж­де­нии. Он невоз­мо­жен в про­при­е­тар­ных кар­то­гра­фи­че­ских про­ек­тах, но в OSM нет заказ­чи­ков, нет опла­ты, нет кри­те­ри­ев каче­ства и сро­ков. Пони­ма­ние цели – важ­ный этап для участ­ни­ка про­ек­та, он помо­га­ет не толь­ко избе­жать лиш­ней рабо­ты, но и сде­лать кар­ту удоб­нее и пол­нее.

Еще по теме: Кар­ты в руки

Стали ли активисты в России чаще использовать карты в своей работе?

– Акти­ви­сты все­гда исполь­зо­ва­ли кар­ты, но, увы, часто это были воен­ные кар­ты шести­де­ся­тых годов. До сих пор вело­си­пе­ди­сты или поис­ко­ви­ки пред­по­чи­та­ют рас­пе­ча­тать спут­ни­ко­вые сним­ки или кар­ты Яндек­са, пото­му что они на виду и понят­но, что с ними делать.

Ника­ких улуч­ше­ний в неком­мер­че­ском сек­то­ре отно­си­тель­но исполь­зу­е­мых гео­дан­ных мы не заме­ти­ли, в то вре­мя как орга­ни­за­ции обра­ща­ют­ся к нам за помо­щью с пере­хо­дом на откры­тые и бес­плат­ные кар­ты OpenStreetMap, энту­зи­а­сты так­же пред­по­чи­та­ют неза­кон­ные или соб­ствен­ные «нако­ле­ноч­ные» реше­ния, как и два­дцать лет назад. Это порой рас­стра­и­ва­ет: полу­ча­ет­ся, мы дела­ем кар­ту для биз­не­са, а не для акти­ви­стов.

Скажите, картографические проекты действительно помогают людям, они достигают тех целей, которые вы ставите при запуске проекта?

– Если под кар­то­гра­фи­че­ски­ми про­ек­та­ми пони­мать любые про­ек­ты с кар­той внут­ри, то их слиш­ком мно­го, и я не могу отве­тить за всех. Те, о кото­рых мы слы­шим, веро­ят­но, дости­га­ют. Но это ком­плекс­ный вопрос: кар­та все­го лишь инстру­мент, как диа­грам­ма или таб­ли­ца. Она при­зва­на под­черк­нуть и объ­яс­нить точ­ку зре­ния, но не явля­ет­ся само­це­лью.

Я видел мно­го кар­то­гра­фи­че­ских про­ек­тов, где кар­та была в цен­тре вни­ма­ния, и боль­шая их часть не достиг­ла ника­ких целей, кро­ме пуб­ли­ка­ции соб­ствен­но кар­ты. По мое­му мне­нию, если в пуб­лич­ном про­ек­те есть кар­та с каки­ми-то эле­мен­та­ми управ­ле­ния, то это при­знак сла­бо­сти авто­ра в фор­му­ли­ров­ке целей. Неслож­но поме­стить на интер­ак­тив­ную кар­ту места ДТП, слож­но офор­мить кар­ту так, что­бы на ее осно­ве мож­но было при­ни­мать полез­ные реше­ния.

Еще по теме: Что такое гео­дан­ные?

Какие новые проекты в области картографии вы бы назвали интересными и заслуживающими внимания?

– Пожа­луй, ника­кие. Про­ек­ты при­хо­дят и ухо­дят. Неко­то­рые вста­ют в арсе­нал инстру­мен­тов ана­ли­ти­ков (как Geopandas или Kepler GL), с неко­то­ры­ми поиг­ра­ют и забы­ва­ют (как d3 или Galton). Сле­дить нуж­но не за про­ек­та­ми, а за новост­ны­ми лен­та­ми. Сове­тую тви­тер Сте­фа­на Кел­ле­ра, про­фес­со­ра швей­цар­ско­го уни­вер­си­те­та, мой блог и теле­грам-кана­лы из это­го спис­ка.

Есть ли сложности, связанные с российской спецификой, например, на этапе сбора информации и ее доступности?

– Конеч­но, есть, в Рос­сии откры­тых гео­дан­ных почти нет. За ред­ки­ми исклю­че­ни­я­ми в виде пор­та­ла откры­тых дан­ных Моск­вы и еще несколь­ких. Нет обще­до­ступ­ной базы адре­сов с коор­ди­на­та­ми, кото­рую сей­час неза­ви­си­мо соби­ра­ют несколь­ко круп­ных ком­па­ний исклю­чи­тель­но для внут­рен­не­го поль­зо­ва­ния.

Стран­ные запре­ты на рас­про­стра­не­ние спут­ни­ко­вых сним­ков и огра­ни­че­ния для постав­щи­ков карт тор­мо­зят раз­ви­тие ком­мер­че­ской кар­то­гра­фии.

Нако­нец, пого­лов­ная пра­во­вая без­гра­мот­ность не поз­во­ля­ет ответ­ствен­ным людям понять, чем откры­тость отли­ча­ет­ся от доступ­но­сти, а поль­зо­ва­те­лям осмыс­лен­но выбрать, какой кар­той вос­поль­зо­вать­ся для объ­яв­ле­ний и афиш. Как в девя­но­стые с ком­пью­тер­ны­ми про­грам­ма­ми и в двух­ты­сяч­ные с филь­ма­ми и музы­кой, сей­час мало кто пони­ма­ет, что за кар­ты нуж­но пла­тить. При­дет пони­ма­ние – при­дет и раз­ви­тие кар­то­гра­фии.

У картографических проектов есть будущее, перспектива развития или это удел евангелистов и в массы они не пойдут?

– Кар­то­гра­фия – это толь­ко инстру­мент. С при­хо­дом откры­тых инстру­мен­тов, типа QGIS, Geopandas, биб­лио­тек Mapbox, она проч­но закре­пи­лась в инстру­мен­та­рии ана­ли­ти­ков и дата-жур­на­ли­стов. Кар­ты точ­но нику­да не денут­ся, но пере­ста­нут быть отдель­ной отрас­лью.

Что же каса­ет­ся про­ек­та OpenStreetMap, то мое отно­ше­ние к его буду­ще­му не изме­ни­лось: прой­дет 50–100 лет, гугл и яндекс падут, все прав­ки тамош­них «народ­ных кар­то­гра­фов» поте­ря­ют­ся, а дан­ные OpenStreetMap все так же будут откры­ты для каж­до­го и будут пора­жать сво­ей точ­но­стью и деталь­но­стью. Мас­сам не нужен OpenStreetMap, им нуж­ны реше­ния, но все эти реше­ния будут осно­ва­ны на дан­ных OSM.

* Соос­но­ва­тель GISGeo Андрей Пиро­гов в дис­кус­сии на фейс­бу­ке объ­яс­нил, что запре­ты на рас­про­стра­не­ние сним­ков сня­ты в янва­ре 2018 года, но их дешиф­ра­ция оста­ет­ся рис­ко­ван­ным заня­ти­ем.