«Тот же офис, только дома?»: как гиг-экономика изменила нашу жизнь

Что ждет фрилансеров в будущем? Автор иллюстрации: Наталья Ямщикова
Что ждет фрилансеров в будущем? Автор иллюстрации: Наталья Ямщикова

Когда мы вызы­ва­ем так­си через Uber или ищем квар­ти­ру для отпус­ка в Airbnb, мы не заду­мы­ва­ем­ся о том, что эти сер­ви­сы часть «рабо­ты буду­ще­го» или «гиг-эко­но­ми­ка». Как сей­час раз­ви­ва­ет­ся гиг-эко­но­ми­ка в Рос­сии, и что ждет фри­лан­се­ров в буду­щем? Раз­би­ра­лась Алек­сандра Кок­ша­ро­ва.

Фриланс как собственный бизнес

За годы рабо­ты на фри­лан­се Миля раз­ра­бо­та­ла для себя удоб­ный гра­фик. Она про­сы­па­ет­ся в 10–11 утра, начи­на­ет рабо­тать в пол­день и после несколь­ких часов дела­ет пере­рыв на обед. В это вре­мя, что­бы пере­клю­чить­ся и отдох­нуть, она идет за про­дук­та­ми или по делам. После чего про­дол­жа­ет рабо­ту. В ито­ге фри­лан­сер рабо­та­ет при­мер­но по шесть часов в день, но при­зна­ет­ся, что в пере­ры­вах посто­ян­но чита­ет ста­тьи по сво­ей спе­ци­а­ли­за­ции, дора­ба­ты­ва­ет сайт, ведет канал и рас­сыл­ку, обду­мы­ва­ет новые идеи и раз­ра­ба­ты­ва­ет кур­сы. «Поэто­му фоном я в рабо­те посто­ян­но», – гово­рит Миля.

В таком режи­ме фри­лан­сер и автор теле­грам-кана­ла «Remote & Freelance» Миля Кот­ля­ро­ва рабо­та­ет уже восемь лет. За это вре­мя она про­ве­ла в офи­се толь­ко две неде­ли. Миля сра­зу нача­ла как фри­лан­сер, минуя офис­ную рабо­ту. «Мне было важ­но сов­ме­щать зара­бо­ток с уче­бой и иметь воз­мож­ность как угод­но дви­гать рабо­чие часы, – рас­ска­зы­ва­ет Миля Кот­ля­ро­ва. – Я нача­ла с того, что у меня хоро­шо полу­ча­лось, – с мон­та­жа. Но про­ек­тов имен­но на мон­таж было мало, поэто­му я посту­па­ла ина­че: иска­ла про­ек­ты на съем­ку и видео­ди­зайн и аут­сор­си­ла то, что не уме­ла, дру­гим фри­лан­се­рам. Нахо­ди­ла опе­ра­то­ров, видео­ди­зай­не­ров, ста­ви­ла им зада­чи, а сама мон­ти­ро­ва­ла и зани­ма­лась всей орга­ни­за­ци­он­ной частью», – вспо­ми­на­ет Миля.

По оцен­кам Мили, за мон­таж одно­го роли­ка в нача­ле рабо­ты на фри­лан­се она полу­ча­ла от 5 до 10 тысяч руб­лей и быст­ро поня­ла, что ей не нуж­на дру­гая рабо­та. Глав­ная про­бле­ма для Мили состо­я­ла в том, что поток зака­зов был неста­биль­ным и у нее не было уве­рен­но­сти в том, что зав­тра будет про­ект. В такой ситу­а­ции важ­но было каж­дый день зани­мать­ся поис­ком новых кли­ен­тов и раз­ви­вать отно­ше­ния с дей­ству­ю­щи­ми, про­ка­чи­вать­ся в мон­та­же и съем­ке.

«В ито­ге нико­гда не сиде­ла без рабо­ты, даже в мерт­вый сезон. Глав­ное на фри­лан­се – про­ак­тив­ность и упор­ство. А еще вера в себя», – заклю­ча­ет Миля. За счет посто­ян­но­го раз­ви­тия сво­их навы­ков, кото­рые необ­хо­ди­мы для того, что­бы выпол­нять не про­сто разо­вые зада­чи, а более слож­ные ком­плекс­ные услу­ги, Миля за восемь лет при­шла к зара­бот­ку в 100 000 руб­лей, начав с 25 000. Три года назад, поми­мо мон­та­жа, Миля ста­ла зани­мать­ся кон­тент-мар­ке­тин­гом.

