«Сетевой апрель»: как данные и it-технологии меняют общество

Спикеры "Сетевого апреля" обсудили, как открытые данные могут повлиять на решение общественных задач. Фото: Ася Леонова.
Спи­ке­ры «Сете­во­го апре­ля» обсу­ди­ли, как откры­тые дан­ные могут повли­ять на реше­ние обще­ствен­ных задач. Фото: Ася Лео­но­ва.

Могут ли откры­тые дан­ные решить про­бле­му загряз­не­ния воз­ду­ха? Как с помо­щью тех­но­ло­гий вклю­чить в обще­ствен­ную жизнь тех, кто рань­ше не при­ни­мал в ней уча­стие по каким-либо при­чи­нам? На эти и дру­гие вопро­сы отве­ти­ли экс­пер­ты на еже­год­ной кон­фе­рен­ции Теп­ли­цы «Сете­вой апрель», кото­рая про­шла 19 апре­ля 2019 года в «Бла­го­сфе­ре».

Открытые данные

Спи­ке­ры сес­сии «Дан­ные и люди в город­ской сре­де» обсу­ди­ли, как откры­тые дан­ные могут повли­ять на реше­ние обще­ствен­ных задач. Моде­ри­ро­вал панель спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент «Меду­зы» Иван Голу­нов. Он спро­сил у экс­пер­тов, как они при­вле­ка­ют вни­ма­ние ауди­то­рии к соци­аль­ным про­бле­мам с помо­щью сво­их про­ек­тов.

Вла­ди­мир Шве­дов и Васи­лий Ябло­ков счи­та­ют, что мони­то­рин­гом воз­ду­ха зани­ма­ют­ся раз­ные ведом­ства, но про­бле­му загряз­не­ния это не реша­ет. Фото: Ася Лео­но­ва.

Васи­лий Ябло­ков, коор­ди­на­тор про­ек­тов по кли­ма­ту и энер­ге­ти­ке Greenpeace, рас­ска­зал о про­ек­те «SOS!Воз­дух». Это интер­ак­тив­ная кар­та, на кото­рой отоб­ра­жа­ют­ся источ­ни­ки загряз­не­ния воз­ду­ха. По сло­вам спи­ке­ра, сей­час на кар­те 113 143 объ­ек­та – это про­мыш­лен­ные зоны, свал­ки, заво­ды и карье­ры. Так­же на кар­ту нане­се­ны стан­ции госу­дар­ствен­но­го мони­то­рин­га загряз­не­ния воз­ду­ха. Все­го созда­те­ли про­ек­та нашли на сай­тах ведомств инфор­ма­цию о 682 постах мони­то­рин­га, из них 118 нахо­дят­ся в Москве.

Но основ­ной зада­чей про­ек­та стал сбор жалоб на каче­ство воз­ду­ха. На кар­те есть интер­ак­тив­ная фор­ма, в кото­рой любой поль­зо­ва­тель может ука­зать свой адрес и при­чи­ну загряз­не­ния. За пер­вый месяц рабо­ты про­ек­та с помо­щью кар­ты было собра­но более 1500 тысяч жалоб. Коор­ди­на­то­ры «SOS!Воздух» уже про­ана­ли­зи­ро­ва­ли пер­вые полу­чен­ные дан­ные. Напри­мер, ока­за­лось, что боль­ше все­го жалоб посту­пи­ло из под­мос­ков­но­го горо­да Элек­тро­сталь. За один день 400 жите­лей это­го горо­да напи­са­ли, что они чув­ству­ют запах сва­лоч­но­го газа.

«Пер­вая тыся­ча жалоб уже пере­да­на в Роспо­треб­над­зор. И мы ста­ли полу­чать пер­вые отве­ты. Напри­мер, в каких-то горо­дах нам пишут, что обра­ще­ние непра­виль­но оформ­ле­но. В дру­гих отве­ча­ют, что пере­да­ли жало­бу в дру­гую инстан­цию. Вооб­ще, сто­ит отме­тить, что охра­ной воз­ду­ха в Рос­сии зани­ма­ет­ся очень мно­го ведомств, но у семи нянек дитя ока­за­лось без гла­зу». Васи­лий Ябло­ков

Вла­ди­мир Шве­дов, заме­сти­тель глав­но­го редак­то­ра изда­ния «Такие дела», согла­сил­ся с тем, что мони­то­рин­гом воз­ду­ха зани­ма­ют­ся раз­ные инсти­ту­ты, но при этом про­бле­ма загряз­не­ний пока никак не реша­ет­ся. На кон­фе­рен­ции он пред­ста­вил про­ект «Непро­зрач­но, как воз­дух», кото­рый был запу­щен изда­ни­ем сов­мест­но с Greenpeace.

