Фестиваль свободы Интернета: на стыке технологий и прав человека

На фестивале побывал эксперт по цифровой безопасности из России Сергей Смирнов. На фото: раздаточные материалы с фестиваля, фото: Сергея Смирнова.
На фестивале побывал эксперт по цифровой безопасности из России Сергей Смирнов. На фото: раздаточные материалы с фестиваля, фото: Сергея Смирнова.

– Вы поте­ря­ли флеш­ку, – насу­пив бро­ви, про­из­нес веду­щий сес­сии. – А на ней важ­ные доку­мен­ты. Что буде­те делать?

– Не про­бле­ма, – весе­ло ото­зва­лась девуш­ка с поль­ской фами­ли­ей. – Есть резерв­ная копия. Флеш­ка зашиф­ро­ва­на. Куп­лю новую.

– Э-э-э, – запро­те­сто­вал парень из Мек­си­ки. – Слиш­ком про­сто. Зашиф­ро­ва­на, ага. Как буд­то их кто-нибудь и прав­да шиф­ру­ет. Вот ска­жи­те, у кого из вас зашиф­ро­ва­ны флеш­ки?

Трид­цать чело­век из пяти­де­ся­ти под­ня­ли руки.

– О-о-о, вас мно­го! – ува­жи­тель­но про­из­нес мек­си­ка­нец.

Этот диа­лог про­изо­шел на круп­ней­шем меж­ду­на­род­ном «Фести­ва­ле сво­бо­ды Интер­не­та», в кото­ром участ­во­ва­ли граж­дан­ские акти­ви­сты, жур­на­ли­сты, раз­ра­бот­чи­ки про­грамм и сер­ви­сов, иссле­до­ва­те­ли, пере­вод­чи­ки, кон­суль­тан­ты и тре­не­ры по без­опас­но­сти. Встре­ча про­шла с 1 по 5 апре­ля 2019 года в испан­ском горо­де Вален­сия. О том, как это было, рас­ска­зы­ва­ет участ­ник фести­ва­ля, экс­перт по циф­ро­вой без­опас­но­сти Сер­гей Смир­нов.

В 2011 году орга­ни­за­ция Open Internet Tools Project, кото­рая зани­ма­лась под­держ­кой инстру­мен­тов и сер­ви­сов для про­ти­во­дей­ствия сете­вой цен­зу­ре, про­ве­ла первую рабо­чую встре­чу Circumvention Tech Summit. Потом еже­год­ная встре­ча раз­ра­бот­чи­ков вырос­ла до меж­ду­на­род­но­го фести­ва­ля с более чем тыся­чей участ­ни­ков. «Фести­валь сво­бо­ды Интер­не­та» (Internet Freedom Festival, IFF) про­хо­дит каж­дую вес­ну. Про­грам­ма IFF фоку­си­ру­ет­ся на темах, свя­зан­ных с цен­зу­рой и дру­ги­ми огра­ни­че­ни­я­ми прав чело­ве­ка во все­мир­ной сети.

«На IFF заме­ча­тель­ное сооб­ще­ство. Люди со все­го мира под­дер­жи­ва­ют друг дру­га. Здесь нефор­маль­ная обста­нов­ка, все рав­ны, нет «супер­звезд». Я встре­тил тех, кто исполь­зу­ет мою про­грам­му про­тив цен­зу­ры уже два­дцать лет. Акти­ви­сты, кото­рые рабо­та­ют в очень опас­ных реги­о­нах, по-насто­я­ще­му храб­рые люди». Джеймс Мар­шалл (James Marshall), раз­ра­бот­чик CGIProxy.

Инструменты для гражданских активистов

На IFF съе­ха­лись пред­ста­ви­те­ли раз­ных неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций – меж­ду­на­род­ных, наци­о­наль­ных, совсем неболь­ших. Все они ведут рабо­ту по защи­те циф­ро­вых прав, а неко­то­рые зани­ма­ют­ся еще и обу­че­ни­ем. Было инте­рес­но, как раз­ные инстру­мен­ты и прак­ти­ки рабо­та­ют у кол­лег.

