«Сетевой апрель»: Угрозы для общества в реальном и виртуальном мире

Что нам угрожает в реальном и виртуальном мире? Фото: Ася Леонова.
Что нам угрожает в реальном и виртуальном мире? Фото: Ася Леонова.

Защи­тить себя и свои пра­ва ста­но­вит­ся все слож­нее. Поче­му мы вынуж­де­ны под­чи­нять­ся зако­нам, кото­рые невоз­мож­но соблю­дать? Что делать тем, кто боль­ше все­го нуж­да­ет­ся в защи­те, но име­ет мень­ше всех ресур­сов для это­го? На эти и дру­гие вопро­сы отве­ти­ли спе­ци­а­ли­сты на еже­год­ной кон­фе­рен­ции Теп­ли­цы «Сете­вой апрель» 19 апре­ля 2019 года в «Бла­го­сфе­ре».

На сек­ции под руко­вод­ством Нико­лая Овчин­ни­ко­ва, глав­но­го редак­то­ра сай­та «Коман­да 29», спи­ке­ры обсуж­да­ли про­бле­мы пра­во­за­щит­но­го сек­то­ра. В част­но­сти: как выжить в «ток­сич­ной» сре­де и полу­чить под­держ­ку СМИ.

Нико­лай Овчин­ни­ков, фото: Ася Лео­но­ва

Права женщин и детей

Дизай­нер и жур­на­лист Алек­сей Сер­ге­ев отме­тил, что за 2016–2019 гг. бла­го­да­ря про­ек­ту «Женщина.Тюрьма.Общество» в локаль­ных груп­пах ситу­а­ция улуч­ши­лась. Напри­мер, 2–3 года назад жен­щин с чет­вер­той ста­ди­ей рака не выпус­ка­ли из тюрем. Пра­во­за­щит­ная дея­тель­ность и осве­ще­ние в СМИ поз­во­ли­ли повы­сить про­цент осво­бож­ден­ных с 10% до 58% за послед­ние два года.

В чис­ле поло­жи­тель­ных тен­ден­ций Алек­сей Сер­ге­ев отме­тил, что:

  • теме пыток бла­го­да­ря СМИ при­дан боль­шой резо­нанс, ино­гда при­вле­че­ние вни­ма­ния помо­га­ет полу­чить допол­ни­тель­ную под­держ­ку пра­во­за­щит­ных ини­ци­а­тив;
  • обще­ство вовле­ка­ет­ся в про­бле­мы людей, нахо­дя­щих­ся в тюрь­мах, хотя рань­ше эта тема замал­чи­ва­лась и была табу­и­ро­ва­на.

Нико­лай Овчин­ни­ков, Алек­сей Сер­ге­ев, Мак­сим Литаврин, Ната­лья Звя­ги­на. Фото: Ася Лео­но­ва.

Сей­час участ­ни­ки про­ек­та «Женщина.Тюрьма.Общество» защи­ща­ют пра­ва жен­щин и детей, кото­рые столк­ну­лись с испра­ви­тель­ной, судеб­ной и испол­ни­тель­ной систе­мой. Коман­да рас­ска­зы­ва­ет исто­рии жен­щин и детей, чьи судь­бы свя­за­ны с тюрь­ма­ми и СИЗО.

Еще по теме: Как машин­ное обу­че­ние помо­га­ет акти­ви­стам: ито­ги хака­то­на Теп­ли­цы в Санкт-Петер­бур­ге

Это нефор­маль­ное объ­еди­не­ние, поэто­му в плане источ­ни­ков финан­си­ро­ва­ния мож­но рас­счи­ты­вать толь­ко на неболь­шие гран­ты и под­держ­ку сто­рон­ни­ков.

Алек­сей Сер­ге­ев, фото: Ася Лео­но­ва

Как дей­ству­ет коман­да в усло­ви­ях огра­ни­чен­но­го бюд­же­та

  • Исполь­зу­ет медий­ные инстру­мен­ты: при­вле­ка­ет вни­ма­ние СМИ, дела­ет спец­про­ек­ты, ищет под­держ­ки дру­же­ствен­ных орга­ни­за­ций.
  • Исполь­зу­ет сер­вис Google Trends, кото­рый пока­зы­ва­ет, как часто опре­де­лен­ный тер­мин ищут по отно­ше­нию к обще­му объ­е­му поис­ко­вых запро­сов. Так, вме­сто «Роды в тюрь­ме» про­ект полу­чил назва­ние «В корм­ле­нии гру­дью отка­зать», посколь­ку «корм­ле­ние гру­дью» ока­за­лось высо­ко­ча­стот­ным запро­сом.
  • Про­во­дят офлайн-флеш­мо­бы и обще­ствен­ные кам­па­нии. Напри­мер, одной из заклю­чен­ных помог­ли осво­бо­дить­ся жите­ли Пет­ро­за­вод­ска. Более 300 чело­век вышли на митинг к зда­нию пра­ви­тель­ства рес­пуб­ли­ки.