Свое ИП (инди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель) Миля заре­ги­стри­ро­ва­ла, когда ухо­ди­ла с офи­ци­аль­ной уда­лен­ной рабо­ты, через онлайн-банк. Миля выбра­ла упро­щен­ную систе­му нало­го­об­ло­же­ния, и опла­ти­ла гос­по­шли­ну для оформ­ле­ния.

Если фри­лан­сер не заре­ги­стри­ро­вал­ся как инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель и не офор­мил отно­ше­ния с фон­дом соци­аль­но­го стра­хо­ва­ния (ФСС) по месту житель­ства, то он не может рас­счи­ты­вать на денеж­ную ком­пен­са­цию во вре­мя болез­ни. Раз­мер посо­бия по вре­мен­ной нетру­до­спо­соб­но­сти у ИП не будет боль­шим, пото­му что он опре­де­ля­ет­ся, исхо­дя из МРОТ. Раз­мер посо­бия так­же зави­сит от стра­хо­во­го ста­жа.

Фри­лан­сер может быть при­знан инди­ви­ду­аль­ным пред­при­ни­ма­те­лем, если регу­ляр­но полу­ча­ет доход от сво­ей рабо­ты, а не ока­зы­ва­ет разо­вые услу­ги. За неза­кон­ную пред­при­ни­ма­тель­скую дея­тель­ность в Рос­сии преду­смот­рен штраф от 500 до 2 тысяч руб­лей при усло­вии дохо­да до 1,5 мил­ли­о­на руб­лей в год. При этом у фри­лан­се­ра есть воз­мож­ность рабо­тать по тру­до­во­му дого­во­ру, по граж­дан­ско-пра­во­во­му дого­во­ру, как физи­че­ское лицо или как инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель. От выбо­ра пра­во­вой фор­мы зави­сит и поря­док упла­ты нало­гов.

Драйвер гиг-экономики

В обла­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий поня­тие «фри­ланс» при­жи­лось успеш­нее все­го. Это лег­ко объ­яс­ни­мо: не всем IT-спе­ци­а­ли­стам нуж­но про­во­дить каж­дый рабо­чий день в офи­се. К тому же спе­ци­фи­ка поз­во­ля­ет зара­ба­ты­вать на несколь­ких про­ек­тах одно­вре­мен­но.

На самой попу­ляр­ной рос­сий­ской фри­ланс-бир­же Weblacnher.net сей­час заре­ги­стри­ро­ва­но боль­ше одно­го мил­ли­о­на фри­лан­се­ров. Это люди, кото­рые предо­став­ля­ют свои услу­ги для вре­мен­ной рабо­ты. Самые извест­ные пред­ста­ви­те­ли гиг-эко­но­ми­ки на рос­сий­ском рын­ке – Airbnb, Uber, Skyeng, Blablacar.

К 2020 году 20% рабо­чих мест в Рос­сии будут вир­ту­аль­ны­ми. Автор иллю­стра­ции: Ната­лья Ямщи­ко­ва

Отсчет­ная точ­ка в исто­рии гиг-эко­но­ми­ки – 2003 год. Тогда ком­па­ния OnForce одной из пер­вых дала фри­лан­се­рам воз­мож­ность рабо­тать не толь­ко на част­ни­ков, но и на неболь­шие ком­па­нии. 2008–2009 годы уси­ли­ли пози­ции «гиг-эко­но­ми­ки»: воз­мож­ность быст­ро зара­бо­тать в отсут­ствии посто­ян­но­го зара­бот­ка для мно­гих была насто­я­щим спа­се­ни­ем.