В свою оче­редь, раз­ра­бот­чи­ки про­грамм и сер­ви­сов тра­ди­ци­он­но исполь­зу­ют IFF для обрат­ной свя­зи с поль­зо­ва­те­ля­ми, что­бы луч­ше пони­мать их ожи­да­ния и потреб­но­сти, силь­ные и сла­бые места сво­их про­дук­тов. В 2019 году на IFF были пред­став­ле­ны, в част­но­сти:

  • Tor, широ­ко извест­ный инстру­мент для обес­пе­че­ния ано­ним­но­сти в Интер­не­те;
  • Umbrella App, при­ло­же­ние для мобиль­ных устройств с базо­вы­ми реко­мен­да­ци­я­ми по циф­ро­вой без­опас­но­сти, а так­же сове­та­ми, что делать при инци­ден­тах без­опас­но­сти;
  • CGIProxy, одно из ста­рей­ших средств для пре­одо­ле­ния цен­зу­ры;
  • Psiphon, про­стой в исполь­зо­ва­нии инстру­мент для без­опас­но­го обхо­да бло­ки­ро­вок;
  • Check, сер­вис для жур­на­лист­ско­го команд­но­го факт-чекин­га;

  • SecureDrop, сайт, кото­рый поз­во­ля­ет жур­на­ли­стам обес­пе­чить при­ем важ­ной инфор­ма­ции от ано­ним­ных источ­ни­ков;
  • Emergency VPN, инстру­мент, с помо­щью кото­ро­го граж­дан­ский акти­вист уда­лен­но (и бес­плат­но) может про­ве­рить без­опас­ность сво­е­го смарт­фо­на.

Несколь­ко сес­сий затра­ги­ва­ло Tor. Раз­ра­бот­чи­ки поде­ли­лись опы­том про­дви­же­ния это­го инстру­мен­та в стра­нах так назы­ва­е­мо­го «гло­баль­но­го юга» (Латин­ская Аме­ри­ка, Индо­не­зия, неко­то­рые афри­кан­ские стра­ны и дру­гие). Само поня­тие ано­ним­но­сти порой не вос­при­ни­ма­ет­ся людь­ми как цен­ность, а зако­но­да­тель­ство или не видит эту тему вовсе, или вво­дит неадек­ват­ные огра­ни­че­ния. Там, где суще­ству­ют такие белые пят­на, коман­да Tor с помо­щью мест­ных акти­ви­стов зани­ма­ет­ся про­све­ти­тель­ской рабо­той, а опе­ра­то­рам узлов реко­мен­ду­ет­ся сотруд­ни­чать с вла­стя­ми. Но, напри­мер, в Бра­зи­лии ано­ним­ность огра­ни­че­на, а в неста­биль­ной Вене­су­э­ле, где пра­ви­тель­ство стре­мит­ся кон­тро­ли­ро­вать Интер­нет, и вовсе запре­ще­на. И здесь уже речь идет об исполь­зо­ва­нии мостов для под­клю­че­ния к сети Tor. При сохра­ня­ю­щем­ся век­то­ре госу­дар­ствен­ной борь­бы с ано­ним­но­стью эта судь­ба ждет и рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей.

Еще по теме: «Сете­вой апрель»: Угро­зы для обще­ства в реаль­ном и вир­ту­аль­ном мире

Я озву­чил про­бле­мы, кото­рые, на мой взгляд, вли­я­ют на эффек­тив­ное про­дви­же­ние это­го инстру­мен­та в сре­де граж­дан­ских акти­ви­стов. Tor Browser, увы, тор­мо­зит на мед­лен­ных соеди­не­ни­ях, и быва­ет непро­сто объ­яс­нить чело­ве­ку, что «новый бра­у­зер» сто­ит про­дол­жать исполь­зо­вать. А еще Tor Browser осно­ван на Mozilla Firefox, хотя граж­дан­ские акти­ви­сты актив­нее исполь­зу­ют Google Chrome. При­выч­ки зна­чат мно­го. Совет от раз­ра­бот­чи­ков: не акцен­ти­руй­те вни­ма­ние на том, что Tor Browser, по сути (и по назва­нию), явля­ет­ся бра­у­зе­ром; опи­сы­вай­те его как спе­ци­аль­ную про­грам­му (обес­пе­че­ние ано­ним­но­сти, обход цен­зу­ры).

