Петр Левич о приближении мира процветания всех живых существ

Какие этические трансформации происходят в техномире На фото: Петр Левич.
Какие этические трансформации происходят в техномире На фото: Петр Левич.

«Люди часто видят будущее как продолженное настоящее: все будет так, как сейчас, только быстрее, выше, сильнее... Мы работаем на другим сценарием будущего, в котором возможно процветание всех живых существ. Этот сценарий требует иного мышления о будущем – как о пространстве личной и коллективной ответственности. Основная наша методология приближения это сценария – прототипирование будущего здесь и сейчас», – говорит основатель Future Foundation Петр Левич. О трансформациях и их последствиях, неантропоцентричной архитектуре и пермакультуре специалист рассказал журналисту Теплицы Юлии Каленковой.

Future Foundation – это экосистема проектов, которые имеют поддерживающие и усиливающие друг друга действия, но при этом разные фокусы работы и методологии. Проекты существуют в области:

  • гуманитарных, естественно-научных, но в особенности междисциплинарных исследований,
  • прототипирования и масштабирования технологических и гуманитарных практик,
  • популяризации и просвещения,
  • трансформации на уровнях от человека до культуры.

– Петр, расскажите о ваших проектах – чему они посвящены и какие проблемы решают?

– Прежде всего хочу сказать, что наши проекты есть групповая работа многих людей, которым хочется сказать спасибо. Не могу здесь перечислить всех, но экосистему возможно строить только вместе, и моя роль в этой деятельности в большей степени соединяющая и иногда катализирующая, основное же привносится моими друзьями и коллегами.

Один из основных проектов сейчас – это Техноашрам, и он объединяет несколько более мелких проектов внутри себя. Это соединение традиционных практик и современных технологий ради процветания всех живых существ. Место встречи единомышленников, площадка эксперимента Intentional community.

Первый прототип – мероприятие Technoashram Protopia Retreat – было попыткой сфокусироваться на техно-гуманитарных практиках и объединении онтологий. Участники занимались правополушарными практиками, изучали коллективные и индивидуальные форматы проживания здесь и сейчас, пытались достичь баланса между «внешним» и «внутренним». Все это позволило посмотреть на технологии вне логики конкуренции и зарабатывания денег.

Technoashram Protopia Retreat - мероприятие-эксперимент по совместной жизни и прототипированию образа будущего. Изображения: из соцсетей Future Foundation.
Technoashram Protopia Retreat – мероприятие-эксперимент по совместной жизни и прототипированию образа будущего. Изображения: Future Foundation.

Возьмите ваше представление об арт-резиденциях, фаблабах (лаборатории цифрового производства. – Прим. ред.), йога-студиях и эко-поселениях. Добавьте туда щепотку форсайта (способ построения согласованного, взвешенного и ответственного образа будущего. – Прим. ред.). Аккуратно смешайте и разлейте в желаемую тару. Это будет максимально близко к тому, что мы сейчас об этом знаем. Из описания проекта.

 Техно-гуманитарные практики помогают участникам ретрита моделировать образ будущего. Изображение: соцсети Future Foundation
Техно-гуманитарные практики помогают участникам ретрита моделировать образ будущего. Изображение: соцсети Future Foundation

Эволюция требует разнообразия, поэтому кажется важным проявление различных форм организации и укладов жизни, становление которых возможно только при разрешении на эксперимент. Именно таким экспериментом стал Technoashram Protopia Retreat.

Самый старый и наиболее развитый проект Техноашрама – Neuro Sync, он про нейросинхронизацию. Мы размышляем, как могла бы выглядеть новая коммуникация между людьми. Если мессенджеры и подобные им технологии упрощают общение и уменьшают целостность передачи информации, то новый формат, наоборот, сможет добавить «новые слои» коммуникации, например, состояние сознания.