«Международная амнистия»

Поло­жи­тель­ные тен­ден­ции в пра­во­за­щит­ной сфе­ре так­же отме­ти­ла дирек­тор пред­ста­ви­тель­ства Amnesty International («Меж­ду­на­род­ная амни­стия») в Рос­сии Ната­лья Звя­ги­на. В Рос­сии все боль­ше рас­про­стра­ня­ют­ся идеи гума­ни­за­ции. Это осо­бен­но хоро­шо вид­но в срав­не­нии с дру­ги­ми стра­на­ми, напри­мер, в Индии при посе­ще­нии тюрем, в том чис­ле пра­во­за­щит­ни­кам, нуж­но пла­тить пошли­ны. В Бру­нее уже­сто­чи­ли нака­за­ния для людей нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции.

Ната­лья Звя­ги­на, фото: Ася Лео­но­ва.

Amnesty International – это дви­же­ние, объ­еди­ня­ю­щее более 7 мил­ли­о­нов чело­век по все­му миру, кото­рые борют­ся за соблю­де­ние всех прав чело­ве­ка, закреп­лен­ных во Все­об­щей декла­ра­ции прав чело­ве­ка 1948 года. «В насто­я­щее вре­мя это самое мас­со­вое пра­во­за­щит­ное дви­же­ние во всем мире. Оно пред­ла­га­ет в том чис­ле самую про­стую фор­му дей­ствия – пись­мо, – отме­ча­ет спи­кер.

Люди пони­ма­ют, что толь­ко уси­ли­я­ми услов­но одно­го пред­при­я­тия или объ­еди­не­ния пра­во­за­щит­ные вопро­сы не решить. Они дела­ют про­бле­му досто­я­ни­ем обще­ствен­но­сти. Акти­ви­сты из Рос­сии пишут в Кению, а жите­ли Гер­ма­нии и Фран­ции – в Рос­сию. И за счет куму­ля­тив­но­го эффек­та про­бле­ма пере­ста­ет замал­чи­вать­ся. Ната­лья Звя­ги­на

Докла­ды Amnesty International меня­ют вос­при­я­тие людей в плане пра­во­вых нару­ше­ний. «Для мно­гих субъ­ек­том нару­ше­ния прав чело­ве­ка было госу­дар­ство и соб­ствен­но сам чело­век. Мы доби­лись того, что ООН и дру­гие меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции при­зна­ли: нару­ши­те­ля­ми явля­ют­ся не толь­ко госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры, но и част­ные кор­по­ра­ции. И мы можем им про­ти­во­сто­ять, напри­мер, наша коман­да не поль­зу­ет­ся услу­га­ми Airbnb, пото­му что они под­дер­жи­ва­ют окку­па­цию пале­стин­ских земель», – про­ком­мен­ти­ро­ва­ла экс­перт.

Важ­ный канал ком­му­ни­ка­ции с ауди­то­ри­ей – ана­ли­ти­ка. Вме­сто мно­го­том­ных докла­дов Amnesty International нача­ли делать корот­кие видео с обзо­ром акту­аль­ных трен­дов и спец­про­ек­ты, посвя­щен­ные кон­крет­ным акци­ям. Удач­ным муль­ти­ме­дий­ным про­ек­том стал Amnezine, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет, что про­изо­шло в 2018 году с точ­ки зре­ния прав чело­ве­ка в Рос­сии.

Таймлайн 2018 года. Изображение: rightstoday.amnesty.org.ru.
Тайм­лайн 2018 года. Изоб­ра­же­ние: rightstoday.amnesty.org.ru.

В 2019 году интер­нет-жур­нал «7×7» и Amnesty International сде­ла­ли про­ект, при­уро­чен­ный к 8 Мар­та, – интер­ак­тив­ную кар­ту с ука­за­ни­ем всех меро­при­я­тий, про­хо­дя­щих в Меж­ду­на­род­ный жен­ский день. Это поз­во­ли­ло людям оце­нить мас­шта­бы фем-дви­же­ния, най­ти еди­но­мыш­лен­ни­ков и орга­ни­за­ции, ока­зы­ва­ю­щие помощь жен­щи­нам.