Было и тре­тье заме­ча­ние: репу­та­ции Tor в нович­ко­вой ауди­то­рии вре­дит раз­ду­ва­е­мая пра­ви­тель­ствен­ной про­па­ган­дой прак­ти­ка исполь­зо­ва­ния это­го мощ­но­го инстру­мен­та пре­ступ­ни­ка­ми. Раз­ра­бот­чи­ки не согла­си­лись, при­зы­ва­ли не сгу­щать крас­ки и утвер­жда­ли, что подоб­ные слу­чаи ста­ти­сти­че­ски ред­ки. Иссле­до­ва­те­ли и тре­не­ры, рабо­та­ю­щие «в поле», наста­и­ва­ли, что не так уж ред­ки, впро­чем, для про­па­ган­ды доволь­но и мало­го. Конец сес­сии пре­рвал этот неза­вер­шен­ный спор.

Глав­ная стра­ни­ца Tor Browser

На дру­гой сес­сии Веро­ни­ка Вале­рос (Veronica Valeros) с кол­ле­га­ми пре­зен­то­ва­ла инстру­мент под назва­ни­ем Emergency VPN. Это инстру­мент, раз­ра­бо­тан­ный CivilSphere Project, тех­ни­че­ски раз­ме­ща­ет­ся в Праж­ском уни­вер­си­те­те и пред­на­зна­чен для оцен­ки уяз­ви­мо­сти смарт­фо­нов.

Хоти­те удо­сто­ве­рить­ся, что на вашем смарт­фоне нет вре­до­нос­но­го кода, что он не явля­ет­ся частью бот-сети? Под­клю­чи­тесь к Emergency VPN на срок до трех дней (по запро­су и толь­ко для граж­дан­ских акти­ви­стов). Коман­да экс­пер­тов по без­опас­но­сти про­ана­ли­зи­ру­ет ваш тра­фик, опре­де­лит, есть ли про­бле­мы, и при­шлет вам отчет.

«Мне было очень инте­рес­но позна­ко­мить­ся с раз­ра­бот­чи­ка­ми про­грамм вро­де Tor и Psiphon, кото­рые помо­га­ют поль­зо­ва­те­лям защи­щать­ся от угроз в Интер­не­те. Ведь мы тоже реко­мен­ду­ем эти инстру­мен­ты в Umbrella», – отме­ти­ла Мэд­лин Эрп (Madeline Earp), спе­ци­а­лист из коман­ды раз­ра­бот­чи­ков Umbrella App.

Обучение, консультации, аудит

Тре­не­ры и кон­суль­тан­ты по без­опас­но­сти дели­лись мето­ди­ка­ми и новы­ми взгля­да­ми на обра­зо­ва­тель­ный про­цесс. Напри­мер, в Латин­ской Аме­ри­ке тре­нер­ское сооб­ще­ство в послед­ние годы созда­ло раз­ветв­лен­ную сеть. Экс­пер­ты не толь­ко делят­ся ново­стя­ми, но и под­стра­хо­вы­ва­ют друг дру­га, помо­га­ют про­во­дить тре­нин­ги со слож­ны­ми и боль­ши­ми груп­па­ми.

Акти­ви­стам из Бела­ру­си помо­га­ет Бело­рус­ский дом прав чело­ве­ка (а в послед­ние годы еще и Human Constanta), в Укра­ине успеш­но рабо­та­ет «Лабо­ра­то­рия циф­ро­вой без­опас­но­сти». В Рос­сии темой защи­ты Интер­не­та и его поль­зо­ва­те­лей от цен­зу­ры зани­ма­ет­ся «Рос­ком­сво­бо­да», но силь­ной устой­чи­вой коа­ли­ции тре­не­ров и кон­суль­тан­тов по без­опас­но­сти в реги­оне пока, увы, нет.

