Personal Democracy Forum: почему реклама в Facebook угрожает демократии

Катаржина Шимелевич уверена, что пользователи уже давно стали мишенями для политических рекламных кампаний. Фото из архива Personal Democracy Forum.
Катар­жи­на Шиме­ле­вич уве­ре­на, что поль­зо­ва­те­ли уже дав­но ста­ли мише­ня­ми для поли­ти­че­ских реклам­ных кам­па­ний. Фото из архи­ва Personal Democracy Forum.

Тар­ге­ти­ро­ван­ная поли­ти­че­ская рекла­ма в соци­аль­ных сетях может стать угро­зой демо­кра­тии. К тако­му выво­ду при­шли спи­ке­ры еже­год­но­го меж­ду­на­род­но­го фору­ма пер­со­наль­ной демо­кра­тии Personal Democracy Forum, кото­рый про­шел в апре­ле 2019 года в горо­де Гдань­ске (Поль­ша). Тема фору­ма: «Кому мы дове­ря­ем» («In whom we trust»).

«Это не про­сто кон­фе­рен­ция. Мы хотим, что­бы участ­ни­ки ощу­ща­ли себя частью гло­баль­но­го сооб­ще­ства, кото­рое пыта­ет­ся изме­нить мир к луч­ше­му», – ска­зал во вре­мя откры­тия фору­ма Энд­рю Расьех, осно­ва­тель Civic Hall и Personal Democracy Forum. Одной из основ­ных тем в этом году ста­ли соци­аль­ные сети и то, как они вли­я­ют на наш поли­ти­че­ский выбор. Спи­ке­ры обсуж­да­ли тар­ге­тин­го­вую рекла­му и гра­ни­цы допу­сти­мо­го вме­ша­тель­ства плат­форм в выбор поль­зо­ва­те­лей. 

Инструменты прозрачности 

Катар­жи­на Шиме­ле­вич, обще­ствен­ный дея­тель и пре­зи­дент фон­да Panoptykon, рас­ска­за­ла, что Интер­нет открыл людям доступ к инфор­ма­ции и дал воз­мож­ность почув­ство­вать себя частью гло­баль­но­го сооб­ще­ства. «Мы счи­та­ем себя обыч­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми, кото­рые про­сто обща­ют­ся с близ­ки­ми по духу людь­ми в соци­аль­ных сетях. Но для ком­па­ний мы уже дав­но ста­ли мише­нью», – уве­ре­на экс­перт.

Катар­жи­на Шиме­ле­вич счи­та­ет, что алго­рит­мы тар­ге­тин­га поли­ти­че­ской рекла­мы в соци­аль­ных сетях долж­ны быть про­зрач­ны­ми.

Вла­дель­цы акка­ун­тов могут выбрать, какой инфор­ма­ци­ей поде­лить­ся с соци­аль­ны­ми сетя­ми. Вот толь­ко эти дан­ные лишь вер­ши­на айс­бер­га. Ком­па­нии наблю­да­ют за пове­де­ни­ем поль­зо­ва­те­лей, ана­ли­зи­ру­ют его и состав­ля­ют пси­хо­мет­ри­че­ские порт­ре­ты. Они дела­ют выво­ды о пове­де­нии людей и пред­ска­зы­ва­ют сле­ду­ю­щие шаги поль­зо­ва­те­лей, руко­вод­ству­ясь собран­ной инфор­ма­ци­ей.

Соци­аль­ные сети с помо­щью тар­ге­ти­ро­ван­ной рекла­мы все вре­мя пред­ла­га­ют купить какой-то товар. Ком­па­нии реша­ют, что вла­дель­цу акка­ун­та будет инте­ре­сен этот про­дукт или услу­га на осно­ве собран­ных о нем дан­ных. И эта ситу­а­ция нико­го не удив­ля­ет. Но как мно­го мы зна­ем об исполь­зо­ва­нии таких тех­но­ло­гий в поли­ти­че­ских целях? Катар­жи­на Шиме­ле­вич счи­та­ет, что пси­хо­мет­ри­че­ский про­филь поль­зо­ва­те­лей, состав­лен­ный спе­ци­а­ли­ста­ми с досту­пом к боль­шим базам дан­ных, дела­ет их уяз­ви­мы­ми. Такой тар­ге­тинг может быть опас­ным и ста­вит под угро­зу демо­кра­тию. 