«Каче­ство воз­ду­ха – это про­бле­ма, кото­рая каса­ет­ся каж­до­го. Но мы столк­ну­лись с тем, что все дан­ные по загряз­не­нию чрез­вы­чай­но труд­но достать. Мы хоте­ли, что­бы о ней заду­ма­лись не толь­ко акти­ви­сты, но и широ­кая ауди­то­рия. Нам было важ­но, что­бы любой житель горо­да с пло­хой эко­ло­ги­че­ской ситу­а­ци­ей мог открыть про­ект и узнать, как загряз­ня­ет­ся воз­дух и что с этим мож­но сде­лать». Вла­ди­мир Шве­дов

Он так­же отме­тил, что в про­цес­се рабо­ты созда­те­ли про­ек­та столк­ну­лись с неже­ла­ни­ем госу­дар­ствен­ных орга­нов гово­рить о про­бле­ме загряз­не­ния воз­ду­ха. Коман­да «Непро­зрач­но, как воз­дух» отправ­ля­ла в раз­ные ведом­ства запро­сы о том, как про­ис­хо­дит сбор дан­ных и какая с ними ведет­ся рабо­та. Но, по сло­вам Вла­ди­ми­ра Шве­до­ва, в боль­шин­стве слу­ча­ев они не полу­чи­ли содер­жа­тель­но­го отве­та.

На фото Денис Кулан­дин. Фото: Ася Лео­но­ва

С попыт­ка­ми офи­ци­аль­ных ведомств скрыть неко­то­рые дан­ные по загряз­не­нию воз­ду­ха столк­ну­лись и акти­ви­сты про­ек­та Breathe.Moscow. Денис Кулан­дин и Васи­лий Хоро­ши­лов рас­ска­за­ли, что в сто­ли­це рабо­та­ют стан­ции Мос­эко­мо­ни­то­рин­га, все собран­ные дан­ные мож­но най­ти в откры­том досту­пе. При этом ино­гда посты наблю­де­ния за воз­ду­хом про­сто отклю­ча­ют­ся.

А один раз систе­ма Мос­эко­мо­ни­то­рин­га не рабо­та­ла пол­го­да. После это­го акти­ви­сты реши­ли вести неза­ви­си­мые наблю­де­ния за чисто­той воз­ду­ха. Они узна­ли, что в 2015 году жите­ли немец­ко­го Штут­гар­та запу­сти­ли про­ект Luftdaten.info, кото­рый быст­ро стал меж­ду­на­род­ным. Любой жела­ю­щий стать частью про­ек­та соби­ра­ет свою пор­та­тив­ную стан­цию для мони­то­рин­га из несколь­ких недо­ро­гих эле­мен­тов, уста­нав­ли­ва­ет у себя на окне и пере­да­ет дан­ные на сер­вер Luftdaten. Резуль­та­ты заме­ров отоб­ра­жа­ют­ся на интер­ак­тив­ной кар­те в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни.

Еще по теме: Как акти­ви­сты Breathe.Moscow мони­то­рят воз­дух

Акти­ви­сты реши­ли при­со­еди­нить­ся к миро­во­му сооб­ще­ству и раз­ви­вать этот про­ект в Москве. «Воз­ду­ху не нуж­ны пас­пор­та и визы, что­бы пере­ме­щать­ся по миру. Поэто­му и про­бле­ма загряз­не­ния гло­баль­ная», – гово­рит Денис Кулан­дин. Любой жела­ю­щий может уста­но­вить дат­чик и под­клю­чить его к систе­ме обще­ствен­но­го наблю­де­ния за чисто­той воз­ду­ха. Коман­да Breathe.Moscow про­во­дит встре­чи, на кото­рых всем жела­ю­щим помо­га­ют собрать устрой­ства мони­то­рин­га.