Еще по теме: Сар­кис Дар­би­нян: «циф­ро­вые репрес­сии уси­лят­ся»

Люди, тех­но­ло­гии, про­цес­сы: эти три состав­ля­ю­щие, по мне­нию экс­пер­тов из «Лабо­ра­то­рии циф­ро­вой без­опас­но­сти», явля­ют­ся клю­че­вы­ми в рабо­те кон­суль­тан­та для НКО, и тех­но­ло­гии – мень­шая из про­блем. Излиш­няя зацик­лен­ность на тех­но­ло­ги­ях и непод­го­тов­лен­ность кон­суль­тан­та к рабо­те в локаль­ном кон­тек­сте при­но­сят вред.

«Не исполь­зуй­те Java!» – сове­ту­ет экс­перт, упус­кая из виду тот факт, что мно­гие бан­ков­ские при­ло­же­ния напи­са­ны на Java. «Пере­хо­ди­те с Windows на Linux!» – при­зы­ва­ет дру­гой кон­суль­тант из самых бла­гих побуж­де­ний. Но у коман­ды нет ни опы­та рабо­ты в Linux, ни тол­ко­вой тех­под­держ­ки на месте, кото­рая что-то пони­ма­ла бы в этой опе­ра­ци­он­ной систе­ме.

Экс­пер­ты уез­жа­ют, отчи­ты­ва­ют­ся о достиг­ну­том успе­хе и поло­жи­тель­ных пере­ме­нах, а «бла­го­по­лу­ча­те­ли» фак­ти­че­ски не исполь­зу­ют то, о чем им рас­ска­за­ли. Быва­ет и так, что у НКО оста­ет­ся лож­ное ощу­ще­ние без­опас­но­сти. «Мы были на тре­нин­ге по без­опас­но­сти, нам рас­ска­за­ли, как уста­нав­ли­вать двух­фак­тор­ную аутен­ти­фи­ка­цию, теперь наша поч­та защи­ще­на». На самом деле нет: поч­то­вый сер­вис с готов­но­стью помо­га­ет пра­ви­тель­ству по всем запро­сам, но учесть это может лишь тот, кто зна­ет локаль­ный кон­текст.

Поми­мо соб­ствен­но повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции кон­суль­тан­тов экс­пер­ты Ири­на Чули­всь­ка и Антон Куш­нир сове­ту­ют вкла­ды­вать в пер­вое зна­ком­ство с НКО мень­ше ожи­да­ний, не давить на собе­сед­ни­ков и при­го­то­вить­ся к дли­тель­ным отно­ше­ни­ям с «под­опеч­ным».

В кулу­а­рах мы гово­ри­ли о том, что обще­об­ра­зо­ва­тель­ные тре­нин­ги «для всех и обо всем» усту­па­ют место ауди­там кон­крет­ных НКО, раз­ра­бот­кам прак­тик без­опас­но­сти, целе­вой кон­суль­та­тив­ной помо­щи.

«Мне нра­вит­ся, что за послед­ние четы­ре года на IFF ста­ли боль­ше уде­лять вни­ма­ние наше­му реги­о­ну. Когда я была тут в пер­вый раз, про Восточ­ную Евро­пу гово­ри­ли совсем мало. Афри­кан­ские стра­ны, Латин­ская Аме­ри­ка – да. Но в сто­ро­ну Восточ­ной Евро­пы в смыс­ле без­опас­но­сти Интер­не­та почти не смот­ре­ли. А сей­час люди из наше­го реги­о­на ста­но­вят­ся более актив­ны­ми, про­дви­га­ют эту тему, мы более види­мы для меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства». Ири­на Чули­всь­ка, спе­ци­а­лист «Лабо­ра­то­рия циф­ро­вой без­опас­но­сти», Киев.