Видео кана­ла Amnesty International Рос­сия.

«Нам важ­но соот­вет­ство­вать вре­ме­ни, мы исполь­зу­ем все инстру­мен­ты для при­вле­че­ния вни­ма­ния», – резю­ми­ро­ва­ла Ната­лья Звя­ги­на.

Права заключенных

Мак­сим Литаврин, жур­на­лист изда­ния «Меди­азо­на», настро­ен менее опти­ми­стич­но. Он отме­тил, что ситу­а­ция с пра­ва­ми чело­ве­ка в Рос­сии ухуд­ша­ет­ся. Одно из дока­за­тельств это­го – жур­на­ли­стов за ред­ким исклю­че­ни­ем теперь не пус­ка­ют на судеб­ные про­цес­сы. Так, пред­ста­ви­те­ли СМИ не смог­ли попасть на суд, где рас­смат­ри­ва­лось дело шесте­рых поли­цей­ских, обви­ня­е­мых в пыт­ках Иль­на­за Пир­ки­на.

Мак­сим Литаврин, фото: Ася Лео­но­ва

Сей­час ауди­то­рия «Меди­азо­ны» состав­ля­ет 1,5 мил­ли­о­на уни­каль­ных посе­ти­те­лей в день.

Как изда­ние при­вле­ка­ет тра­фик

  • Рас­сы­ла­ет отче­ты кра­уд­фандин­го­вой кам­па­нии и спра­ши­ва­ет чита­те­лей, что они хоте­ли бы уви­деть на сай­те.
  • Дела­ет еже­не­дель­ную рас­сыл­ку, поз­во­ля­ю­щую под­дер­жи­вать кон­такт с ауди­то­ри­ей. Пись­ма напи­са­ны про­стым язы­ком, ино­гда с юмо­ром, несмот­ря на серьез­ные темы.
  • Редак­ция при­ни­ма­ет лич­ные пись­ма и Telegram-сооб­ще­ния, кото­рые потом пуб­ли­ку­ет в общий канал.
  • Созда­ет игры «на зло­бу дня»: они помо­га­ют пред­ста­вить акту­аль­ную повест­ку в гипер­тро­фи­ро­ван­ном виде. Одна­ко редак­ция сра­зу опре­де­ли­ла для себя темы, на кото­рые шутить не будет, напри­мер, пыт­ки.
  • Ведет иро­нич­ный Twitter, где так­же пуб­ли­ку­ет ново­сти.

Микроблог «Медиазоны». Изображение: twitter.com.
Мик­роб­лог «Меди­азо­ны». Изоб­ра­же­ние: twitter.com.

«В силу спе­ци­фи­ки «Меди­азо­ны» поло­ви­на наших геро­ев либо мерт­вы, либо сидят в тюрь­ме. Я не могу ска­зать, что пуб­ли­ка­ция в СМИ может сра­зу решить про­бле­му. Одна­ко пуб­лич­ность для людей в тяже­лой ситу­а­ции, напри­мер, нахо­дя­щих­ся в местах заклю­че­ния, это един­ствен­ная фор­ма защи­ты», – резю­ми­ро­вал Мак­сим Литаврин.

Битва за Telegram

Сек­цию «Циф­ро­вые пра­ва и граж­дан­ская актив­ность» вел Миха­ил Кли­ма­рев, интер­нет-экс­перт Обще­ства защи­ты Интер­не­та. Он начал с кей­са про бло­ки­ров­ку Telegram, кото­рый пока­зы­ва­ет, что «госу­дар­ство хочет регу­ли­ро­вать нере­гу­ли­ру­е­мое», то есть Интер­нет. Эту ситу­а­цию спе­ци­а­лист назвал «Пер­вая кибер­не­ти­че­ская вой­на».

Миха­ил Кли­ма­рев и Алек­сандр Исав­нин

Пер­вые ата­ки нача­лись еще в 2012–2013 гг. (закон № 139-ФЗ и № 398-ФЗ), в 2016-м был при­нят «пакет Яро­вой», в 2017 году во взры­вах в питер­ском мет­ро обви­ни­ли Telegram, через кото­рый яко­бы обща­лись тер­ро­ри­сты (дока­за­тельств это­му не было). В 2018 году нача­лась вол­на бло­ки­ро­вок.

Еще по теме: Бло­ки­ров­ки и закон: огра­ни­че­ния в досту­пе к инфор­ма­ции, закон­но ли это?