«Я не един­ствен­ная, кто хотел бы знать, что про­ис­хо­дит. Регу­ля­то­ры тоже пони­ма­ют, что став­ки очень высо­ки», – рас­ска­за­ла экс­перт. Евро­пей­ская комис­сия при­зы­ва­ет круп­ней­шие интер­нет-кор­по­ра­ции к борь­бе за про­зрач­ность поли­ти­че­ской рекла­мы и при­ня­тию мер по предот­вра­ще­нию вме­ша­тель­ства в выбо­ры. Офи­ци­аль­но­го зако­но­да­тель­ства еще нет, пока это про­сто реко­мен­да­ции по само­ре­гу­ли­ро­ва­нию для ком­па­ний.

Евро­ко­мис­сия ожи­да­ет, что соци­аль­ные плат­фор­мы пред­при­мут сле­ду­ю­щие шаги.

  • Они будут рас­кры­вать всю инфор­ма­цию о поли­ти­че­ской рекла­ме и рекла­ме, кото­рая затра­ги­ва­ет ост­рые соци­аль­но-обще­ствен­ные про­бле­мы, напри­мер, мигра­цию. 
  • Появят­ся инстру­мен­ты, кото­рые помо­гут поль­зо­ва­те­лям взве­шен­но оце­ни­вать инфор­ма­цию. Напри­мер, соци­аль­ные сети пред­ло­жат озна­ко­мить­ся с дру­гой точ­кой зре­ния на ту же про­бле­му.
  • Предо­ста­вят доступ к не кон­фи­ден­ци­аль­ным дан­ным част­ным иссле­до­ва­те­лям, что­бы они мог­ли про­во­дить свои соб­ствен­ные рас­сле­до­ва­ния.

Катар­жи­на Шиме­ле­вич уве­ре­на, что это хоро­шие пра­ви­ла, но важ­но понять, как имен­но они будут рабо­тать на прак­ти­ке. Пока инфор­ма­ции о поли­ти­че­ской рекла­ме, кото­рую соци­аль­ные сети предо­став­ля­ют поль­зо­ва­те­лям, явно недо­ста­точ­но для пони­ма­ния, кто за ней сто­ит и поче­му она была пока­за­на имен­но вам. Facebook уже­сто­чил тре­бо­ва­ния к поли­ти­че­ской рекла­ме. Теперь авто­ры постов долж­ны ука­зы­вать пол­ное имя лица или назва­ние орга­ни­за­ции, кото­рая его опла­ти­ла. Эта инфор­ма­ция появ­ля­ет­ся непо­сред­ствен­но в самой рекла­ме. А подроб­ная инфор­ма­ция об объ­яв­ле­нии, напри­мер, ста­ти­сти­ка про­смот­ров, будет сохра­нять­ся в тече­ние семи лет в спе­ци­аль­ном архи­ве Ad Library. В реестр соц­се­ти уже вклю­че­ны более 50 стран, в кото­рых дей­ству­ют новые пра­ви­ла. 

«Напри­мер, меня инте­ре­су­ет поли­ти­че­ская рекла­ма, кото­рая была опуб­ли­ко­ва­на на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. Я захо­жу в биб­лио­те­ку объ­яв­ле­ний и смот­рю, как был настро­ен тар­ге­тинг. Одна рекла­ма была наце­ле­на на моло­дых жен­щин, живу­щих в Кие­ве. А дру­гая ори­ен­ти­ро­ва­на на взрос­лых муж­чин из Льво­ва. Да, я могу ана­ли­зи­ро­вать, поче­му каж­дая рекла­ма направ­ле­на на тех или иных поль­зо­ва­те­лей. Но дей­стви­тель­но ли этот инстру­мент дела­ет поли­ти­че­скую рекла­му в соци­аль­ной сети про­зрач­ной?» Катар­жи­на Шиме­ле­вич

При этом неза­ви­си­мые про­ек­ты, кото­рые соби­ра­ют дан­ные о поли­ти­че­ской рекла­ме в Facebook, стал­ки­ва­ют­ся с про­бле­ма­ми. Орга­ни­за­ция ProPublica созда­ла спе­ци­аль­ный пла­гин, кото­рый уже уста­но­ви­ли 22 тыся­чи поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети. С его помо­щью ProPublica соби­ра­ет базу дан­ных поли­ти­че­ских реклам­ных объ­яв­ле­ний Facebook Political Ad Collector. Уже сей­час она содер­жит инфор­ма­цию более чем о 150 000 кам­па­ни­ях. 