В 2010 году в Аме­ри­ке запус­ка­ет­ся Uber. Уже через четы­ре года ком­па­ния сооб­щи­ла, что каж­дый месяц «дает рабо­ту 20 тыся­чам новых води­те­лей». Раз­ви­тие новых тех­но­ло­гий ста­ло при­чи­ной, по кото­рой ком­па­нии транс­фор­ми­ро­ва­ли биз­нес-моде­ли и выве­ли часть про­цес­сов в онлайн-про­стран­ство. Так, тех­но­ло­ги­че­ские ком­па­нии, объ­еди­нив­шие вокруг себя сотруд­ни­ков, ста­ли дви­жу­щей силой гиг-эко­но­ми­ки.

Рос­сий­ская онлайн-шко­ла англий­ско­го язы­ка Skyeng, кото­рая недав­но вошла в два­дцат­ку самых доро­гих ком­па­ний Руне­та, рабо­та­ет по моде­ли гиг-эко­но­ми­ки. Заня­тия в шко­ле про­хо­дят с исполь­зо­ва­ни­ем интер­ак­тив­ной онлайн-плат­фор­мы Vimbox. Сей­час в шко­ле 6570 пре­по­да­ва­те­лей, живу­щих по все­му миру, и боль­ше 70 тысяч уче­ни­ков. Все пре­по­да­ва­те­ли шко­лы рабо­та­ют уда­лен­но. 40% учи­те­лей – это фул­л­тай­ме­ры, и 60% парт­тай­ме­ры, кото­рые отда­ют ком­па­нии не боль­ше 20 часов в неде­лю. Устра­и­ва­ясь на рабо­ту, все пре­по­да­ва­те­ли про­хо­дят мно­го­сту­пен­ча­тое собе­се­до­ва­ние и допол­ни­тель­ное обу­че­ние для рабо­ты в шко­ле, после кото­ро­го сда­ют экза­ме­ны.

Еще по теме: Как делить­ся зна­ни­я­ми с кол­ле­га­ми и не боять­ся вырас­тить кон­ку­рен­тов

«Все это про­хо­дит уда­лен­но. В офлайне у нас вооб­ще ниче­го не про­ис­хо­дит кро­ме того, что люди там живут, – шутит дирек­тор Skyeng по биз­нес-раз­ви­тию Алек­сандр Ларья­нов­ский. – Мы изна­чаль­но заду­мы­ва­ли ком­па­нию на уда­лен­ке не для эко­но­мии средств, а исклю­чи­тель­но для того, что­бы сде­лать более серьез­ный кастинг», – рас­ска­зы­ва­ет он. По сло­вам Ларья­нов­ско­го, уда­лен­ка дает воз­мож­ность нахо­дить луч­ших пре­по­да­ва­те­лей по все­му миру, а не толь­ко тех, кто живет рядом с офи­сом.

Воз­мож­ность пере­да­вать инфор­ма­цию на рас­сто­я­нии и воз­мож­ность не быть при­вя­зан­ным к одной точ­ке для рабо­ты – две клю­че­вые при­чи­ны, кото­рые поз­во­ля­ют фри­лан­су суще­ство­вать как тер­ми­ну, счи­та­ет руко­во­ди­тель «Ака­де­мии Лай­фх­а­ке­ра» Сер­гей Боли­сов. «Исто­рия науч­но-тех­ни­че­ско­го раз­ви­тия, начи­ная с теле­гра­фа, так или ина­че вела к появ­ле­нию тех­но­ло­ги­че­ских гиган­тов и рас­про­стра­не­нию фри­лан­са в наши дни», – гово­рит Боли­сов.

Спе­ци­а­ли­сты J’son & Partners Consulting под­счи­та­ли, что к 2020 году 20% рабо­чих мест в Рос­сии будут вир­ту­аль­ны­ми. Такая сме­на рабо­чих мест поз­во­лит рабо­то­да­те­лям сэко­но­мить более 1 трлн руб­лей.

