«Игра с шедеврами»: как сделать выставку доступной для всех

Опыт Еврейского музея и центра толерантности

Тактильные модели картин, карта сенсорной нагрузки, планшеты с текстами на жестовом языке – все это часть выставки «Игра с шедеврами: от Анри Матисса до Марины Абрамович», которая прошла в Еврейском музее и центре толерантности в Москве. Журналист Теплицы Екатерина Ульянова узнала у куратора инклюзивной программы выставки Марии Сарычевой, как сделать пространство музея доступным для людей с разными типами инвалидности.

Без границ  

На входе сотрудник выставки «Игра с шедеврами» выдает мне наклейки с эмоциями и распечатку со всеми экспонатами. И приглашает зайти в лабиринт, в котором спрятаны картины, скульптуры и видеоинсталляции. Некоторые объекты искусства расположены на виду, и я сразу их замечаю. Но что-то спрятано в комнатах и поворотах лабиринта. Вот я забираюсь по лестнице, открываю небольшую дверь и вижу за ней картину Виктора Пивоварова «Посвящение Паше». Что я чувствую, удивление или грусть?

Организаторы предлагают подумать, какие эмоции вы испытываете, глядя на экспонаты, и наклеить соответствующий знак на распечатку с картинами. Определиться с отношением к картине или другому объекту иногда не очень просто. Например, фильм режиссера Герца Франка «На 10 минут старше» вызывает у меня страх. А «Картина с вертикалями» Бриджит Райли оставляет равнодушной. Но наклейки с эмоцией безразличия в наборе нет. Поэтому я решаю просто пропустить ее.

Наклейки с эмоциями, которые помогают воспринимать искусство с точки зрения чувств. Фото: Екатерина Ульянова.

Так, к концу лабиринта я получаю карту своих эмоций и могу посчитать, что чувствовала чаще всего. В первую очередь, выставка была создана для детей, которые оценивают художественные произведения по-своему. Они опираются на впечатления и не думают о технике или вкладе художника в искусство. Организаторы считают, что поэтому «Игра с шедеврами» изначально стерла границы для посетителей.

«Я уверена, что обеспечение доступности – это первый шаг на пути к инклюзии. Но что это вообще такое? Мы довольно часто забываем, что, в первую очередь, – это отсутствие страха перед новым опытом и новыми знакомствами, понимание и принятие опыта другого человека. Стремление не «посмотреть на мир другими глазами», а узнать разницу в мышлении, поведении, языках, чувственном восприятии. Выставка «Игра с шедеврами» изначально в своей идее инклюзивна, поскольку включает в себя оптику ребенка, опыт посещения музея которого отличен от опыта посещения взрослого с двумя высшими образованиями». Мария Сарычева

Элементы инклюзии

Специально для «Игры с шедеврами» была разработана программа для людей с разными типами инвалидности. Она состоит из нескольких элементов. Для слабовидящих и незрячих посетителей были созданы тактильные модели. Их разработали специалисты из Мастерской тактильных макетов Михаила и Ольги Шу. Они уже создавали тактильные версии произведений искусства для Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и музея «Гараж».

Тактильные модели картин, созданные для выставки. Фото предоставлено пресс-службой музея.

Модели из разных материалов нужны посетителям с нарушениями зрения, потому что именно тактильные ощущения для них главный источник информации. Дополнительно для «Игры с шедеврами» были созданы цветные версии тактильных моделей. С их помощью слабовидящие и люди с остаточным зрением могут ориентироваться не только на осязательную, но и на зрительную информацию. Модели специально раскрашены в более яркие и контрастные цвета, ключевые объекты выделены контуром, чтобы слабовидящему человеку было проще визуально выделить главные части произведения.

Мария Сарычева объясняет, что сами по себе тактильные модели мало понятны для людей с нарушениями зрения. Поэтому на портале «Особый взгляд» также был выложен аудиогид с тифлокомментарием для самостоятельного изучения выставки. Тифлокомментирование – это лаконичное описание предметов, словесное пояснение для слабовидящих людей. В аудиогид «Игры с шедеврами» были включены не только работы, представленные в виде тактильных моделей, но и другие объекты. А этикетки, выполненные шрифтом Брайля, помогали посетителям соотнести тактильную модель и трек аудиогида.

Для людей с нарушениями слуха на выставке установили планшеты с переводом текстов на русский жестовый язык (РЖЯ). Адаптировали кураторы и публичную программу. Для посетителей провели экскурсии и дискуссии с переводом на РЖЯ, с тифлокомментарием и с дополнительными дидактическими материалами для посетителей с особенностями интеллектуального развития.