Сес­сия для тре­не­ров по без­опас­но­стибыла посвя­ще­на тому, как порой тре­не­ры пере­ста­ют обра­щать вни­ма­ние на угро­зы им самим, что из это­го выхо­дит и как с этим рабо­тать. Сове­ты име­ли в основ­ном пси­хо­ло­ги­че­ский харак­тер: инди­ви­ду­аль­ный отдых, пере­клю­че­ние (помо­га­ют хоб­би, раз­но­об­раз­ные упраж­не­ния); пре­одо­ле­ние тра­ди­ци­он­ных НКО-шных табу вро­де запро­са адек­ват­ной опла­ты; не при­ни­мать реше­ния за кли­ен­та и вооб­ще не пытать­ся прыг­нуть выше голо­вы; все­гда иметь кого-то, с кем мож­но обсу­дить про­бле­му (род­ствен­ни­ка, дру­га, кол­ле­гу).

При­шли к выво­ду, что для тре­не­ра непло­хо иметь стра­хов­ку и обя­за­тель­но раз­ви­вать сотруд­ни­че­ство с дру­ги­ми тре­не­ра­ми и кон­суль­тан­та­ми. Одним из пре­иму­ществ тре­нер­ско­го сооб­ще­ства (хотя бы в рам­ках реги­о­на) мог бы стать фонд экс­трен­ной помо­щи для кол­лег, попав­ших в беду. Тем, кто нахо­дит­ся на гра­ни эмо­ци­о­наль­но­го выго­ра­ния, веро­ят­но, спо­соб­ны помочь «шел­те­ры», кото­рые уже суще­ству­ют для граж­дан­ских акти­ви­стов.

Осо­бое вни­ма­ние уде­ли­ли SAFETAG, попу­ляр­ной и дина­мич­но раз­ви­ва­ю­щей­ся мето­ди­ке ауди­та циф­ро­вой без­опас­но­сти в неком­мер­че­ской сфе­ре. Внеш­ний аудит помо­га­ет коман­де взгля­нуть на ситу­а­цию с без­опас­но­стью «неза­мы­лен­ным» гла­зом и логич­но рас­ста­вить при­о­ри­те­ты. Одной из про­блем может стать зна­чи­тель­ное рас­хож­де­ние в пони­ма­нии «как надо» меж­ду айтиш­ни­ком-ауди­то­ром, систем­ным адми­ни­стра­то­ром коман­ды и ее менедж­мен­том.

При­мер – подроб­ный, насы­щен­ный тер­ми­на­ми отчет, при­зван­ный устра­нить боль­шин­ство тех­ни­че­ских уяз­ви­мо­стей. Такой отчет спо­со­бен вызвать непри­я­тие у мест­но­го систем­но­го адми­ни­стра­то­ра (с ним не согла­со­ва­ли дета­ли, а он тре­во­жит­ся за свой авто­ри­тет в коман­де) и оттор­же­ние у менедж­мен­та (слиш­ком мно­го и слож­но, тре­бу­ет черес­чур боль­ших ресур­сов для внед­ре­ния). Как бы ни хоте­лось ауди­то­ру деталь­но изло­жить все най­ден­ные им про­бле­мы, отче­ту над­ле­жит быть лако­нич­ным и согла­со­ван­ным со все­ми заин­те­ре­со­ван­ны­ми сто­ро­на­ми.

Трудности перевода

Огром­ную рабо­ту для инстру­мен­тов и прак­тик в обла­сти без­опас­но­сти дела­ют пере­вод­чи­ки (лока­ли­за­то­ры). Сооб­ще­ство Localization Lab орга­ни­зо­ва­ло на IFF встре­чу пере­вод­чи­ков из раз­ных стран, а так­же отдель­ную сес­сию, где пере­вод­чи­ки обща­лись с раз­ра­бот­чи­ка­ми про­грамм и сер­ви­сов.