Кста­ти, важ­но не путать поня­тия «фри­ланс» и «уда­лен­ка». Уда­лен­ная рабо­та – это тот же офис, толь­ко дома. Сотруд­ник, рабо­та­ю­щий уда­лен­но, офи­ци­аль­но оформ­лен по Тру­до­во­му кодек­су, полу­ча­ет ста­биль­ную зар­пла­ту, у него есть опла­чи­ва­е­мый отпуск и стан­дарт­ное рабо­чее вре­мя, в кото­рое необ­хо­ди­мо быть на свя­зи. Фри­ланс – это про­ект­ная рабо­та. Так рабо­та­ют, напри­мер, пред­при­ни­ма­те­ли и агент­ства: ищут кли­ен­тов, выпол­ня­ют для них зада­чу, полу­ча­ют день­ги и ищут сле­ду­ю­ще­го. «На фри­лан­се рабо­чий про­цесс ста­но­вит­ся более гиб­ким и про­зрач­ным, – гово­рит соос­но­ва­тель стар­та­па TopExpert Ари­на Его­ро­ва. – Сотруд­ник сам рас­пре­де­ля­ет свою нагруз­ку, кли­ент сам реша­ет, какое коли­че­ство задач отда­вать на фри­ланс. При этом вот кон­крет­ная зада­ча – вот ее резуль­тат, и кли­ент пла­тит за этот резуль­тат, а не за обе­ща­ние или про­цесс».

«Директор по фандрайзингу на час»

Кон­суль­тант по фанд­рай­зин­гу Мария Але­шина ста­ла фри­лан­се­ром после того, как про­ра­бо­та­ла фанд­рай­зе­ром во Все­мир­ном фон­де дикой при­ро­ды (WWF) Рос­сии шесть лет. Мария ухо­ди­ла из офи­са, пото­му что хоте­ла сде­лать пау­зу и понять, чем она хочет зани­мать­ся даль­ше, но после того как Мария напи­са­ла пост о том, что поки­да­ет долж­ность, ей ста­ли посту­пать пред­ло­же­ния по той же спе­ци­аль­но­сти, в то вре­мя как ей хоте­лось чего-то ново­го.

«Я поня­ла, что то, что я умею делать, я могу делать не в офи­се для одной орга­ни­за­ции, а для несколь­ких орга­ни­за­ций: кон­суль­ти­ро­вать их, помо­гать им выстра­и­вать у себя систе­му част­но­го фанд­рай­зин­га с теми инстру­мен­та­ми, кото­рые у них есть. Если мож­но так ска­зать, стать дирек­то­ром по фанд­рай­зин­гу на час», – рас­ска­зы­ва­ет Мария.

После ухо­да из офи­са она запу­сти­ла веби­нар об инстру­мен­тах фанд­рай­зин­га для неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций, кото­рый про­ве­ла уже два­жды для десят­ка орга­ни­за­ций. По сло­вам Марии, рабо­та на фри­лан­се очень отли­ча­ет­ся от офис­ной. Необ­хо­ди­мо само­сто­я­тель­но выстра­и­вать свой гра­фик, вре­ме­ни на выпол­не­ние задач мень­ше, а ответ­ствен­но­сти боль­ше. «Для того что­бы рабо­тать на фри­лан­се, тре­бу­ет­ся дис­ци­пли­на и уме­ние дер­жать чет­кий тай­минг . Ну, и, поми­мо все­го про­че­го, у меня нет боль­нич­но­го и опла­чи­ва­е­мо­го отпус­ка, так как я ИП. Я все кон­тро­ли­рую сама и создаю финан­со­вую подуш­ку, кото­рая долж­на быть, если что-то про­изой­дет», – гово­рит Мария.

«Фриланс подходит для всех?»

Одна­ко важ­но пони­мать, что фри­ланс под­хо­дит не всем. Во-пер­вых, пото­му что это в боль­шей сте­пе­ни пред­при­ни­ма­тель­ская дея­тель­ность. У фри­лан­се­ров нет команд. Гово­ря о при­чи­нах ухо­да с фри­лан­са в офис, участ­ни­ки IT-фору­ма «Тостер», в первую оче­редь, упо­ми­на­ют слож­но­сти с карьер­ным ростом. Серьез­ной при­чи­ной для дру­гих явля­ет­ся жела­ние скон­цен­три­ро­вать­ся имен­но на сво­ей спе­ци­аль­но­сти, а не зани­мать­ся рутин­ной рабо­той. Неко­то­рые упо­ми­на­ют баналь­ное неуме­ние эффек­тив­но рабо­тать дома или жела­ние рабо­тать в круп­ных про­ек­тах.