В янва­ре 2019 года ProPublica сооб­щи­ла, что Facebook запре­тил бра­у­зер­ным пла­ги­нам соби­рать дан­ные о поли­ти­че­ской рекла­ме и выяс­нять, поче­му объ­яв­ле­ние было тар­ге­ти­ро­ва­но на опре­де­лен­но­го поль­зо­ва­те­ля. Вице-пре­зи­дент по управ­ле­нию про­дук­та­ми Facebook Роб Летерл отве­тил на это, что соци­аль­ная сеть не пыта­ет­ся сде­лать рекла­му непро­зрач­ной. Все меры предо­сто­рож­но­сти Facebook направ­ле­ны на то, что­бы не дать тре­тьим сто­ро­нам зло­упо­треб­лять дан­ны­ми поль­зо­ва­те­лей. Он так­же ска­зал, что ком­па­ния рабо­та­ет над раз­ви­ти­ем встро­ен­но­го архи­ва с поли­ти­че­ской рекла­мой Ad Library. 

Одна­ко пред­ста­ви­те­ли ProPublica счи­та­ют, что этот инстру­мент не гаран­ти­ру­ет про­зрач­но­сти объ­яв­ле­ний. С помо­щью Ad Library нель­зя уви­деть неко­то­рые чув­стви­тель­ные пока­за­те­ли мик­ро­тар­ге­тин­га. Напри­мер, архив не пока­зы­ва­ет расу или рели­гию поль­зо­ва­те­лей, на кото­рых была наце­ле­на кам­па­ния. Коман­да Facebook гово­рит, что эти кате­го­рии тар­ге­тин­га нель­зя делать пуб­лич­ны­ми, пото­му что они могут рас­крыть кон­фи­ден­ци­аль­ную инфор­ма­цию о людях. Но не уточ­ня­ют, как имен­но это может про­изой­ти. При этом спе­ци­а­ли­сты ProPublica счи­та­ют, что имен­но эти пока­за­те­ли исполь­зу­ют­ся для вме­ша­тель­ства в поли­ти­че­ские про­цес­сы и ока­за­ния вли­я­ния на поль­зо­ва­те­лей.

Все, что есть у поль­зо­ва­те­лей, – это архив­ные дан­ные реклам­ной кам­па­нии с неко­то­ры­ми пока­за­те­ля­ми для тар­ге­тин­га. И дан­ные акка­ун­та, кото­рый создал поли­ти­че­ский пост. Но тот, кто на самом деле нахо­дит­ся по дру­гую сто­ро­ну экра­на и запла­тил за про­дви­же­ние объ­яв­ле­ния, все еще оста­ет­ся неви­ди­мым.

«И мы не зна­ем, как инфор­ма­ция о нас исполь­зу­ет­ся в нечест­ной игре. Мы про­сто долж­ны дове­рять Facebook, что они бес­при­страст­но выбра­ли поли­ти­че­ский кон­тент и не пре­сле­до­ва­ли свои инте­ре­сы в этом вопро­се. Что­бы дове­рять само­ре­гу­ли­ро­ва­нию, нуж­ны силь­ные дока­за­тель­ства, кото­рых у нас нет. Зна­чит, нам нуж­ны неза­ви­си­мые инстру­мен­ты, что­бы про­ве­рить рабо­ту интер­нет-кор­по­ра­ций». Катар­жи­на Шиме­ле­вич

Доступ к данным

О том, что поли­ти­че­ская рекла­ма в соци­аль­ных сетях долж­на быть про­зрач­ной, гово­рил на Personal Democracy Forum и Мар­тин Тисне, управ­ля­ю­щий дирек­тор Luminate. «Мы хотим знать, на каких имен­но поль­зо­ва­те­лей наце­ле­ны объ­яв­ле­ния. И отку­да берут­ся день­ги на про­дви­же­ние поли­ти­че­ской рекла­мы: назва­ние ком­па­нии, кото­рая за нее запла­ти­ла, и имя вла­дель­ца. Если ком­па­ния, кото­рая дала день­ги на поли­ти­че­скую рекла­му, рас­по­ло­же­на в офшо­ре, мы хотим пони­мать, кто на самом деле за ней сто­ит», – объ­яс­нил экс­перт.

Мар­тин Тисне уве­рен, что обще­ству еще пред­сто­ит най­ти баланс меж­ду про­зрач­но­стью и кон­фи­ден­ци­аль­но­стью в Интер­не­те.