«Сен­со­ры, кото­рые исполь­зу­ют­ся в про­ек­те, надеж­ные. Есть про­стой спо­соб их свер­ки, мож­но схо­дить со сво­им дат­чи­ком к офи­ци­аль­ной стан­ции и срав­нить полу­чен­ные дан­ные. Мы уже так дела­ли в Москве, и пока­за­те­ли сов­па­ли. И миро­вой опыт пока­зал, что кор­ре­ля­ция дан­ных высо­кая. Но если про­изой­дет что-то пло­хое, офи­ци­аль­ную стан­цию могут про­сто отклю­чить. А вот обще­ствен­ная систе­ма будет рабо­тать все­гда». Васи­лий Хоро­ши­лов

Васи­лий Хоро­ши­лов и Сер­гей Усти­нов объ­яс­ни­ли, поче­му важ­но ана­ли­зи­ро­вать дан­ные. Фото: Ася Лео­но­ва.

Сер­гей Усти­нов, дата-жур­на­лист, автор про­ек­та «Кар­та ДТП» рас­ска­зал, что его коман­да столк­ну­лась с дру­гой про­бле­мой. «Нам силь­но повез­ло по срав­не­нию с дру­ги­ми про­ек­та­ми. У нас были дан­ные в откры­том досту­пе. Но перед нами сто­я­ла зада­ча визу­а­ли­зи­ро­вать их и сде­лать удоб­ны­ми для поль­зо­ва­те­лей», – объ­яс­нил экс­перт.

Еже­год­но в Рос­сии на доро­гах поги­ба­ют око­ло 19 тысяч чело­век. Офи­ци­аль­ные ведом­ства выкла­ды­ва­ют дан­ные о ДТП в виде спис­ков. Сер­гей Усти­нов счи­та­ет, что их очень слож­но оце­ни­вать и ана­ли­зи­ро­вать. Поэто­му созда­те­ли про­ек­та реши­ли сде­лать сер­вис, кото­рой бы нано­сил дан­ные на кар­ту. Все ава­рии мож­но отфиль­тро­вать по несколь­ким пара­мет­рам, напри­мер, по датам. Или выбрать ава­рии, в кото­рых участ­во­ва­ли пья­ные води­те­ли или постра­да­ли пеше­хо­ды.

«Медиа любят писать, что кто-то раз­бил­ся. Но в ана­ли­ти­ке копа­ют­ся немно­гие. А нам хоте­лось при­влечь к про­бле­ме жур­на­ли­стов и акти­ви­стов. Поэто­му мы созда­ли про­ект, кото­рый дела­ет доступ к дан­ным про­ще. На сай­те есть кар­точ­ка каж­до­го ДТП: инфо­гра­фи­ка, насколь­ко оно было мас­со­вое и серьез­ное, схе­ма ава­рии, кар­та и пано­ра­ма, инфор­ма­ция об участ­во­вав­ших маши­нах, ста­же води­те­ля, чис­ле погиб­ших и постра­дав­ших». Сер­гей Усти­нов

Экс­перт счи­та­ет, что у про­ек­та полу­чи­лось достиг­нуть этой цели. Напри­мер, жур­на­ли­сты во Вла­ди­ми­ре нашли с помо­щью кар­ты места, в кото­рых наи­бо­лее часто про­ис­хо­дят ДТП. А одна­жды коман­де про­ек­та даже при­сла­ли науч­ную рабо­ту, кото­рая была сде­ла­на с помо­щью «Кар­ты ДТП». «Мы счи­та­ем, что это отлич­ный резуль­тат. Рань­ше эти­ми дан­ны­ми никто не поль­зо­вал­ся, а теперь они полу­чи­ли новую жизнь», – под­вел ито­ги Сер­гей Усти­нов.

Технологии в инклюзии

Спи­ке­ры сек­ции обсу­ди­ли, как тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют вклю­чить в обще­ствен­ную жизнь тех людей, кото­рые рань­ше в ней по раз­ным при­чи­нам не участ­во­ва­ли. Моде­ра­тор пане­ли Оль­га Хох­ря­ко­ва, мене­джер по свя­зям с обще­ствен­но­стью Лабо­ра­то­рии «Сен­сор-Тех», спро­си­ла у экс­пер­тов, воз­мож­но ли обще­ству осво­бо­дить­ся от сте­рео­ти­пов и стать еди­ным целым.