Перед тем как занять долж­ность млад­ше­го фронт-энд раз­ра­бот­чи­ка в ком­па­нии Vox, Мак­сим Уса­чев семь лет рабо­тал из дома, полу­чая зака­зы на бир­жах тру­да и кли­ен­тов, кото­рые нахо­ди­ли его на фору­мах и в мес­сен­дже­рах. «В рабо­те на фри­лан­се мне нра­ви­лось, что мож­но брать толь­ко нуж­ную мне рабо­ту и рабо­тать сколь­ко поже­ла­ешь. Мне не нуж­но рано вста­вать или ездить куда-то на мет­ро, за спи­ной не было началь­ни­ка и я был предо­став­лен сам себе, – вспо­ми­на­ет Мак­сим. – Но, рабо­тая в таком рит­ме, я пони­мал, что мне не хва­та­ет кол­лег, кото­рые под­ска­жут и научат меня чему-то ново­му, и тим­ли­да, кото­рый сде­ла­ет код-ревью моей рабо­ты и ука­жет на сла­бые места». По сло­вам Мак­си­ма, имен­но эта при­чи­на под­толк­ну­ла его к тому, что­бы пой­ти рабо­тать в офис. “Я ни кап­ли не пожа­лел об этом, посколь­ку за эти пол­то­ра года рабо­ты в ком­па­нии про­ка­чал­ся боль­ше, чем за все семь лет фри­лан­са», – гово­рит Мак­сим.

«Когда один из наших сотруд­ни­ков силь­но забо­лел, мы ста­ли раз­би­рать­ся и обна­ру­жи­ли, что он несколь­ко меся­цев не выхо­дил из дома. До это­го момен­та я не знал, что такое быва­ет, – рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Ларья­нов­ский. – Мы нача­ли зада­вать вопро­сы об обра­зе жиз­ни дру­гим нашим сотруд­ни­кам и выяс­ни­ли, что это не един­ствен­ный слу­чай».

Неко­то­рые иссле­до­ва­ния дей­стви­тель­но отме­ча­ют вза­и­мо­связь меж­ду дол­гой изо­ля­ци­ей от обще­ства и риском раз­ви­тия депрес­сии. Рабо­тая из дома, мно­гие люди лише­ны при­выч­но­го рабо­че­го соци­у­ма, они выпа­да­ют из инфор­ма­ци­он­но­го поля ком­па­нии и чув­ству­ют себя оди­но­ко.

Еще по теме: Как общать­ся онлайн по рабо­те и не выго­реть

В Skyeng реши­ли эту про­бле­му за счет еди­ной систе­мы обще­ния, пере­не­сен­ной из офлай­на в Slack. В спе­ци­аль­ном кана­ле сотруд­ни­ки делят­ся «нера­бо­чей инфор­ма­ци­ей»: рас­ска­зы­ва­ют фак­ты о себе, о сво­ем горо­де, отме­чая кол­лег и при­зы­вая их делать то же самое.

«Сотруд­ник, с кото­ро­го нача­лась эта про­фи­лак­ти­ка выго­ра­ния, жив и здо­ров, – гово­рит Ларья­нов­ский. – Но в шут­ку мы дого­во­ри­лись, что шарим друг дру­гу свои шаго­ме­ры и как-то под­твер­жда­ем тот факт, что мы не толь­ко рабо­та­ем».

Один из оче­вид­ных мину­сов «гиг-эко­но­ми­ки» в том, что боль­шин­ство заказ­чи­ков, кото­рые ищут фри­лан­се­ров на бир­жах, заин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы полу­чить заказ, испол­нен­ный в мак­си­маль­но корот­кие сро­ки. «Если пове­зет, то фри­лан­се­ру могут попасть­ся щед­рые заказ­чи­ки, гото­вые пла­тить за каче­ство. Но такое быва­ет не часто, посколь­ку, как пра­ви­ло, заказ­чи­ки выби­ра­ют имен­но того испол­ни­те­ля, кото­рый поста­вил мень­шую цену», – гово­рит Мак­сим Уса­чев. По его сло­вам, решить это про­бле­му помог­ло вре­мя: вско­ре у него появи­лись «цен­ные» кли­ен­ты, кото­рые дове­ря­ли ему и были заин­те­ре­со­ва­ны не в ско­ро­сти, а в каче­стве.

