Куда приведут ваши цифровые следы?

Цифровые следы не выполняют функцию паспорта, но их содержимое и метаданные влияют на репутацию, доверие и безопасность. Изображение: pixabay.com.
Цифровые следы не выполняют функцию паспорта, но их содержимое и метаданные влияют на репутацию, доверие и безопасность. Изображение: pixabay.com.

Куда приведут ваши цифровые следы? Оруэлловский «Большой брат» уже здесь. Мэрия скупает геоаналитику у сотовых операторов связи, Континентальная хоккейная лига создает базу профилей хоккейных болельщиков (всем интересно, сколько  тратят зрители на матчах), а родители «дарят» детям GPS-трекеры, которые очень похожи на браслеты для условно-досрочно освобожденных. Нужен ли нам компромисс между безопасностью и приватностью?

По цифровым следам (digital footprint) сейчас можно выследить практически каждого. Ваша кибертень расскажет, что вы искали в Интернете, где чекинились или просто совершали оплату, в каких организациях состоите, сколько у вас друзей, чем вы и они занимаетесь. Любая информация из Сети, мобильного Интернета и веб-пространства сохраняется и используется – коммерческими компаниями, правоохранительными органами или просто энтузиастами.

Обладатель информации вправе определять порядок и условия доступа к информации, а также разрешать осуществление иных действий с информацией. Информация, размещаемая в форме открытых данных, является общедоступной (пункт 4 статьи 7 Федерального закона № 149-ФЗ), что означает отсутствие ограничений по ее использованию (пункт 1 статьи 7 Федерального закона № 149-ФЗ). Data.gov.ru, открытые данные России

Цифровые следы не выполняют функцию паспорта (это пока, кто знает, возьмем ли мы на вооружение опыт Китая), но их содержимое и метаданные влияют на репутацию, доверие и безопасность пользователя. Один из показательных случаев: барнаульская учительница русского языка и литературы Татьяна Кувшинникова лишилась работы из-за публикации фото в купальнике. В ее поддержку выступили коллеги, организовав флешмоб #учителятожелюди. История закончилась хорошо: Татьяна получила должность специалиста по учебно-методической работе библиотечно-информационного сектора.

А вот куда более страшная новость: злоумышленники охотились на гомосексуалистов через приложения для знакомств. Жертв искали в пабликах во «ВКонтакте», в приложениях Grindr, BlueSystem, Hornet, Love.Mail.ru. Через фейковый профиль им назначали встречу, а на месте представлялись полицейскими, угрожали «последствиями» и вымогали деньги.

Еще по теме: Саркис Дарбинян: «цифровые репрессии усилятся»

О том, как соцсети и микроблоги собирают (а некоторые и продают) информацию о вас, мы уже писали. Стоит дополнить лишь одним фактом: не обязательно быть большой корпорацией или иметь доступ к сложным аналитическим инструментам, чтобы найти нужные данные. Игры, сайты знакомств, ЕГРН, ЕГРЮЛ, ФССП, ЦИАН, «Авито»: в Сети вас знают лучше, чем многие родственники.

«Data Scientist – самая сексуальная профессия XXI века». Громкий заголовок из журнала Harvard Business Review отражает действительность. Данные нас интересовали всегда (подсчет текучки кадров или нормочасов), но сейчас они превратились в новый тип активов. Их уже можно превращать в AI-сервисы, которые станут новым источником прибыли: кредитный скоринг, таргетированная реклама, рекомендательная система.  

При прочих равных (вычислительные мощности, доступные инструменты для машинного обучения: TensorFlow от Google, DMTK от Microsoft) главным конкурентным преимуществом на рынке искусственного интеллекта становятся сами данные.  Большие корпорации поняли это давно: именно поэтому Facebook купил Instagram и WhatsApp, а Microsoft – LinkedIn.