О каких про­бле­мах шла речь? Напри­мер, об отсут­ствии глос­са­ри­ев. В неко­то­рых стра­нах мира базо­вое поня­тие «при­ват­ность» не име­ет внят­но­го пере­во­да, и его то пре­вра­ща­ют в «кон­фи­ден­ци­аль­ность» (а это не одно и то же), то раз­во­ра­чи­ва­ют в сухое юри­ди­че­ское «пра­во на непри­кос­но­вен­ность част­ной жиз­ни» (труд­но для непод­го­тов­лен­но­го чита­те­ля), то под­ме­ня­ют мало­вра­зу­ми­тель­ным «прай­ве­си».

Мы в Рос­сии про­шли этот этап в 90-х годах, сло­во «при­ват­ность» при­жи­лось, но оста­лось мно­же­ство спе­ци­аль­ных тер­ми­нов, кото­рые пере­во­дят­ся по-раз­но­му, и это порой вызы­ва­ет непо­ни­ма­ние у чита­те­лей и поль­зо­ва­те­лей про­грамм. Как пра­виль­но назы­вать шиф­ро­валь­ный ключ: «при­ват­ный», «сек­рет­ный» или «закры­тый»? «Око­неч­ное» шиф­ро­ва­ние или все-таки «сквоз­ное»?

Дого­во­рить­ся о глос­са­рии, на пер­вый взгляд, неслож­но. Но сооб­ще­ство лока­ли­за­то­ров в Рос­сии совсем не орга­ни­зо­ва­но. Попу­ляр­ные лока­ли­за­тор­ские онлай­но­вые плат­фор­мы Transifex и Weblate – инстру­мен­ты, при­со­еди­нить­ся к кото­рым может любой. Пере­вод­чи­ки высту­па­ют под раз­ны­ми псев­до­ни­ма­ми, а не реаль­ны­ми име­на­ми. Неред­ки ситу­а­ции, когда само­уве­рен­ный ано­ним пред­ла­га­ет свой пере­вод про­грам­мы, и раз­ра­бот­чик, не зна­ю­щий мест­ный язык, согла­ша­ет­ся. Пере­вод­чик же исполь­зу­ет соб­ствен­ный глос­са­рий или при­ду­мы­ва­ет тер­ми­ны на ходу, или вовсе про­пус­ка­ет труд­ные момен­ты. Решить эту про­бле­му, веро­ят­но, мож­но толь­ко регу­ляр­ным обще­ни­ем лока­ли­за­то­ров меж­ду собой и раз­ви­ти­ем про­фес­си­о­наль­но­го сооб­ще­ства.

Мно­гие полез­ные про­дук­ты нуж­да­ют­ся не толь­ко в пере­во­де, но и в адап­та­ции с уче­том локаль­но­го кон­тек­ста. Све­жие при­ме­ры на IFF – раз­да­точ­ные мате­ри­а­лы коман­ды раз­ра­бот­чи­ков Tor Project. В одном из таких мате­ри­а­лов фигу­ри­ру­ет груп­па бра­зиль­ских жен­щин, обсуж­да­ю­щих тему абор­тов, а посколь­ку в Бра­зи­лии абор­ты запре­ще­ны (за исклю­че­ни­ем послед­ствий изна­си­ло­ва­ния и угро­зы жиз­ни мате­ри), жен­щи­ны вынуж­де­ны искать более без­опас­ные спо­со­бы для онлай­но­вых дис­кус­сий, что­бы не ока­зать­ся в тюрь­ме. Хотя в Рос­сии тема абор­тов явля­ет­ся одной из обще­ствен­но зна­чи­мых и актив­но обсуж­да­е­мых, здесь нет зако­но­да­тель­но­го запре­та и уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния сто­рон­ни­ков абор­тов. Бра­зиль­ский при­мер наше­му чита­те­лю не очень под­хо­дит, он не смо­жет лег­ко «при­ме­рить его на себя». Подоб­ных ситу­а­ций нема­ло в опи­са­нии раз­ных инци­ден­тов без­опас­но­сти, и хоро­ший лока­ли­за­тор по согла­со­ва­нию с авто­ром и раз­ра­бот­чи­ком может адап­ти­ро­вать мате­ри­ал для мест­ной ауди­то­рии.