Учи­ты­вая все эти фак­то­ры, фри­лан­сер дол­жен стать юри­стом и мене­дже­ром для само­го себя, но даже зна­ние зако­на и уме­ние про­да­вать свои услу­ги может не спа­сти его: в реаль­но­сти дале­ко не все ком­па­нии согла­ша­ют­ся под­пи­сы­вать офи­ци­аль­ные дого­во­ры с фри­лан­се­ра­ми и пла­тят налич­ны­ми. Те, в свою оче­редь, не имея посто­ян­но­го зара­бот­ка, вынуж­де­ны согла­шать­ся на «серую зар­пла­ту». С таким пове­де­ни­ем заказ­чи­ков чаще все­го стал­ки­ва­ют­ся начи­на­ю­щие фри­лан­се­ры.

Без оформления «самозанятости» – гонорар не выплатим

После того как Ната­лья (имя изме­не­но по прось­бе геро­и­ни. – Прим. ред.) закон­чи­ла кур­сы по пись­му о совре­мен­ном искус­стве, она напи­са­ла пост в Facebook о том, что ищет зака­зы. В ответ на пост извест­ный гале­рист при­гла­сил ее напи­сать тек­сты к аук­ци­он­но­му сете­во­му ката­ло­гу. Ната­лья и еще несколь­ко чело­век по прось­бе заказ­чи­ка нача­ли рабо­ту в уско­рен­ном режи­ме, в день аук­ци­о­на рабо­та была закон­че­на. Перед нача­лом рабо­ты Ната­лья, как и осталь­ные авто­ры, не заклю­чи­ла с заказ­чи­ком дого­вор. Соглас­но уст­ной дого­во­рен­но­сти, гоно­рар дол­жен был прий­ти авто­рам через две неде­ли после аук­ци­о­на. Одна­ко ни через две неде­ли, ни через месяц Ната­лья не полу­чи­ла обе­щан­ных денег. Когда она напи­са­ла заказ­чи­ку, что­бы выяс­нить, в чем дело, тот отве­тил ей, что гале­рея «пере­хо­дит на новую систе­му опла­ты», о кото­рой авто­рам изна­чаль­но ниче­го не было извест­но.

Через две неде­ли после того как заказ­чик пере­стал отве­чать, Ната­лья напи­са­ла пись­мо адми­ни­стра­то­ру гале­реи, но вновь не полу­чи­ла отве­та. Тогда она напи­са­ла об этой ситу­а­ции пост на сво­ей стра­ни­це в Facebook. «И это было глав­ным собы­ти­ем в этой исто­рии, – гово­рит Ната­лья. – Мне повез­ло иметь мно­го дру­зей и под­пис­чи­ков, кото­рые бур­но ста­ли реа­ги­ро­вать на ситу­а­цию. Так же бур­но отре­а­ги­ро­ва­ла гале­рея. Было реше­но неза­мед­ли­тель­но выпла­тить гоно­ра­ры налич­ны­ми всем, меня попро­си­ли убрать пост, в чем я, конеч­но, отка­за­ла», – вспо­ми­на­ет автор. Но на этом про­бле­мы не закон­чи­лись: спу­стя час после пуб­ли­ка­ции поста зна­ко­мая Ната­льи, кото­рая писа­ла тек­сты для аук­ци­о­на вме­сте с ней, сооб­щи­ла, что гале­рея сно­ва поме­ня­ла реше­ние, и выпла­ты всем осталь­ным авто­рам посту­пят толь­ко после оформ­ле­ния «само­за­ня­то­сти», хотя изна­чаль­но заказ­чик не упо­ми­нал об этом.