Но в сво­ем выступ­ле­нии он напом­нил, что даже самые луч­шие стрем­ле­ния и побуж­де­ния при­во­дят к непред­ви­ден­ным послед­стви­ям. Мар­тин Тисне про­во­дил иссле­до­ва­ние анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ки на Бал­ка­нах. Он выяс­нил, что огром­ные сред­ства и уси­лия были вло­же­ны, в первую оче­редь, в инфор­ма­ци­он­ную кам­па­нию. СМИ рас­ска­зы­ва­ли людям о том, что кор­руп­ция – это пло­хо. Повсю­ду висе­ли анти­кор­руп­ци­он­ные реклам­ные пла­ка­ты. Но при этом не были пред­при­ня­ты соот­вет­ству­ю­щие госу­дар­ствен­ные рефор­мы. Напри­мер, не были вне­се­ны изме­не­ния в судеб­ную систе­му или систе­му госу­дар­ствен­ных заку­пок.

Еще по теме: Оль­га Сори­на: какие чув­ства вызы­ва­ет ваш текст?

Огром­ные день­ги были потра­че­ны на то, что­бы рас­ска­зать людям о про­бле­ме кор­руп­ции, но при этом они не виде­ли реаль­ных дей­ствий. И в ито­ге резуль­та­том всех инфор­ма­ци­он­ных уси­лий ста­ло сни­же­ние дове­рия к госу­дар­ству. Вырос­ли ожи­да­ния людей, что про­бле­ма кор­руп­ции будет реше­на, а реаль­ная ситу­а­ция не силь­но изме­ни­лась. 

Мар­тин Тисне счи­та­ет, что это оче­вид­ный урок, кото­рый лег­ко забы­ва­ет­ся. Обще­ство не при­ни­ма­ет во вни­ма­ние непред­ви­ден­ные послед­ствия, когда речь захо­дит о тех­но­ло­ги­ях, дан­ных и искус­ствен­ном интел­лек­те. Спо­соб­ность соци­аль­ных медиа вовле­кать людей созда­ет пре­це­ден­ты для рас­про­стра­не­ния дез­ин­фор­ма­ции. Экс­перт счи­та­ет, что попу­ляр­ность в соци­аль­ных сетях кон­вер­ти­ру­ет­ся в без­услов­ное дове­рие – у вас мно­го под­пис­чи­ков, зна­чит, вы точ­но гово­ри­те прав­ду.

И люди ста­ли поль­зо­вать­ся этим дове­ри­ем в сво­их целях. Откры­тый доступ к инфор­ма­ции при­вел так­же к рас­про­стра­не­нию нена­ви­сти, про­дви­же­нию тер­ро­ри­сти­че­ских идей. Все миро­вое сооб­ще­ство столк­ну­лось с этим недав­но на тра­ги­че­ском при­ме­ре Новой Зелан­дии, когда стре­лок вел пря­мую транс­ля­цию убийств. «Мож­но ска­зать, что это оче­вид­ная мысль. Но заду­мы­ва­лись ли мы об этих непред­ви­ден­ных послед­стви­ях рань­ше? Все это мы пони­ма­ем уже сей­час, в 2019 году. И это вызов для обще­ства и интер­нет-кор­по­ра­ций», – уве­рен Мар­тин Тисне.

Так­же экс­перт напом­нил, что соци­аль­ные сети стре­мят­ся к моне­ти­за­ции. Зара­ба­ты­ва­ют они на тар­ге­ти­ро­ван­ной рекла­ме, предо­став­ляя брен­дам доступ к дан­ным. Эта же инфор­ма­ция исполь­зу­ет­ся для поли­ти­че­ских сооб­ще­ний. Экс­перт счи­та­ет, что непро­зрач­ность тар­ге­тин­га в дан­ном слу­чае вре­дит демо­кра­тии. Поэто­му поль­зо­ва­те­ли долж­ны полу­чить доступ к алго­рит­мам при­ня­тия реше­ний соци­аль­ны­ми сетя­ми. Но при этом важ­но пом­нить про непред­ви­ден­ные послед­ствия. И соблю­сти баланс меж­ду кон­фи­ден­ци­аль­но­стью и соци­аль­ной ответ­ствен­но­стью.

«Я думаю, наша ошиб­ка в том, что мы видим мно­гое в чер­но-белом цве­те. Кто-то аги­ти­ру­ет за пол­ную про­зрач­ность дан­ных в обще­ствен­ных инте­ре­сах. Биз­нес же при­кры­ва­ет­ся ком­мер­че­ской кон­фи­ден­ци­аль­но­стью и не готов к рас­кры­тию алго­рит­мов. И един­ствен­ный выход – вести диа­лог. И вме­сте думать о том, как пра­виль­но вза­и­мо­дей­ство­вать обще­ству и кор­по­ра­ци­ям». Мар­тин Тисне