Оль­га Хох­ря­ко­ва поин­те­ре­со­ва­лась у спи­ке­ров, как тех­но­ло­гии помо­гут обще­ству изба­вить­ся от сте­рео­ти­пов. Фото: Ася Лео­но­ва.

Ната­лья Соко­ло­ва, дирек­тор по PR и фанд­рай­зин­гу фон­да под­держ­ки сле­по­глу­хих «Со-еди­не­ние», рас­ска­за­ла, что их коман­да все вре­мя ищет новые спо­со­бы рас­ска­зать ауди­то­рии о под­опеч­ных орга­ни­за­ции. У людей с огра­ни­че­ни­я­ми слу­ха и зре­ния луч­ше все­го раз­ви­ты так­тиль­ные ощу­ще­ния. Они очень хоро­шо могут опи­сать тек­сту­ру тех пред­ме­тов, кото­ры­ми поль­зу­ют­ся в повсе­днев­ной жиз­ни.

Еще по теме: Фонд «Со-еди­не­ние» запу­стил онлайн-игру о жиз­ни на ощупь.

Поэто­му сотруд­ни­ки фон­да сов­мест­но с агент­ством RSJ при­ду­ма­ли онлайн-игру, цель кото­рой – дать поль­зо­ва­те­лям почув­ство­вать себя на месте сле­по­глу­хих людей. Игро­кам пред­ла­га­ют «посмот­реть» на пред­ме­ты через филь­тры, ими­ти­ру­ю­щие забо­ле­ва­ния глаз. Уга­дать, что перед ними нахо­дит­ся, мож­но с помо­щью аудио­эф­фек­тов. Ната­лья Соко­ло­ва рас­ска­за­ла, что к созда­нию игры фонд при­влек сво­их под­опеч­ных, что­бы они помог­ли с опи­са­ни­ем пред­ме­тов.

«В кон­це игры появ­ля­ет­ся резуль­тат с бал­ла­ми и опи­са­ние, насколь­ко хоро­шо вы ори­ен­ти­ру­е­тесь в мире сле­по­глу­хо­го чело­ве­ка. А так­же мож­но узнать инфор­ма­цию о забо­ле­ва­ни­ях, про­чи­тать о рабо­те фон­да и сде­лать пожерт­во­ва­ние. В буду­щем мы хотим сде­лать допол­ни­тель­ные брен­ди­ро­ван­ные уров­ни, и поль­зо­ва­те­ли будут уга­ды­вать това­ры какой-нибудь ком­па­нии». Ната­лья Соко­ло­ва

Вале­рия Кур­мак поде­ли­лась раз­ра­бот­ка­ми Сбер­бан­ка в обла­сти инклю­зии. Фото: Ася Лео­но­ва.

Вале­рия Кур­мак, экс­перт по доступ­но­сти в Сбер­бан­ке, рас­ска­за­ла, что инклю­зия – это про­цесс, в кото­ром долж­ны при­ни­мать уча­стие все: биз­нес, обще­ство, гос­струк­ту­ры. Он невоз­мо­жен для отдель­ной кате­го­рии, это общая рабо­та. «Напри­мер, у нас в коман­де 10 чело­век. При этом у бан­ка огром­ное коли­че­ство про­дук­тов и отде­ле­ний. Мы не можем одни изме­нить сер­ви­сы для людей с инва­лид­но­стью. Нам нуж­но что­бы каж­дая коман­да в нашем бан­ке что-то дела­ла для это­го, а мы про­сто под­тал­ки­ва­ем их к это­му», – объ­яс­ни­ла экс­перт.

Спи­ке­ры сек­ции, фото: Ася Лео­но­ва

Она так­же поде­ли­лась раз­ра­бот­ка­ми Сбер­бан­ка в обла­сти инклю­зии. Напри­мер, недав­но банк запу­стил новый сер­вис – сур­до­пе­ре­вод в отде­ле­ни­ях. Люди с нару­ше­ни­я­ми слу­ха теперь могут ком­му­ни­ци­ро­вать с мене­дже­ра­ми с помо­щью спе­ци­аль­ной про­грам­мы на план­ше­те. Вале­рия Кур­мак счи­та­ет, что чело­ве­ку надо гово­рить о финан­сах на том язы­ке, на кото­ром ему удоб­но.