«Мне как «винов­ни­ку» ситу­а­ции это­го не сооб­щи­ли, посчи­тав, что я успо­ко­юсь, полу­чу свои день­ги и не узнаю, что ска­за­ли дру­гим», – вспо­ми­на­ет Ната­лья. После это­го она сно­ва напи­са­ла адми­ни­стра­то­ру гале­реи, после чего ей позво­нил заказ­чик. «Я в про­дол­жи­тель­ном раз­го­во­ре выска­за­ла свое отно­ше­ние: мы ни в коем слу­чае не будем тер­петь неспра­вед­ли­вость и пре­не­бре­же­ние, посто­ян­ные сме­ны дого­во­ров. Поче­му кто-то дол­жен оформ­лять само­за­ня­тость, а кто-то нет? Зачем оформ­лять само­за­ня­тость людям, кото­рые не зани­ма­ют­ся фри­лан­сом посто­ян­но и могут рабо­тать по дого­во­ру ГПХ (дого­вор граж­дан­ско-пра­во­во­го харак­те­ра. – Прим. ред.). Поче­му гале­рея не может сна­ча­ла перей­ти на новую систе­му опла­ты, а потом дого­ва­ри­вать­ся с авто­ра­ми на новых усло­ви­ях? Десят­ки авто­ров доб­ро­со­вест­но выпол­ни­ли свою рабо­ту, ждут свои зара­бо­тан­ные день­ги, пока гале­рея спо­кой­но пожи­на­ет пло­ды аук­ци­о­на».

Поз­же Ната­лья выяс­ни­ла, что это не пер­вый подоб­ный слу­чай. В ито­ге гале­рея все же выпла­ти­ла авто­рам день­ги из-за того, что ситу­а­ция была пре­да­на слиш­ком широ­кой обще­ствен­ной оглас­ке.

«Это научи­ло меня, во-пер­вых, нико­гда не рабо­тать без дого­во­ра, во-вто­рых, нико­гда не замал­чи­вать недоб­ро­со­вест­ность рабо­то­да­те­лей, а объ­еди­нять­ся, соли­да­ри­зи­ро­вать­ся в борь­бе про­тив неспра­вед­ли­вых усло­вий тру­да. Ну, и нико­гда не рабо­тать на людей с пло­хой репу­та­ци­ей», – резю­ми­ру­ет Ната­лья.

Одна­ко про­бле­мы с заказ­чи­ка­ми воз­ни­ка­ют и у фри­лан­се­ров со ста­жем.

«Платеж с назначением “Велосипед“»

Юрий Соло­вьев (имя изме­не­но по прось­бе героя. – Прим. ред.) рабо­та­ет на фри­лан­се уже семь лет. Послед­ние два года он живет исклю­чи­тель­но на гоно­ра­ры. За это вре­мя Юрий пуб­ли­ко­вал­ся как автор в обще­ствен­но-поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских, куль­тур­ных и лайф­стайл изда­ни­ях, писал тек­сты для реклам­ных и кре­а­тив­ных агентств, редак­ти­ро­вал кни­ги и докла­ды.

«Глав­ное, что бро­са­ет­ся в гла­за, если огля­ды­вать­ся назад, насколь­ко ухуд­ши­лась ситу­а­ция в целом, – гово­рит Юрий. – Если рань­ше все шути­ли над поряд­ка­ми выпла­ты гоно­ра­ров в изда­тель­ском доме «Look At Media» и бун­том их фри­лан­се­ров, кото­рым по году не выпла­чи­ва­ли день­ги, то послед­ние года так три подоб­ные прак­ти­ки ста­ли общим местом, а гоно­ра­ры еще силь­нее сдви­ну­лись в серую зону».

За вре­мя рабо­ты Юрий успел пере­жить и пуб­лич­ные скан­да­лы из-за невы­пла­чен­ных гоно­ра­ров, и выпла­ты налом в дру­гой валю­те, и пере­во­ды денег с кар­ты на кар­ту с назна­че­ни­ем «вело­си­пед», и пред­ло­же­ние отдать гоно­рар бар­те­ром.

«Чисто с точ­ки зре­ния зако­но­да­тель­ных рамок рабо­та­ют толь­ко медиа, кото­рые явля­ют­ся частью круп­ных ком­па­ний, таких как «Рам­блер», «Condenast» или «Independent Media», – счи­та­ет Юрий. – Мак­си­маль­но в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством РФ рас­пла­чи­ва­лись со мной и СМИ с реги­стра­ци­ей в дру­гой стране. Впро­чем, быва­ли и зако­но­по­слуш­ные малень­кие нише­вые медиа на пару тысяч чита­те­лей».