Объем накопленных миром данных в зеттабайтах. Изображение: Исследование IDC, апрель 2017
Объем накопленных миром данных в зеттабайтах (в одном зеттабайте содержится 1021 байтов). Изображение: исследование IDC, апрель 2017

Еще по теме: На что способны алгоритмы? Возможности машинного обучения

Стирать ли «киберотпечатки»?

В каждой стране действует свой «кодекс взаимоотношений» с «Большим братом». «Если вы поедете в Берлин, то обнаружите, что там сложно расплатиться картой, – комментирует Иван Ниненко, член экспертного совета Future Foundations, – многие заведения принципиально не используют карты, чтобы не передавать данные о своих потребителях. И эти же заведения отказываются размещать у себя камеры, хотя в публичных местах система слежения отлично работает. Возможно, в будущем появится новая контркультура, которая откажется от покровительства «Большого брата», будут условные Винзаводы – зоны без камер. Но пока безопасность воспринимается как то, ради чего мы можем отказаться от privacy».

С учетом объема данных и их доступности балансировать на грани безопасности и личного комфорта становится все сложнее. Появляются сервисы, которые занимаются социальной медиа-аналитикой и сбором данных, например, SocialDataHub. Компания создает системы интеллектуального мониторинга и поведенческие модели для распознавания фото- и видеоконтента. Их клиенты – рекламные агентства, чиновники, а также частные заказчики.

Одни при помощи SocialDataHub ищут свою любовь, другие следят за детьми. Намерения благие, но, очевидно, не все так просто. В 2018 году Facebook заметил, что сервис шпионит за его пользователями по заказу государства, и заблокировал личные аккаунты всех сотрудников. Основатель компании Артур Хачуян при этом заявил: «Никакие личные данные мы никому не отдаем, а вот что они (клиенты-покупатели. – Прим. ред.) с нашим софтом делают – это уже их дело».

Специалист по Big Data, Артур Хачуян о том, зачем за нами следят в соцсетях и кто продает наши данные? Видео канала Lava

«Общество в целом развивается в ту сторону, где уровень доверия минимален, и все готовы многим жертвовать ради безопасности. Родители ради безопасности детей жертвуют их свободой, в том числе цифровой – вешают на них GPS-датчики, данные с которых попадают в открытый доступ. Тотальная слежка – история уже не только про «Большого брата», но про пространство доверия. А это, пожалуй, стартовая точка для каких-либо альтернативных сообществ», – комментирует Иван Ниненко

По словам эксперта, сейчас обозначился интересный тренд: разделение на тех, кто торгует своими данными, и тех, кто пользуется платными подписками. В первом случае пользователи обменивают информацию о себе на бесплатный доступ к каким-либо сервисам и программам (или продают, как в случае с Facebook). А во втором случае нужно в прямом смысле платить, чтобы ваши цифровые отпечатки не попали в Сеть.

«Запрос на защиту данных – это элитарная тема, такой она и останется в ближайшем будущем. Для тех, кого она интересует, есть программы защиты данных, а также юристы, защищающие цифровые права. Но для большинства людей эта тема настолько далека от их повседневной реальности, что они не считают нужным уделять ей внимание. Скорее всего, они придут к мысли, что обмен данных на бесплатный контент – это хорошая сделка». Иван Ниненко

Дуглас Рашкофф, американский медиавед, писатель и публицист, в своей книге «Team Human» (2019) утверждает: цифровая технология – это новейший инструмент для извлечения ценности из людей и лишения способности заниматься собственной жизнью. А между тем эволюция – это «командный вид спорта, а не выживание наиболее приспособленных». «Team Human» – призыв к лучшему будущему человечества и план игры для этого», – считает автор.  

Писатель говорит, что рынок и технологии работают по античеловеческой программе, а корпорации и культура прославляют индивидуализм. В  таких условиях стирается не только цифровая, но и настоящая, развиртуализированная личность. К чему это приведет – вопрос будущего, а оно, как известно, является последствием решений, принятых сегодня.