«Мы един­ствен­ный банк, у кото­ро­го есть бан­ко­ма­ты с сер­ви­са­ми для людей с нару­ше­ни­я­ми зре­ния. Когда мы запус­ка­ли эту услу­гу в 2016 году, у меня прак­ти­че­ски наво­ра­чи­ва­лись сле­зы. Вот при­хо­дит взрос­лый муж­чи­на, у кото­ро­го есть рабо­та и дети. Но он ни разу сам не сни­мал день­ги и гово­рит нам, что он нако­нец-то чув­ству­ет себя нор­маль­ным чело­ве­ком». Вале­рия Кур­мак

Экс­перт ска­за­ла, что ста­ра­ет­ся как мож­но чаще ездить на кон­фе­рен­ции. Она объ­яс­ня­ет раз­ра­бот­чи­кам и дизай­не­рам, что им не нуж­но делать отдель­ный сайт или интер­фейс для людей с нару­ше­ни­я­ми зре­ния. Доста­точ­но про­сто сде­лать кон­траст­ные цве­та на стра­ни­це и под­пи­сать все эле­мен­ты. «Они очень удив­ля­ют­ся, что все так про­сто. И тут же идут и дела­ют доступ­ные про­дук­ты. Важ­но чет­ко доне­сти раз­ра­бот­чи­кам, что от них нуж­но», – объ­яс­ни­ла Вале­рия Кур­мак.

Ната­лья Соко­ло­ва и Вера Труб­ни­ко­ва рас­ска­за­ли, как тех­но­ло­гии помо­га­ют раз­ви­вать эмпа­тии. Фото: Ася Соко­ло­ва.

Вера Труб­ни­ко­ва, коор­ди­на­тор «Живой Биб­лио­те­ки» в Ниж­нем Нов­го­ро­де, объ­яс­ни­ла, что про­ект свя­зан с соци­аль­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, кото­рые так­же важ­ны в вопро­сах инклю­зии. На встре­чах «Живой Биб­лио­те­ки» одни участ­ни­ки высту­па­ют в роли Книг, а дру­гие – в роли Чита­те­лей. Кни­ги – это люди, чей опыт часто вос­при­ни­ма­ет­ся неод­но­знач­но или стиг­ма­ти­зи­ру­ет­ся. Вера Труб­ни­ко­ва рас­ска­за­ла, что обыч­но это люди с инва­лид­но­стью, хро­ни­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, пред­ста­ви­те­ли ЛГБТ-сооб­ще­ства, выпуск­ни­ки дет­ских домов, мигран­ты.

«При­чем тут инклю­зия? Мы при­гла­ша­ем людей пого­во­рить на темы, кото­рые в пуб­лич­ном поле часто не под­ни­ма­ют­ся. Мы ста­ра­ем­ся на каж­дую встре­чу состав­лять репре­зен­та­тив­ную выбор­ку, что­бы Кни­га­ми ста­ли люди из раз­ных сфер. И не слу­чи­лось пере­ко­са. На встре­чах Чита­те­ли могут пооб­щать­ся с ними напря­мую и задать вопро­сы в без­опас­ной обста­нов­ке. Это очень эмпа­тич­ная ситу­а­ция». Вера Труб­ни­ко­ва

Про­ект не свя­зан с it-тех­но­ло­ги­я­ми, но орга­ни­за­то­рам уже не раз пред­ла­га­ли пере­ве­сти «Живую Биб­лио­те­ку» в онлайн-фор­мат. Напри­мер, вести транс­ля­ции со встреч или запу­стить сер­вис при­ват­ных звон­ков, что­бы Чита­те­ли мог­ли гово­рить с Кни­га­ми по теле­фо­ну. Вера Труб­ни­ко­ва объ­яс­ни­ла, что отно­сит­ся к таким пред­ло­же­ни­ям с опас­кой, ведь неко­то­рые участ­ни­ки встреч про­сят их не фото­гра­фи­ро­вать или про­тив рас­про­стра­не­ния сво­их лич­ных дан­ных. «Живая Биб­лио­те­ка» постро­е­на на живом обще­нии, а это один из глав­ных эле­мен­тов соци­аль­ных тех­но­ло­гий, уве­ре­на экс­перт.

При­об­ре­сти доступ к запи­сям кон­фе­рен­ции мож­но по ссыл­ке