Площадка для всех

Обсуж­да­ли на IFF и орга­ни­за­ци­он­ное раз­ви­тие акти­вист­ских групп, уяз­ви­мо­сти и ресур­сы, спе­ци­фич­ные для орга­ни­за­ций, зани­ма­ю­щих­ся ген­дер­ной тема­ти­кой, для ЛГБТ+. «Тех­на­ри» объ­яс­ня­ли нович­кам, как само­сто­я­тель­но «под­нять» VPN, как оце­нить соб­ствен­ную уяз­ви­мость в сети, как рабо­та­ют IMSI-ловуш­ки. При­во­ди­ли в каче­стве при­ме­ра спе­ци­аль­ную «горя­чую линию» по циф­ро­вой без­опас­но­сти, кото­рую под­дер­жи­ва­ет Access Now. Иссле­до­ва­те­ли мог­ли поде­лить­ся резуль­та­та­ми сво­их про­ек­тов, пого­во­рить с доно­ра­ми, собрать допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию.

Напри­мер, одна из сес­сий IFF была посвя­ще­на эко­но­ми­че­ским послед­стви­ям цен­зу­ры Интер­не­та в раз­ных стра­нах. Участ­ни­ки фести­ва­ля обсуж­да­ли, как отклю­че­ние госу­дар­ством Интер­не­та для сво­их граж­дан вли­я­ет на ситу­а­цию в стране, и что делать людям, кото­рые все-таки хотят общать­ся друг с дру­гом и с внеш­ним миром (акту­аль­ный вопрос для акти­ви­стов из Зим­баб­ве и Вене­су­э­лы).

Пара сес­сий была посвя­ще­на нала­жи­ва­нию ком­му­ни­ка­ций в мест­но­сти с пло­хим Интер­не­том или его пол­ным отсут­стви­ем. На IFF обсуж­да­ли темы, акту­аль­ные для жур­на­ли­стов: как фей­ко­вые ново­сти вли­я­ют на совре­мен­ные медиа; что делать жур­на­ли­сту, кото­ро­го ата­ку­ют в соци­аль­ных сетях; насколь­ко без­опас­ны попу­ляр­ные мес­сен­дже­ры; как создать про­стой, но без­опас­ный канал для при­е­ма инфор­ма­ции онлайн, если источ­ник жела­ет сохра­нять ано­ним­ность; как, рабо­тая в коман­де, где все участ­ни­ки раз­бро­са­ны по раз­ным горо­дам, облег­чить факт-чекинг; како­ва спе­ци­фи­ка нынеш­ней рабо­ты жур­на­ли­ста в Китае, Ниге­рии, Кам­бод­же, Укра­ине и дру­гих стра­нах.

Из года в год IFF пока­зы­ва­ет, насколь­ко тех­но­ло­гии важ­ны для совре­мен­но­го граж­дан­ско­го обще­ства, как мно­го здесь вопро­сов для обсуж­де­ния и про­блем. С тем, что исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гий необ­хо­ди­мо для рабо­ты, а ино­гда и для выжи­ва­ния граж­дан­ских акти­ви­стов и жур­на­ли­стов, кажет­ся, соглас­ны все, но как повы­сить «каче­ство про­дук­та»? Как сде­лать онлай­но­вый сер­вис более понят­ным (и при­ме­ни­мым), а обра­зо­ва­тель­ную про­грам­му более мас­шта­би­ру­е­мой? IFF помо­га­ет нала­жи­вать свя­зи экс­пер­там из раз­ных обла­стей, и если на встре­чах пяти­лет­ней дав­но­сти мож­но было заме­тить осто­рож­ные попыт­ки уста­но­вить кон­такт, то сего­дня хоро­шо рабо­та­ет обмен прак­ти­че­ским опы­том вплоть до эффек­тив­ных меж­ду­на­род­ных про­ек­тов.

Реко­мен­да­ции по базо­вой и допол­ни­тель­ной циф­ро­вой без­опас­но­сти Теп­ли­цы мож­но почи­тать по ссыл­ке.