О пра­во­вой части этой «вой­ны» рас­ска­зал Сар­кис Дар­би­нян, веду­щий юрист «Рос­Ком­Сво­бо­ды», кото­рая орга­ни­зо­ва­ла кам­па­нию «Бит­ва за Telegram». «Мы бились не за мес­сен­джер Пав­ла Дуро­ва, не за ком­мер­че­ский про­дукт, а за пра­во на шиф­ро­ва­ние», – уточ­ня­ет спи­кер. Оно сей­час не отра­же­но даже в меж­ду­на­род­ных доку­мен­тах, а в Рос­сии его пол­но­стью ниве­ли­ро­вал «пакет Яро­вой».

Видео кана­ла «Рос­Ком­Сво­бо­да».

Мес­сен­дже­ру пред­ла­га­ют отка­зать­ся от алго­рит­ма конеч­но­го шиф­ро­ва­ния, кото­рое сей­час исполь­зу­ет­ся повсе­мест­но. За рубе­жом ситу­а­ция ана­ло­гич­ная: «Аль­янс пяти глаз» – объ­еди­не­ние раз­ве­док круп­ней­ших дер­жав – так­же наме­рен осла­бить шиф­ро­ва­ние.

Саркис Дарбинян. Фото: Ася Леонова.
Сар­кис Дар­би­нян. Фото: Ася Лео­но­ва.

Иски про­тив вклю­че­ния IP-адре­сов в реестр и тре­бо­ва­ния о предо­став­ле­нии клю­чей шиф­ро­ва­ния – это важ­ная ини­ци­а­ти­ва. Сей­час все рос­сий­ские инстан­ции прой­де­ны, дело направ­ля­ет­ся в Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка. Страс­бург сей­час берет в при­о­ри­тет дела, свя­зан­ные с Интер­не­том, посколь­ку их исход вли­я­ет на весь Совет Евро­пы. Таким обра­зом, «бит­ва» про­дол­жа­ет­ся на меж­ду­на­род­ном уровне. Сар­кис Дар­би­нян

Алек­сандр Исав­нин, тех­ни­че­ский экс­перт «Рос­Ком­Сво­бо­ды» и «Обще­ства защи­ты Интер­не­та», отме­тил: прак­ти­че­ски в одно вре­мя с иском ФСБ к Telegram в Рос­сии в США появил­ся кейс «The Apple-F.B.I.». ФБР тре­бо­ва­ло от Apple создать про­грамм­ное обес­пе­че­ние, поз­во­ля­ю­щее пре­одо­ле­вать защи­ту смарт­фо­нов. Вер­хов­ный суд нало­жил вето, отме­тив, что это про­ти­во­ре­чит инте­ре­сам обще­ства.

Алек­сандр Исав­нин, фото: Ася Лео­но­ва

Еще по теме: Сар­кис Дар­би­нян: «циф­ро­вые репрес­сии уси­лят­ся»

Кро­ме того, в 90-е годы аме­ри­кан­ское Агент­ство наци­о­наль­ной без­опас­но­сти тре­бо­ва­ло прак­ти­че­ски то же самое, что и Алек­сандр Борт­ни­ков сей­час в Рос­сии. С помо­щью Clipper-про­грам­мы пред­по­ла­га­лось полу­чить доступ к устрой­ствам, име­ю­щим выход в Интер­нет. Тогда под дав­ле­ни­ем обще­ствен­но­сти ини­ци­а­ти­ва не полу­чи­ла про­дол­же­ния.

По вре­ме­ни дис­кус­сии мы отста­ем лет на 20. И, ско­рее все­го, если обще­ство не моби­ли­зу­ет­ся, при­мут оче­ред­ной закон, по уров­ню реа­ли­за­ции и здра­во­го смыс­ла ана­ло­гич­ный запре­ту на Telegram. И мы опять ока­жем­ся вино­ва­ты в неис­пол­не­нии зако­на, кото­рый невоз­мож­но испол­нить. Алек­сандр Исав­нин

Цифровой авторитаризм

Глав­ный инже­нер хостин­го­вой ком­па­нии «Ком­тет» Миха­ил Ива­нов­ский рас­ска­зал, как бло­ки­ров­ки ска­зы­ва­ют­ся на рабо­те про­вай­де­ров. Рису­нок сле­ва пред­став­ля­ет схе­му рабо­ту интер­нет-про­вай­де­ра (лес – это Интер­нет, в цен­тре про­вай­дер, в пра­вом ниж­нем углу поль­зо­ва­те­ли). Со вре­ме­нем ситу­а­ция нача­ла услож­нять­ся, что пока­за­но на рисун­ке спра­ва. Нача­ли появ­лять­ся СОРМ – систе­мы тех­ни­че­ских средств для обес­пе­че­ния функ­ций опе­ра­тив­но-розыск­ных меро­при­я­тий.