«Я считаю, что планшеты с переводом на русский жестовый язык и тактильные модели – это необходимый минимум. Это позволяет посетителям с инвалидностью и без выстроить диалог о разных модусах восприятия. Например, наличие тактильной модели внутри экспозиции заставляет людей задуматься, насколько сильно наше чувственное восприятие искусства связано с визуальными, а не с тактильными образами. А наличие перевода на РЖЯ помогает обратить внимание слышащих на тот факт, что на территории РФ есть еще один язык». Мария Сарычева

На своем языке

Для выставки были разработаны дополнительные экскурсионные пособия для посетителей с особенностями интеллектуального развития. В них собраны вопросы экскурсовода, фото рассматриваемых во время экскурсии объектов и варианты ответов в виде картинок и текста. Пособия помогают людям, которые плохо воспринимают информацию вербально, лучше понимать вопросы экскурсовода. Они могут отвечать на них, просто указывая на понравившийся вариант ответа.

«Нам было важно сотрудничество с архитектором выставки Алексеем Трегубовым и кураторами проекта. Мы понимали, что чем раньше начнем разговор о доступности игровых опытов, тем комфортнее будет выставка для всех. Так, съезжать с горки было не обязательно – не всем спуск в малоосвещенный зал с работой Мариной Абрамович «Улаем» кажется веселой затеей, поэтому мы сразу же придумали обходной маршрут». Мария Сарычева

Социальная история помогает людям с повышенной тревожностью продумать свой визит. Фото: скриншот с сайта музея.

На сайте музея специалисты по инклюзии разместили социальную историю. Это инструкция с фотографиями, написанная от первого лица доступным языком. В истории от первого лица описывался процесс посещения музея и выставки, а также правила музея. Такая инструкция позволяет людям с повышенной тревожностью и стереотипным поведением (ритмично повторяющимися движениями) заранее продумать свой визит, запомнить маршрут и порядок действий.

Карта сенсорной нагрузки помогает людям избегать мест с ярким светом или громкими звуками. Фото: скриншот с сайта музея.

Также была подготовлена карта сенсорной нагрузки. В этом документе отмечены зоны в основной экспозиции музея и на выставке, которые могут вызвать у посетителей беспокойство из-за громких звуков, яркого света или большого количества людей.

«Инклюзия хороша не всегда и не во всем. Важно помнить, что некоторым посетителям комфортнее в малых группах. Поэтому мы также сконцентрировали свое внимание на визитах посетителей с особенностями интеллектуального развития. Для многих из них это был первый визит в музей. А посетителям с нарушениями слуха важно говорить на своем языке. По этой причине мы пригласили Артура Водолагина из организации глухих экскурсоводов «Жест в музее», которые ведут экскурсии на РЖЯ в музеях Москвы». Мария Сарычева

Новый опыт

Адаптированную для людей с инвалидностью часть выставки Мария Сарычева разрабатывала вместе с менеджером инклюзивных программ Галиной Новоторцевой. Именно под их руководством в свое время был создан отдел инклюзивных программ Музея современного искусства «Гараж». В работе над «Игрой с шедеврами» кураторы опирались не только на мировые практики, но и на свой предыдущий опыт. Проект они начали с проведения дискуссий-тренингов по пониманию инвалидности с сотрудниками Еврейского музея и центра толерантности.

Кураторы выставки считают, что нужно менять отношение общества к людям с инвалидностью. Фото предоставлено пресс-службой музея.

«К нам также присоединилась Дарья Давидова, сотрудница музея. Она давно и долго проводит экскурсии с переводом на жестовый язык для неслышащих и слабослышащих посетителей. Моя задача – познакомить команду музея с целой инфраструктурой, которая за последние несколько лет выросла в Москве. Это переводчики русского жестового языка, мастерские по изготовлению тактильных моделей. А также общественные организации, которые развивают навыки самостоятельного проживания у людей с особенностями интеллектуального развития». Мария Сарычева

Создатели инклюзивной программы выставки говорят, что это первый подобный опыт для Еврейского музея и центра толерантности. Мария Сарычева считает, что проект «Игра с шедеврами» получился удачным, но еще есть моменты, которые надо проработать в будущем. Например, обнаружились проблемы с физической доступностью самой выставки – некоторым посетителям было сложно самостоятельно поворачивать ручки на дверях. Эксперт уверена, что в первую очередь работать нужно именно над возможностью самостоятельного посещения музея людьми с инвалидностью. Причем развивать инклюзивное направление нужно не только в одном музее. Но и в целом менять отношение людей к этому вопросу.

«У нас в обществе еще есть понимание ребенка и подростка, как «недостаточно взрослого». В России по-прежнему существуют психоневрологические интернаты, а среди общественных организаций довольно часто встречается термин «подопечный». В общем, работы еще много. А грезить об обществе, где понимаем, принимаем и ценен опыт каждого из нас, – необходимо». Мария Сарычева