Neuro Sync – технопрактика, которая позволяет двум участникам погрузиться в пространство коллективного нейрофидбека. Изображение: futureculturelab.com.
Neuro Sync – технопрактика, которая позволяет двум участникам погрузиться в пространство коллективного нейрофидбека. Изображение: futureculturelab.com.

Также в повестке Техноашрама есть проект Cyclic Calendar – приложение, которое, используя Google Календарь, представляет время в цикличном, а не линейном виде. Цикличность – это то, что мы как цивилизация боимся. Потому что она связана со смертью, а мы хотим бесконечно экспоненциально развиваться. Наш проект через ненавязчивое, совершенно иное представление времени меняет человеческую повседневность.

Об этических вызовах

– Какие наиболее острые вопросы сейчас стоят в контексте этики в технологиях? Например, вмешательство в личную жизнь пользователей и сбор данных большими корпорациями – это проблема?

– Вопрос, наверное, в каком масштабе мы это рассматриваем – в контексте отдельного человека или на уровень выше – там, где мы взаимодействуем с глобальной экосистемой, с биосферой, например. Не хочу преуменьшать значение описываемой проблемы, но в последнем случае нужно смотреть на ситуацию гораздо шире. На этом уровне технологии становятся этически нейтральными, потому что гораздо важнее то, ради чего мы их применяем. И чаще всего технологии используются для упрощения и для стандартизации. Если, например, рассмотреть сельское хозяйство, мы делаем максимально ровные поля, чтобы их можно было обрабатывать робототехникой.

А между тем более традиционные форматы работы с землей не технологизируемы, например, пермакультура (подход к проектированию окружающего пространства и система ведения сельского хозяйства, основанные на взаимосвязях из естественных экосистем. – Прим. ред.). Просто потому что  технологии сейчас не способны работать с такими сложными системами, как человек.

Так или иначе, это упрощение из-за того, что мы рассматриваем технологии, как конструктор Lego. Сейчас появляются более природосообразные технологии, в основном это эволюционные алгоритмы, например, глубокое обучение нейронных сетей. Они гораздо больше похожи на природу, и они соразмерны ее сложности.

Еще по теме: На что способны алгоритмы? Возможности машинного обучения

– А какие возможны негативные сценарии развития ситуации, когда технологии выходят из-под контроля и господство переходит к искусственному интеллекту? Чем мы рискуем сейчас, повсеместно внедряя технологии в нашу жизнь и отдавая им на усмотрение решение этических вопросов?

– Мы рискуем всем. Мы продолжаем эксплуатировать друг друга и природу, и делаем это все активнее, потому что у нас появляются более совершенные технологии. Но является ли это проблемой технологий? Наверное, нет.

Технологии лишь увеличивают мощность воздействия одних людей на других людей и природу. Речь идет об упрощении и дегуманизации. Например, когда мы вводим алгоритмы обработки персональных данных, мы делегируем машинам человечность и регулирование взаимодействия между людьми. Хотя эти вопросы могли бы модерироваться человеческим доверием. А машина по своей сути не содержит в себе ошибки. Программист, конечно, может ошибиться, но в целом программируемые системы исключают ошибки.

Человечность сама по себе есть право и возможность ошибаться. То есть человек, который не ошибается и не дает себе право быть неидеальным, убивает в себе человечность.

Еще по теме: Привет Гибсону: когда рефлексия важнее технореволюции

– Что происходит в этом случае, и чем это нам грозит?

– Когда мы позволяем алгоритмам, не содержащим ошибок, модерировать нас, мы этим убиваем в себе человечность. Другими словами, мы делаем все более вероятным сценарий singularity.

На этой скорости развития нам некогда задумываться о лесе или о природе. Чем сильнее мы ускоряемся за счет дегуманизации технологий, тем дальше мы становимся от природосообразных принципов. Как сказал Павел Лукша, профессор практики Московской школы управления Сколково и член экспертного совета Future Foundation, «мы убиваем себя, для того, чтобы продолжать жить в мире, в котором на самом деле жить не хотим».