Слайды из презентации Михаила Ивановского.
Слай­ды из пре­зен­та­ции Миха­и­ла Ива­нов­ско­го.

Миха­ил Ива­нов­ский обо­зна­чил послед­ствия госре­гу­ли­ро­ва­ния

  • Надеж­ность рабо­ты про­вай­де­ра сни­зит­ся за счет боль­шо­го объ­е­ма допол­ни­тель­но­го обо­ру­до­ва­ния, куда дуб­ли­ру­ет­ся тра­фик.
  • Так­же сни­зит­ся ско­рость рабо­ты – по той же при­чине.
  • Это при­ве­дет к повы­ше­нию цен, посколь­ку за обо­ру­до­ва­ние будут пла­тить про­вай­де­ры.
  • Поте­ря лич­ных дан­ных: «пакет Яро­вой» тре­бу­ет хра­не­ния дан­ных о звон­ках и пере­пис­ке або­нен­тов. Кто име­ет доступ к этим дан­ным, поль­зо­ва­те­ли нико­гда не узна­ют.
  • Слу­чай­ные бло­ки­ров­ки сай­тов, свя­зан­ные с тех­ни­че­ски­ми про­бле­ма­ми. Напри­мер, при бло­ки­ров­ке Telegram у мно­гих пере­ста­ли рабо­тать Google-сер­ви­сы.

Выступ­ле­ние Миха­и­ла Ива­нов­ско­го. Фото: Ася Лео­но­ва.

Пре­зен­та­ция Миха­и­ла Ива­нов­ско­го

Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва, стар­ший юрист Цен­тра защи­ты прав СМИ, рас­ска­за­ла о транс­фор­ма­ции пра­ва на рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции. В сере­дине 90-х это пра­во было при­ви­ле­ги­ей про­фес­си­о­наль­но­го сооб­ще­ства (СМИ и жур­на­ли­стов). Тогда про­блем со сво­бо­дой сло­ва не было. Потом появи­лись бло­ге­ры и акти­ви­сты, сле­дом за ними вла­дель­цы сай­тов, соц­се­ти и НКО.

Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва, фото: Ася Лео­но­ва

В это вре­мя зако­но­да­тель­ство изме­ни­лось, появи­лись огра­ни­че­ния на рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции. Сей­час даже обыч­ные поль­зо­ва­те­ли могут ощу­тить дав­ле­ние зако­нов – вол­на бло­ки­ро­вок накры­ла всех.

Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва отме­ти­ла нега­тив­ные тен­ден­ции

  • Вме­сто обыч­ных граж­дан­ских исков появил­ся «шквал адми­ни­стра­тив­ки» и уго­лов­ных дел.
  • Бло­ки­ров­ки про­ис­хо­дят по наду­ман­ным осно­ва­ни­ям. Часто на судеб­ных засе­да­ни­ях зву­ча­ло обви­не­ние в «опас­ной тен­ден­ци­оз­но­сти пода­чи мате­ри­а­ла», одна­ко эти тен­ден­ции не озву­чи­ва­лись.
  • Рос­ком­над­зор в одно­сто­рон­нем поряд­ке рас­ши­рил свои пол­но­мо­чия. Он готов кон­тро­ли­ро­вать и регу­ли­ро­вать все аспек­ты вир­ту­аль­ной жиз­ни.

Видео кана­ла Цен­тра защи­ты прав СМИ.

Пре­зен­та­ция Свет­ла­ны Кузе­ва­но­вой

Все­го на «Сете­вом апре­ле» было 8 сек­ций: «IT-биз­нес и НКО: тех­но­ло­гии вза­и­мо­дей­ствия», «Дан­ные и люди в город­ской сре­де», «IT в инклю­зии: как тех­но­ло­гии спо­соб­ству­ют вырав­ни­ва­нию воз­мож­но­стей», «Ана­ли­ти­ка для НКО: новые иссле­до­ва­ния, под­хо­ды и инстру­мен­ты», «А сто­ит ли НКО сни­мать видео?», «Циф­ро­вые пра­ва и граж­дан­ская актив­ность», «Пра­во­за­щи­та: как защи­щать себя и дру­гих в 2019-м», «Луч­шие SOS-кам­па­нии». Высту­пи­ли более 30 спи­ке­ров.

При­об­ре­сти доступ к запи­сям кон­фе­рен­ции мож­но по ссыл­ке.