Три неудобных вопроса о киберэтике

Зачем нам нужна киберэтика? Изображение: pixabay.com.
Зачем нам нужна киберэтика? Изображение: pixabay.com.

Если бы вы создали «измеритель этичности», то сорвали бы куш. Его бы купил Uber и сотни других компаний, расплатившихся репутацией в войнах за нравственность. Журналист Теплицы Юлия Каленкова рассказала, что такое киберэтика, какое отношение к ней имеет сверхчеловек и почему стоит пересмотреть третий сезон «Черного зеркала».

Зачем нужна особенная этика, если есть обычная?

Киберэтика фокусируется на поведении людей, использующих компьютер. Даже простое взаимодействие человека и машины, например, вычислительные задачи, порождает массу вопросов. Можно ли вмешиваться в работу других пользователей, если сеть открыта для всех? Кто должен думать о возможных негативных последствиях программ – разработчик или заказчик? Помимо этого, возникнет еще десяток технических, моральных, юридических, социальных, политических и философских вопросов. Их можно условно разделить на группы:

  • кодекс для профессионалов и простых пользователей, чья работа связана с использованием компьютерной техники;
  • защита цифровых прав: авторских, права на личную жизнь и свободу слова;
  • правовые проблемы, касающиеся компьютерных преступлений.

Первый кодекс компьютерной этики был разработан в 1979 году при участии Института инженеров по электротехнике и электронике (Institute of Electrical and Electronics Engineers, IEEE). Первая его статья гласит: «Члены соглашения должны принять ответственность за свои действия». Стандарт профессионального сотрудничества призывает нести ответственность перед работодателями, клиентами, обществом и своими коллегами. Это обусловлено пониманием того, что инженеры, ученые и технологи результатами своей деятельности определяют качество и условия жизни людей в информационном обществе.

Этика – это безгранично расширенная ответственность по отношению ко всему живущему. Альберт Швейцер

Немецкий врач, теолог и музыковед Альберт Швейцер за миссионерскую деятельность был удостоен Нобелевской премии мира (1952 год). В своей знаменитой речи он отметил недостаточность исследований сущности самого человека в мировой науке. Благодаря достижениям в области науки и техники «человек стал сверхчеловеком», но не получил «сверхчеловеческого здравомыслия». Именно из-за недостатка здравомыслия достижения науки и практики были использованы им во зло, а не во благо, считал мыслитель.

«Мы приближаемся к тому, чтобы унифицировать решения о том, что раньше было этическим выбором каждого отдельного человека. Это создает довольно большие риски и сложности», – считает Иван Ниненко, член экспертного совета Future Foundations. По его мнению, у нас сложилось представление о том, что человек – это некий moral agent. Он обладает способностью отличать правильное от неправильного и нести ответственность за свои собственные действия. Другими словами, человек обладает авторством по отношению к выбору морального поступка.

«Моральный агент» может быть привлечен к ответственности за свои действия, потому что он отличает правильное от неправильного. Видео: канал McCombs School of Business

Хорошо, кто изучает киберэтику и почему?

Иван Ниненко привел простой пример «невидимой» этической проблемы. Вы распоряжаетесь персональными данными и личным временем по своему усмотрению. Однако Facebook встречает вас «умной лентой»: соцсеть сама решает, какие новости и фотографии вам сейчас показать и какая информация о вас доступна вашим друзьям. «Вы можете спрятать какой-то контент, но, по большому счету, что именно вы увидите, определяет алгоритм Facebook. И какие цели он преследует – внутрикорпоративная история Facebook», – резюмирует эксперт.

Насколько этично вмешиваться в личное пространство пользователя, и главное – кто должен дать ответ на этот вопрос? Беспристрастные ученые часто не посвящены в нюансы медиакоммуникаций, а корпорации, их контролирующие, напротив, слишком субъективны, так как преследуют маркетинговые цели.

Поэтому во всем мире работают независимые организации, изучающие вопросы киберэтики: Ассоциация вычислительной техники (Association for Computer Machinery), объединяющая около 83 000 специалистов, Международный центр по информационной этике (International Center for Information Ethics), некоммерческая правозащитная организация Фонд Электронных Рубежей (Electronic Frontier Foundation). Последний, к слову, был создан с целью защиты заложенных в Конституции и Декларации независимости прав в связи с появлением новых технологий связи.

В России этику технологий исследует Future Foundation. Организация работает над гуманитарными и техно-гуманитарными инициативами, направленными на формирование образа будущего.

Технологии этически нейтральны, их наличие лишь расширяет наше пространство выбора. Судя по всему, технологии, которые могут быть изобретены, будут изобретены, мы же можем активно влиять лишь на то, насколько комфортным будет этот новый мир. Не стоит вопрос, будем ли мы там жить, – будем. Вопрос есть в том, какие ценности мы заложим в нашу жизнь с этими технологиями, во взаимодействие с ними. Из истории Future Foundation

Основатель проекта Петр Левич уверен: люди часто сопротивляются новому. Об этом он рассказывает в цикле лекций «Этика новых технологий», объясняя, какие этические проблемы возникают в связи с развитием генетического редактирования, беспилотного транспорта и других технологий.

Почему люди часто сопротивляются новому? Первая лекция курса «Этика новых технологий». Видео: канал «Чердак».

Итак, какие вопросы встают перед специалистами по киберэтике.

  • Нужно ли публиковать личную информацию о других людях в Интернете, например, онлайн-статусы или текущее местоположение?
  • Нужно ли защищать пользователей от ложной информации?
  • Кому принадлежат цифровые данные (музыка, фильмы, книги, веб-страницы), и что пользователи вправе с ними делать?
  • Насколько доступны могут быть азартные игры и порнография в Сети?
  • Является ли доступ в Интернет основным правом каждого?

Очевидно, что это лишь часть проблем, с которыми сталкивается цифровое общество, и список их постоянно пополняется.

Что мне нужно знать о киберэтике?

Сложность этических вопросов в том, что ответы лежат в субъективной плоскости. Нет документа, запрещающего ложь во благо (если, конечно, это не противоречит законам). Регулируя подобные вопросы, государство имеет все шансы уйти в крайности. Система социального кредита, принятая в Китае, стала резонансным прецедентом. Когда-то это была антиутопия Джорджа Оруэлла, а в настоящее время реальность. Сегодня мы смотрим очередной эпизод «Черного зеркала» («Нырок»), а завтра ставим друг другу оценки.

Еще по теме: 6 цифровых прав, которые у нас есть

Китай открыто заявляет о том, что правительство имеет право и формирует целевую функцию. Под целевой функцией в данном случае мы понимаем алгоритм, определяющий поведение, за которое человек получает положительные и отрицательные баллы.

«В Китае люди с низким социальным рейтингом лишаются права, например, путешествовать самолетами и скоростными поездами. При этом, если мы посмотрим на противоположный полюс глобуса, в Америке государство в меньшей степени вмешивается в цифровой мир. Там, по большому счету, эти целевые функции формируются корпорациями. И основной функцией становится удержание внимания пользователя. Так Facebook привлекает лучших психологов для того чтобы удержать внимание на страницах соцсети, – комментирует Иван Ниненко. – А Amazon будет советовать человеку, что купить, – продолжает эксперт. – «Хороший» человек в этом смысле получается тот, который правильным образом тратит деньги».

Таким образом, формируя свои этические принципы в цифровом мире, вы, во-первых, принимаете ответственность за свои действия, а во-вторых, принимаете во внимание действия сторонних участников процесса.

База знаний