Павел Лукша о роли цифровых технологий в современном мире. Видео канала Kazakh TV

– Кто сейчас регулирует этические вопросы в техномире? Может быть, даже не на законодательном, а на более высоком уровне.

– Среди международных игроков могу отметить американский аналитический центр Freedom Foundation. У них есть разные проекты по защите приватности пользователей, например. Но в конечном итоге это вопрос методологии.

Пока, к счастью, есть возможность свободно выбирать жизненный путь. У меня нет уверенности, что некоммерческие организации или другие структуры способны решить актуальные этические техновызовы. Просто потому что они сами несоразмерно простые по сравнению с системой, которую нужно модерировать.

Каждый президент, каждый генерал, безусловно, принимает решения, обладая властью. Но в целом есть какие-то более общие процессы, где нет контрольных органов.

Мне здесь более близка история  прототипирования желаемого образа будущего. Это здорово, что сейчас есть возможность выстраивать какие-то сообщества, объединенные целью построить локальную принципиально новую систему.

Как писал футуролог, инженер и философ Бакминстер Фуллер, не нужно бороться с системой, нужно выстраивать свою систему внутри старой. И в какой-то момент, если эта пробная эволюционная гипотеза, окажется удачной, она заменит собой прежний порядок вещей. Во всяком случае, я понимаю и ощущаю себя на своем месте, работая на этом уровне.

Бакминстер Фуллер, «Невидимая эпоха». Видео: Очень интересный канал.

О будущем

– Что бы вам хотелось, чтобы произошло в этой сфере, – какое будущее вы мечтаете приблизить?

– Я бы хотел, чтобы мы ушли от антропоцентризма. Например, через работу с ноотропными сущностями. Любая инфраструктура, обеспечивающая и модерирующая взаимодействие между элементами системы, во многом определяет эту систему. Так, Интернет как сеть людей и машин во многом сконструировал техно-антропное настоящее. Сеть коммуникации, включающая неантропные сущности, сконструирует будущее с меньшей разделенностью человека и природы, и мы создаем такую сеть коммуникации в проекте Technogaia.

Чтобы мы не эксплуатировали природу, а жили в симбиозе. Мне близка идея коэволюции – совместной эволюции биологических видов, взаимодействующих в экосистеме. В общем, желаемый образ будущего я стараюсь реализовать в проектах Future Foundation.

– Что вас вдохновляет – какие фильмы, книги, может быть сериалы, например, «Любовь, смерть и роботы»?

– Этот сериал, конечно, веселый, но на него точно нет смысла ориентироваться. В этом плане мне больше нравится «Черное зеркало». Могу посоветовать «Основание» – цикл из семи научно-фантастических романов Айзека Азимова (в 1966 году трилогия удостоилась специальной премии «Хьюго» за «лучшую фантастическую серию всех времен». – Прим. ред.). Кроме того, братья  Стругацкие писали про теорию прогресса. Это важные книги для меня. Также отмечу «Революцию одной соломинки» Масанобу Фукуока. В ней как раз рассматривается пермакультура, эта книга одновременно по ботанике, и по философии.

Этические вопросы будущего. Технологии и общество. Видео канала «Лекториум».

На нашем сайте есть раздел публикаций, где собраны статьи наших коллег, в том числе иностранных. Оттуда можно почерпнуть интересные идеи.

Вместо людей, работающих на экономику, в экосистемах должны быть люди, поддерживающие гармоничные отношения с окружающей их средой. Здоровое питание, счастье и следование потоку приводят к устойчивости, сбалансированности и здоровью почвы, людей, растений и животных, живущих и вибрирующих в совместном резонансе. Меньшее зачастую дает большее. Замедление, наслаждение работой, отсутствие стресса, необходимости делать что-то в срок или укладываться в бюджет, работа не ради работы, но ради гармонии. Двигаться вместе с течением дня. Ставить перед собой задачи, но не быть зацикленными на конечной цели. Эндрю МакМиллан, экофилософ