Юрий заре­ги­стри­ро­вал­ся как ИП, но пере­стал про­во­дить через него гоно­ра­ры. «Это свя­за­но с тем, что став­ка гоно­ра­ров за послед­ние семь лет не вырос­ла, а где-то даже и упа­ла, несмот­ря на общие струк­тур­ные изме­не­ния в эко­но­ми­ке, – объ­яс­ня­ет фри­лан­сер. – Может быть, это мелоч­но, но для мно­гих медиа про­во­дить гоно­ра­ры через ИП про­ще и выгод­нее, мне – лишь лиш­няя моро­ка с нало­го­вой».

Что дальше?

Для «лега­ли­за­ции дея­тель­но­сти само­за­ня­тых» 1 янва­ря 2019 года в Рос­сии был в экс­пе­ри­мен­таль­ном режи­ме при­нят зако­но­про­ект с назва­ни­ем «Налог на про­фес­си­о­наль­ный доход» (НПД). Пока зако­но­про­ект при­нят толь­ко в Москве, Мос­ков­ской и Калуж­ской обла­стях и Рес­пуб­ли­ке Татар­стан. Зако­но­про­ект, по мне­нию зако­но­да­те­лей, дол­жен помочь рос­сий­ским фри­лан­се­рам, кото­рые до это­го рабо­та­ли в чер­ную или полу­ле­галь­но, вый­ти из тени, не реги­стри­ру­ясь в каче­стве ИП и отчис­ляя в бюд­жет все­го 4–6% от дохо­дов.

«Спу­стя пол­го­да после при­ня­тия зако­но­про­ек­та вид­но, что осо­бо­го инте­ре­са он ни у кого не вызвал, – гово­рит руко­во­ди­тель «Ака­де­мии Лай­фх­а­ке­ра» Сер­гей Боли­сов. – У фри­лан­се­ров по пово­ду ново­го про­ек­та очень боль­шие опа­се­ния, при­чем у фри­лан­се­ров из самых раз­ных сфер, начи­ная от фото­гра­фов, закан­чи­вая инже­не­ра­ми. Это свя­за­но в целом с недо­ве­ри­ем к кон­тро­лю со сто­ро­ны регу­ли­ру­ю­щих орга­нов».

По сло­вам Боли­со­ва, на при­ме­ре четы­рех реги­о­нов пока труд­но ска­зать о том, как будет рабо­тать зако­но­про­ект в Рос­сии. Для того, что­бы про­ве­рить, как рабо­та­ет при­ло­же­ние для само­за­ня­тых, Сер­гей сам ска­чал его. По его сло­вам, сей­час его рабо­та боль­ше похо­жа на тесто­вый режим: «Мне кажет­ся, что это хоро­шая аль­тер­на­ти­ва ИП, кото­рый для мно­гих фри­лан­се­ров по-преж­не­му оста­ет­ся финан­со­во неподъ­ем­ным. Москва, конеч­но, кишит фри­лан­се­ра­ми, но основ­ная часть фри­лан­се­ров – это жите­ли реги­о­нов. Инте­рес­но, кос­нет­ся ли зако­но­про­ект их», – гово­рит Боли­сов.

«Налог на про­фес­си­о­наль­ный доход – оче­ред­ная напад­ка на сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ства, от кото­ро­го и так мало что оста­лось». Юрий Соло­вьев

Юрий счи­та­ет, что новый закон будет спо­соб­ство­вать даль­ней­ше­му ухо­ду в серую зону. «Это нам, при­ви­ле­ги­ро­ван­ным сотруд­ни­кам медиа, кажет­ся, что фри­лан­сер – это такой пред­ста­ви­тель кре­а­тив­но­го клас­са, кото­рый пишет код для немец­ко­го стар­та­па из стиль­но­го мос­ков­ско­го ковор­кин­га, – гово­рит Юрий. – Нет, само­за­ня­тый – это, в первую оче­редь, мать-оди­ноч­ка из реги­о­нов, кото­рая в сво­бод­ное от основ­ной рабо­ты про­да­ет через Инста­грам тор­ты, что­бы све­сти кон­цы с кон­ца­ми».